Цитаты про компьютеры

— Уверен, что не опасно так втыкать в монитор?

— У меня кровоточат глаза?

— Нет.

— Я захлебываюсь своей слюной?

— Нет.

— Со мной все будет хорошо.
Люди — всё равно что компьютеры, только их нельзя взломать. Каждый из нас — загадка, которую невозможно разгадать.
— У вас есть компьютер, доктор?

— Есть. Я полностью зависим от него.

— Правда? Я еще не дошел до этого. Я не чувствую пока, что меня затянуло в монитор. У меня есть друг, который постоянно досаждает меня. Ну, у меня есть компьютер, я его использую, чтобы писать. И это все, только чтобы писать. Этот парень постоянно достает меня: «Ты должен воспользоваться интернетом. Чувак, нужно войти в интернет, ты должен войти в интернет, ты должен пойти обратиться в будущее, должен войти в сеть». Этот чувак проводит восемь часов в день, играя в компьютерные игры с парнем из Франции. И всегда говорит мне: «Знаешь что, компьютер — это инструмент». Да нет же! Это игрушка! Это ты инструмент! Он использует тебя, чтобы добраться до меня. Я наконец говорю: «Хватит, хватит, я хочу войти в сеть, хочу выйти в глобальный чат, я хочу разговаривать с людьми по всему миру». Мы вошли в его компьютер, включили в монитор, я сижу, приготовился к общению, смотрю на экран, жду, пока он закончит передачу, и вот: «Вы любите собак?».
Если компьютер сможет превзойти в шахматах лучшего из лучших, это будет означать, что ЭВМ в состоянии сочинять самую лучшую музыку, писать самые лучшие книги. Не могу в это поверить. Если будет создан компьютер с рейтингом 2800, то есть равным моему, я сам сочту своим долгом вызвать его на матч, чтобы защитить человеческую расу.
Телевизор отупляет и убивает много времени. Выключите его, и вы сохраните несколько клеток вашего мозга. Однако будьте осторожны — отупеть можно и за компьютером Apple.
Когда, в 1990-м, компьютер рассчитал вариант на 76 ходов до мата, я не поверил — но он оказался прав! На мгновение я увидел Бога.
В краю бетона и стекла за стенами высокими,

Где на луну в унисон воют системные блоки...
У мира сейчас две проблемы, которые привели его на край пропасти: слишком сильная зависимость от компьютеров и дырявая экономика, помноженная на жадность мировых банкиров. Достаточно чуть-чуть подтолкнуть его, и он полетит вниз вместе со всеми нами.
Мир стал слишком зависим от компьютеров, в этом его сила, но в этом и слабость.
Раньше я считал, что шахматы — это занятие для творческих людей с высоко развитым чувством прекрасного. Это заблуждение. Современные компьютеры легко расправляются с человеком, и у них нет горящих глаз и одухотворённого лица. Лишь: он туда, я — сюда, он туда, я — сюда.
— Ты знаешь, мы могли бы видеть друг друга, если бы ты включила компьютер.

— Я не собираюсь подходить к той чертовой штуковине. Я заражусь компьютерным вирусом!

— Ты не можешь заразиться компьютерным вирусом.

— О, так ты теперь и астронавт, и врач?
Умные заправские хакеры для взлома компьютеров не пользуются ни догадками, ни алгоритмами, ни логарифмами, ни словарями, ни, боже упаси, компьютерными программами для разгадывания кроссвордов. Умные заправские хакеры поступают по-другому: они просто вынуждают кого-нибудь сказать им пароль.
Электронный мозг будет думать за нас точно так же, как электрический стул за нас умирает.
У плагиатора две музы: одну зовут Copy, другую — Paste.
Мне кажется, компьютерные вирусы стоит рассматривать, как форму жизни. Это многое говорит о природе человека: единственная форма жизни, которую мы создали к настоящему моменту, несёт только разрушения. Мы создаём жизнь по образу и подобию своему.
Люди — это животные со способностью к творчеству, и они придумывают новые хитрые способы использования орудий труда, о которых и не подозревал изобретатель.
Компьютеры — превосходные слуги, но я не хочу служить под их началом.
После смерти родителей у меня был период, когда гораздо комфортнее я себя чувствовала за компьютером, чем рядом с людьми. Понимаешь, компьютер не может удивить тебя, или ранить, или умереть, не попрощавшись.
Я не хочу выходить из виртуальности. Не желаю появляться в человеческом мире. Здесь плохо. Здесь грязно и неуютно.
…Иногда так хочется забыть о жестяном ящике, набитом микросхемами, не открывать волшебные ворота в огромный и пленительный мир. Побыть в обычной комнате, где отстают у потолка обои, где скрипит рассохшийся паркет, тянет холодком из форточки… где женщина, которую любишь, напевает на кухне, готовя завтрак для тебя, лоботряса...
Computers aren't the thing. They're the thing that gets us to the thing.

Компьютеры — это не просто вещь. Они приведут нас к чему-то большему.
Лесли, я вбил твои симптомы в строчку наверху, и тут говорится, что у тебя, возможно, проблемы с подключением.
— Теперь у нее навсегда пропадет охота к новым приключениям. Теперь она не выйдет из комнаты, будет играть за компьютером.

