Цитаты Доктора Криса Тёрка

— Мне каждую ночь снится один и тот же кошмар, что я умираю и оставляю своих друзей и семью. Ну я ж диабетик, так что, скорей всего я умру раньше него.

— Я тоже на это надеюсь.

— Старик!...

— Я из тебя чучелко сделаю.

— Карла сказала «нет».

— А я и из неё чучелко сделаю.

— Обещаешь?

— Но её я буду держать в чулане.

— Только ей не говори.

— А ей не обязательно знать...
Господь знает, сколько испытал мой народ и поэтому обеспечил всех чёрных запасом пожизненной крутизны!

God knew my people would go through some struggles, so He gave us a lifetime supply of cool to compensate.
— А ты помнишь, где мы хотим встретиться на небесах?

— Конечно, помню, у барной стойки на лесбийском облачке!
— Свободные вечера мы проводим как все женатые пары.

— Поспорили, погрызлись, помирились, потрахались?
Это анальгетики, а не анальные гетики. Таблетки надо принимать через рот.
Мужская любовь и не надо скрывать,

Что вам по небу приятно летать

С каким-нибудь хорошим мужиком,

Я разделю с тобой все невзгоды и боль,

Я поделюсь с тобой счастьем, поделюсь им с тобой,

Мужская любовь настоящих мужиков!
— Ну вот зачем ты это сделала? Я просто хотел позаниматься сексом с шикарной медсестрой, но влюбился!

— Милый, так бывает...
Если ты найдёшь кого-то, с кем будешь счастлив просто держась за руки, всё остальное будет уже не важно.
— Тебе уже тридцать лет, а ты ещё не сделал ничего из нашего списка «что мужчина должен сделать до тридцати лет», ты даже не спал голым в гамаке!

— Ну... я боюсь стрекоз!
Я впервые зашивал пациента. Впервые! Человеческое тело омерзительно! Но не ваше конкретно, ваше как раз клёвое...
— Хочешь, я тебя угощу обедом?

— Я богат, я сам тебя угощу, и даже куплю тебе золотые зубы, чтобы его пережевать!
— Я не понял, что она здесь всё время тусуется?

— Старик, ну дай ей привыкнуть.

— Ааа... Ты хочешь её завалить?

— Нет, она просто друг.

— Ну да, конечно.

— Мне кажется, можно ведь общаться с девушкой и не думать каждую секунду о сексе? да?

— Я сейчас не понял, что ты сказал?
— Спасибо тебе, СШМ.

— Что такое СШМ?

— Супер Шоколадный Мишка.

— Мне нравится.

— А я и не сомневался.
Я тебя люблю. Ты бесишь меня больше, чем это вообще возможно в принципе, но я хочу прожить с тобой каждую эту раздражающую минуту.
— Я бы хотела, чтобы операцию мне делали под гипнозом.

— А я бы хотел переспать с Бейонсе Ноуз, а не со своей женой, но этого тоже не будет.
— Так, ладно, меня ждет грыжа.

— Как зовут пациента?

— Его зовут пациент с грыжей, но мы так близки, что я зову его просто грыжа.
— Как часто вы занимаетесь сексом?

— Сегодня два раза.

— Вообще-то трижды... Последний раз ты спал.

— Так это было на самом деле? А я-то подумал, странно, ты мне снишься в эротическом сне.

— Я не разрешаю ему видеть меня в эротических снах. Там все слишком странно.

— Цирк Дю Солей отдыхает. Однажды она приснилась мне без кожи...
— Ты мне только что в эротическом сне снилась.

— Серьезно? Я там была девочкой?

— Да, девочкой! Сделай одолжение, не говори об этом Карле, а то она начнет ревновать, злится.

— Но мы не сделали ничего такого, чтобы ей ревновать.

— Еще как сделали!
— Слышал? Она назвала тебя доктор Дёрг.

— Подумаешь, ты ещё не слышал, как зовут доктора Калупу.
— Господи, я усомнился в тебе всего на секунду, чего ты не меня дуешься?

— Потому что ты в меня не верил.

— Я верю в тебя, милый.

— Ты моя жена, это не считается.
— Последний раз я так лез из кожи вон, чтобы с кем-то подружиться, когда знакомился с мамой Карлы.

— Я думал, её мать тебя ненавидит.

— Да, но она умерла, так что я, вроде как, выиграл.
Милая! Ты должна понять. Мужчина готов переспать с любой симпатичной женщиной, что бы он к ней не чувствовал. Если бы Тайра Бэнкс переехала мою маму на машине и потом предложила заняться с ней сексом, то я бы вызывал скорую уже голым.
— Боже, он такой печальный...

— Мне хочется его обнять как большого голубого ребенка.

— Невероятно! Всего час назад вы его ненавидели!

— Час назад он не был нашим новым голубым другом.
Хочу предупредить: мне уже случалось убивать... Правда, это было во время операции. Но чтобы надрать задницу, мне не нужна анестезия.
— Знаешь, не надо было спасать меня от мужа миссис Крокет, я бы и сам справился.

— Как? Стуча об его кулаки лицом снова и снова?

