Цитаты и высказывания из книги Джордж Мартин. Танец с драконами

Не стоит правителю отвергать атрибуты власти, поскольку сама власть в немалой степени проистекает из этих атрибутов.
– Сир Барристан, – позвала она, – я поняла, какое качество больше всего необходимо королю.

– Смелость, ваше величество?

– Нет, – улыбнулась Дени, – железные ягодицы. Я всё время вынуждена сидеть.
— Ты полюбился его величеству.

— Можно сказать и так. Он всего дважды грозил обезглавить меня.
– Может, ты хоть раз попытаешься дать ответ, который меня устроит, лорд Сноу? – проворчал король.

– Я надеялся, что правда вас устроит куда больше, сир.
Предатель расскажет вам всё, что вы захотите услышать, а потом предаст.
Труд будет тяжким и изнурительным, – мог бы он добавить. – Ты будешь спать на камнях, у тебя не останется сил, чтобы жаловаться и плести заговоры, и когда ты забудешь, что значит жить в тепле, быть может, ты вспомнишь, что значит быть человеком.
Люди любят жаловаться на своих жён и хозяев. Те, у кого нет жены, вдвое сильнее клянут своих господ.
Мы свергли их богов, покромсали на куски и заставили сжечь, но взамен дали им луковый суп. Разве может какой-то бог сравниться с миской доброго лукового супа? Я бы ни за что не устоял.
Лорд может любить своих подчиненных, – словно наяву услышал он голос отца, – но не может быть им другом. Однажды ему придется вынести им приговор или отправить на смерть.
Не давай ему свести тебя с ума. Пусть он отрежет тебе пальцы на руках и ногах, вырвет глаза, отрежет уши, но лишить тебя разума он не сможет, если не поддашься.
– Ты никогда не сможешь ходить, Бран, – пообещали его бледные губы, – но ты полетишь.
– Может я и молода, но не настолько глупа, чтобы выходить замуж за человека, предпочитающего моей груди блюдо с фруктами. Я заметила, что ты смотрел на танцоров, а не на девушек.

– Как и ваше величество, полагаю. Видишь, мы похожи.
– Железнорожденные не сдаются, – произнес третий голос.

– Скажи это моему отцу. Лорд Бейлон преклонил колено, когда Роберт проломил его стену. Иначе бы он погиб. Так же как и вы, если не сдадитесь.
Пока твои драконы были малы, они были чудом. Выросшие – они смерть и разрушение, огненный меч, занесённый над миром.
– Почему ради вас Дети Гарпии решат отложить свои ножи? Вы один из них?

– Нет.

– А признались бы мне, будь это так?

– Нет.
Вы сражаетесь с тенями, когда следует сражаться с теми, кто их отбрасывает.
Вот что случается, когда человек доживает до таких прелонных лет, как Пицель: все, что ты видишь или слышишь, напоминает о том, что видел или слышал, когда был молодым.
– Эурон боится прослыть братоубийцей.

– Никогда не говори такого при моем дяде. Скажешь, что Вороний Глаз боится убить родича, и он прикончит одного из своих собственных сыновей только для того, чтобы доказать, что ты не прав.
– Кто построит эти корабли, моя королева? Где ваша милость найдет подданных для её королевства, если даже северяне позволят тебе владеть им? Или ты собираешься править царством тюленей и выдр?

Она печально засмеялась.

– Выдрами было бы проще управлять, чем людьми, это уж точно. А тюлени умнее.
Владыка Света создал нас разными в своей мудрости, мужчинами и женщинами, двумя половинами великого целого. В нашем соединении и есть сила. Сила давать жизнь. Сила создавать свет. Сила отбрасывать тени.
Каждый человек, ступающий по земле, отбрасывает тень в этот мир. Кто-то – короткую и слабую, а кто-то – длинную и тёмную.
– Далла как-то сказала мне одну вещь. Сестра Вель, жены Манса Налётчика. Она говорила, что волшебство – это меч без рукояти. Нельзя взять его, не поранившись.

– Мудрая женщина, – Мелисандра поднялась, её красные одежды трепетали на ветру. – Меч без рукояти всё равно остается мечом, а меч – отличное оружие против врагов.
– Сможем ли мы воевать? – спросила она его.

– Люди всегда могут воевать, ваше величество. Лучше спросите, сможем ли мы победить.
– Он никого не боится, м’лорд.

– А стоило бы. Страх, вот что сохраняет тебе жизнь в этом мире предательства и обмана.
Если за убийство родичей проклинают, что тогда делать отцу, когда один его сын убивает другого?
Прошлое остаётся прошлым. Мы можем извлекать из него уроки, но не можем его изменить.
Железнорожденные тоже пируют перед битвой. Ощутить вкус жизни в последний раз, когда смерть уже на пороге.
Благодарю вас, лорд Сноу. За полуслепую лошадь, солёную треску и воздух свободы. За надежду.
– Я слышал, как вы ему пели.

– Я напевала для себя. Я же не виновата, если он слушал.
Воздух уже так холоден, что больно дышать. Я бы перестал, но будет ещё больнее.
С возрастом ничего не меняется, – подумала она. – Младший брат может дожить до ста лет, но всегда будет младшим братом.
Все люди смертны. Но мы только орудия смерти, а не её воплощения. Лишив жизни певца, ты взяла на себя функцию Бога. Мы убиваем людей, но не смеем судить их. Понимаешь?
Если боги милостивы, она забудет о том, что она Старк. Выйдет замуж за какого-нибудь дородного кузнеца или толстолицего хозяина гостиницы, заполнит его дом детьми и сможет жить, не боясь, что однажды заявится какой-нибудь рыцарь и разобьет их головы о стену.