— Я хакер!

— Ты зануда.
Компьютеры бесполезны. Они могут только давать ответы.
— Как вам машина? Я тут случайно всё стёр...

— Но это просто восстановить. Это как пишущая машинка с памятью!

— Это как раз и пугает. Одна память и никаких воспоминаний...
— Требуется секретарь. Знания компьютера.

— А у вас есть знания компьютера?

— Минимальные.

— Ворд, эксель?

— Косынка, сапер.
— Я назначу Вас в техподдержку, потому что ты написала в резюме, что у тебя большой опыт работы с компьютерами.

— Я написала в своем резюме, да. У меня большой опыт по работе со всеми этими... эээ... компьютерными штуками... ну, Вы знаете... e-mail... посылать e-mail, принимать e-mail, удалять e-mail... эм... я могу долго продолжать...

— Продолжайте.

— Web, использовать мышь, мышки, использовать мышку, щелчок, двойной щелчок, экран компьютера, ну, само собой, клавиатура и... штука, которую ставят на пол...

— Жесткий диск.

— Точно!
... звонок телефона...

— Алло, техподдержка. Вы пробовали выключить и снова включить?
Учение Резника возникло из его наблюдений за эволюциями случайного кода, после того как он пришел к выводу, что все мы живем в симуляции. Конечно, нового в этом мало. Еще в начале века – когда только появились компьютерыбыло модным говорить, что мы существуем в виртуальной реальности. Чтобы не ходить далеко, вспомним хотя бы знаменитого технологического визионера Илона Маска. Или актера и гей-икону Киану Ривза – особенно того периода, когда он еще не мочил из двух стволов русскую мафию (зигмунд, молчать), а подрабатывал Буддой. «Пацаны, мы в Матрице!!!» Кто в молодости не шептал этих слов? Только тот, у кого нет ни ума, ни сердца.

Но Резник первым внятно объяснил, что это значит. Дело не в том, что есть какой-то уровень реальности, куда мы выпадаем, когда симуляция кончается. Нет никакого «окончательного» материального слоя, который «реальнее» повседневности – и относится к нашему обыденному миру как дождливая улица за окном к эротической галлюцинации в наших огментах. Вернее, такое, конечно, возможно – но любой подобный слой «более реальной реальности» точно так же может осознать себя как симуляцию, и мы попадем прямо в дурную бесконечность. По Резнику, «симуляция» означает несколько другое. Он объясняет через это понятие сам механизм функционирования Вселенной. Все одушевленное и неодушевленное (Резник не признавал между ними разницы) есть просто разные последовательности развернутого в Мировом Уме «вселенского кода» – как бы растущее во все стороны дерево космического RCP. Вселенский код проявляется и как происходящее в уме, и как «материя».
Я не люблю машины. Я ненавижу Интернет, ненавижу компьютеры. Они мешают нам жить, они отбирают наше время. Люди слишком много работают за компьютерами, они слишком много болтают, вместо того чтобы слушать и слышать друг друга.
Друзья меня тащат к воде на пикник -

Никто не поймет, почему я вдруг сник.

Мне даже не нужно большого предлога

Плюнуть на все и вернуться в берлогу -

Туда, где мерцает синий экран

Протекает фенолом старенький кран

Я включаю свой комп — и не вижу проблем

Меня окружает электронный Эдем…
— Ты не знаешь средства от компьютерной зависимости?

— Стакан воды... вылитый в вентеляционное отверстие компьютера.
— Вы только посмотрите на это железо: память 24 мегабайта, жесткий диск 2 гигабайта, встроенный скоростной модем, cd-rom, инфракрасный порт.

— Здорово, а что ты на нем будешь делать?

— Что-что — в игры играть!
Мы сделали кнопочки на экране такими хорошенькими, что вам захочется их лизнуть.
Компьютерная индустрия — единственная отрасль, которая движима модой в большей степени, чем индустрия женской моды.
Один из важнейших уроков, преподанных компьютерной индустрии, заключается в том, что для пользователя ценность компьютера определяется преимущественно качеством и многообразием существующих программ. Мы все, занятые в этой индустрии, усвоили этот урок; кто-то учился на чужих ошибках, а кто-то — на своих.
Альпинист защищает крутизну и сложность подъема. Компьютерный энтузиаст защищает непрозрачность и затрудненность взаимодействия с программным обеспечением.
Компьютер – область свободы. Свободы от цензуры, но порой – увы – и от грамматических правил. ... Никогда прежде перед нашими глазами не проходило такое количество безграмотных текстов. Ошибки, существовавшие раньше лишь в частной переписке, стали теперь общедоступны. Они усваиваются и – тиражируются.
Конечно, у нас на студии есть и компьютерный отдел. Но я всегда говорю им: «Старайтесь работать неаккуратно, не стремитесь к идеальным линиям. Мы ведь здесь создаём тайну, а тайна никогда не бывает идеальной».
А спонсор нашего выступления — Windows для атеистов. Windows для атеистов – никаких иконок.