— вот ты шутишь, а я так попробовал в колледже с Полом Эдвардсом, и кто победил? Он сломал две костяшки, а я одну скулу. Счет 2:1 в мою пользу!
— Ты единственный мужик, что побывал во мне...

— Так, стоп, не в том смысле… Я ему аппендицит вырезал.
— Так, короче, убиваем космических гоблинов.

— А зачем мы их убиваем?

— Потому что нам надо убивать космических гоблинов.

— Да, но я их убиваю потому что я их ненавижу или потому что не разделяю их ценности?

— Да плевать!
— Три правила: не говорить, когда я говорю; не произносить фразу «пора насладиться Миллером» и никакого запаха одеколона в операционной. У вас есть минута на вопросы и комментарии, а потом — больше никаких вопросов и комментариев. Ну что?

— А у меня аллергия на моллюсков...
— Дорогая, если меня уволят, тебе придется ужать расходы.

— Я живу в крохотной квартирке с мужем, его другом и чучелом собаки, куда ещё ужиматься?
— Посмотри, дети играют с хомячком из задницы того мёртвого парня...

— Какая мерзость!
— Я просто хочу, чтоб ты знал, как серьёзно я отношусь к своей работе.

— Ты что — вышил на мне свои инициалы?

— Это сейчас не важно.
— Ну ты-то рад, что мы поговорили?!

— Я сегодня нажрусь бобов в мексиканском ресторане, увидимся в постели, дружочек!
— Самое ужасное, что я сейчас постоянно хочу секса, а мой муж на меня смотреть не может.

— Ну, если тебе так хочется, я могу зажмуриться и каааак тебе вставить!

— Спасибо за самоотверженность…

— Я же люблю тебя.
— Я девственница.

— Вы беременны.

— Чёрт, опять!
Чёрт, что я сделал не так? Преподнес ей подарок на день рождения моей прошлой подружки? Назвал новую медсестру юной Карлой Эспинозой? Или постриг ногти на её диванной подушке. Или я вчера опять не опустил сидение унитаза и она отбила задницу. Боже, как она согласилась выйти за меня замуж?
— Я самый умный и опытный хирург в клинике.

— Да? Вы застряли в автомате.

— ... Я заплатил за шоколадку, я получу шоколадку!
Иногда, когда говоришь, что делаешь что-то для кого-то другого, на самом деле это хочется тебе самому.
— Ребята, мы должны помочь Элиот.

— Она же сказала, что не хочет, чтобы ей помогали.

— А если бы Джей-Ди тонул и сказал бы тебе, что не хочет, чтобы ты его спасал, ты что, не спас бы?

— Ну это от многого зависит. Может, в бассейне симпатичные цыпочки, и он хочет чтобы одна из них спасла его.

— Допустим, в нем нет женщин.

— В бассейне всегда есть женщины.

— Отлично, он в пруду!

— Я не буду плавать в пруду никогда! Там змей много.

— В нашем бассейне по вторникам мужской день, можно там поплавать.

— Ты бывал там в мужской день? Нет уж, извините.

— Ладно, хорошо! Допустим, тонет Тёрк.

— Ну конечно! Как черный — так значит сразу и плавать не умеет!

— А че он полез туда вообще?

— О боже. Да я лучше пойду играть в прыткие шары, чем буду объяснять очевидное двум идиотам.
— У твоего ребенка хвост.

— Ну говорил же ей не сидеть перед микроволновкой.
Я вот-вот воткну скальпель в живот человеку в полном сознании, но ты права, да, то, что я тебе соврал гораздо важнее!
— Половина из того, что говорят реперы — полный бред! Ну, помнишь, как в песне Снупа и Доктора Дре: «Все без ума от хо-хоз».

— У малообеспеченных афроамериканцев небогатый выбор продуктов, поэтому они обходятся пирожными хо-хоз. Это часть черной культуры! Это просто!

— Вообще-то в песне Снупа и Доктора Дре поётся не «о-хо-хоз», а «лоу-лоуз».

— В чёрной культуре «лоу-лоу» — это лоурайдер или машина с усовершенствованной подвеской, которая может прыгать верх-вниз [Эллиот и Молли делают движение в такт рукой] Дрэ и Снуп поют о радости управления лоурайдером по чёрному кварталу, мой чернизл братизл [дальше речитатив Эллиот и Молли]: I'm representing... and I still got love for the street!

— Терк, тебя только что опустили две самые белые телки в мире!

— Вы не сможете этого доказать!

— А у меня все записано.
— Мне не очень хотелось пересаживаться в место, которое ты грел двадцать минут, но должен сказать, ты нагрел его там, где надо.

— Угу…

— А как тебе местечко, которое я тебе оставил?

— Такая глубокая вмятина от твоей задницы! Я прямо как будто в камере от шины сижу.
— Представь себе, каково это — иметь ребенка.

— Кокс говорит, все равно, что завести собаку, которая учится говорить.

— Шикарно.
— Ты что, хочешь как остальные сказать: «Нормально, старик, всё будет хорошо»?

— Я твой лучший друг, я скажу тебе то, что ты хочешь услышать.