Цитаты про кукол

Куклы... они ведь пустые. У них пустые и тело и душа. А пустота сближает их со смертью. Ибо все пустое в природе жаждет наполнения.
Куклы – это пустота. Их тела и сердца – полная пустота, вакуум. Эта пустота похожа на смерть.
Я просто хочу быть рядом с тобой. Я как маленькая глупая кукла. А ты все время выбиваешь мне зубы своими словами, своим тоном. И иногда мне хочется, чтобы ты умерла...
— Посмотрите на них: мать и дочь — они сами словно куклы. Возможно, между людьми и куклами не так много различий.

— Ведь человек создаёт куклы по своему подобию. И, если Бог действительно существует, мы все, наверное, просто игрушки для него.
По жизни играю, я все секреты ваши знаю,

Вы в зале сидите, и ваши нервы, словно нити,

Надёжно пришиты к пальцам моим.
Когда тебя кто-то держит в объятьях, ты похож на сломанную куклу! Это ужасно некрасиво!
Ты как кукла: маленькая, беспомощная, в которую можно смело играть. А самое главное — пустая.
— Я же кукла, у которой нет сердца, поэтому испугаться не могу, вот я и не потрясена. Я кукла по имени Итимацу Кохина, кукла, кукла, кукла, кукла.

— Она не выражает эмоции!

— Куклам все равно, когда на них кто-то странно смотрит.

— У нее сильная психика.

— Я живая кукла, рожденная благодаря достижениям биотехнологий. Я не чувствую усталости, гнева или радости. Куклы всегда дружелюбны.

— У тебя нет друзей, так?

— Как ты это понял? Но даже когда нет друзей, куклы не расстраиваются.
Иногда чувствую себя марионеткой, которую кто-то дёргает за ниточки. Присмотревшись, понимаю, что кукловод и кукла – одно и то же лицо.
Куклы глупы, молчаливы... и скучны. Но вы не такая, вы только притворяетесь. Вот ведь забавно... Вы, живая девочка, можете притворяться куклой, а кукла никогда не сможет долго притворяться живой девочкой. Какая несправедливость!
Я бы хотела поиграть в куклы. Кукла двигается так, как тебе того захочется... Говорит то, что хочется тебе... А если она сломается, ты просто ее выбросишь!
— Ты убил нашу жертву и спрятал орудие убийства в кукле.

— Это не орудие убийства. Это 380-тый, а жертву убили из 9-ти миллиметрового.

— Значит, другой пистолет он спрятал в другом месте. Вперед, осмотр простат всем куклам.
Я – куколка Барби в мире Барби,

Пластиковая жизнь – это здорово!

Можешь причесать мои волосы,

Можешь раздеть меня, где угодно.

Воображение… Жизнь – это то, какой ты её создашь.

I'm a barbie girl, in a barbie world

Life in plastic, it's fantastic!

You can brush my hair,

Undress me everywhere

Imagination, life is your creation.
До этой ночи у меня не было чувств. Я была как деревянная кукла без крови, но в ту ночь я почувствовала движение крови в себе.
Угрозы, насмешки,

Короны примеряют пешки,

На лицах отметки,

Что все они марионетки.
— Мне так кажется, что ты принимаешь меня за очередную куклу со стразами, что ж, думай, как тебе угодно.

— А ты не кукла? Или кукла, но без страз?

— Я плюшевый мишка.

— У плюшевых мишек есть привычка рваться.
I wish

I could just

Turn you on

Put a battery in

And make you talk

Even pull

A string for you

To say anything

Я так

Хочу

Завести тебя,

Вставить батарейку

И заставить говорить,

Я бы даже

Дёргала за верёвочки,

Чтобы ты заговорил со мной
Девочки вообще не слишком сильные; тело у них хрупкое и ломкое, как у куклы; твое тело и есть тело куклы; твое тело для других — чтобы любовались им, нянчились; твоим телом пользовались другие, не ты; твое тело было точно соблазнительный плод, в который хотелось вонзить зубы и наслаждаться его вкусом; твое тело — для других, не для тебя.
... Возьмем куклу, например. Хоть булавкой её коли, хоть башку откручивай напрочь – молчать будет, как убитая. А человек почему-то на ее месте обязательно заорет, как будто его режут, стоит только чуть посильней булавкой кольнуть, если без очереди на укол влез, бессовестный. Но вот до какой степени он терпеть может, это науке, к сожалению, пока не известно, не установлено.
Я всегда клала с собой куклу: каждое человеческое существо должно что-нибудь любить, и, за неимением более достойных предметов для этого чувства, я находила радость в привязанности к облезлой, дешёвой кукле, скорее похожей на маленькое огородное пугало. Теперь мне уже непонятна та нелепая нежность, которую я питала к этой игрушке, видя в ней чуть ли не живое существо, способное на человеческие чувства. Я не могла уснуть, не завернув её в широкие складки моей ночной сорочки; и когда она лежала рядом со мной, в тепле и под моей защитой, я была почти счастлива, считая, что должна быть счастлива и она.
После спектакля кукловоды уходят, а сломанные куклы выкидываются.
Ты ищешь человека, который был бы с тобой, потому что ты одинок. И ты ставишь на нем ярлык — это твой «возлюбленный». Ты хочешь, чтобы все принадлежало только тебе, и ты меняешь своего «любимого» так как тебе хочется... прям как куклу.

Это самое эгоистичное, что может быть в человеке.
Вместо мозгов — стразы, вместо блеска в глазах — намазанные жиром губища, вместо лица — неудачная карикатура, вместо роскошных волос — залакированные слипшиеся пряди, вместо кожи — коричневая пленка, вместо естественной красоты — модный гламур, вместо девушки — куколка.
Сидишь посреди этой немоты и думаешь: «Господи! да куда же настоящие-то люди попрятались?» Взглянешь кругом: все-то куклы! везде-то куклы! не есть конца этим куклам!
Куклы много чего умеют, только мы об этом не догадываемся. Я это твердо знаю. Может быть, Эмили и правда умеет читать, говорить и ходить, но делает это только тогда, когда в комнате никого нет. Это ее тайна. Ведь если бы люди узнали, что куклы многое умеют, они бы заставили их работать. Может быть, поэтому куклы и дали друг другу клятву хранить тайну. Если вы останетесь в комнате, Эмили будет просто сидеть с широко открытыми глазами. Однако если вы уйдете, она станет читать или, может, смотреть в окошко. Но только услышит, что кто-то возвращается, тотчас прибежит, прыгнет в свое креслице и сделает вид, что так там и сидела все время.
Я не люблю кукол. Все то, что выглядит, как человек; думает, как человек; чувствует, как человек и мстит, как человек.
People are like dolls. Interesting to play when they are new.

Люди — как куклы. Интересны, пока новые.
Чем человек отличается от куклы? Когда игра заканчивается, его, точно куклу, убирают в коробку.
Дед Фелиции рассказывал внучке, что кукла не принадлежит к миру живых, но и к миру мертвых – тоже. Промежуток, грань, обоюдоострый нож. Поэтому кукле разрешено делать то, что запретно и для людей, и для вещей. Выходить за пределы ограничений, положенных материи. Объединять возможное с невозможным. Каким образом? – зависит от мастерства кукольника.