Цитаты Станниса Баратеона

— На настоящей войне в девяти случаях из десяти побеждает тот, чьи силы больше.

— Значит, мы — десятый случай.
– Может, ты хоть раз попытаешься дать ответ, который меня устроит, лорд Сноу? – проворчал король.

– Я надеялся, что правда вас устроит куда больше, сир.
— Если уж Джоффри суждено умереть, то что такое жизнь одного бастарда по сравнению с королевством?

— Жизнь — это все, — тихо ответил Давос.
— Что значит жизнь одного бастарда по сравнению с целым королевством?

— Всё.
— Мама считает, что мне не следовало сюда приезжать.

— Почему ты так думаешь?

— Она сказала: «Тебе не следовало сюда приезжать».
— Ты стыдишься меня, отец?

— Когда ты была младенцем, в Драконий Камень заехал торговец из Дорна. Товар у него был неважный, кроме одной деревянной куклы. Он даже сшил для нее платьице в цветах нашего дома. Без сомнения, он прослышал о твоем рождении и посчитал, что молодой отец — легкая добыча.

Как сейчас помню твою улыбку, когда я положил куклу в колыбель. Как ты прижала ее к щеке. Было уже слишком поздно, когда мы сожгли эту куклу. Мне сказали, что ты умрешь. Или, того хуже, серая хворь не будет спешить. Позволит тебе подрасти и познать мир, а потом разом его у тебя отберет. Все советовали отослать тебя в руины Валирии доживать свой короткий век с каменными людьми, пока хворь не расползлась по замку. А я послал их всех в пекло. Я созвал всех мейстеров страны. Каждого целителя, каждого лекаря. Они остановили болезнь и спасли твою жизнь. Ты не заслуживала того, чтобы оказаться на краю света среди прóклятых каменных людей. Ты принцесса Ширен из дома Баратеонов... И ты моя дочь.
— Чем объяснили лорды свой отказ?

— Это все делали по-разному — кто деликатно, кто напрямик, кто извинялся, кто обещал, кто попросту врал. Да что такое слова, в конце концов?
— Железный Трон мой. По праву. И всякий, кто это отрицает — мой враг.

— Это отрицают вся страна от Дорна до Стены. Старики отрицают это перед смертью, а нерожденные младенцы — в чревах матерей.
Хороший поступок не может смыть дурного, как и дурной не может замарать хороший.
Жертва не бывает лёгкой, Давос, — иначе это не жертва.