Цитаты про романы

— Знаешь, о чем тебе надо написать?

— Нет. О чем?

— О человеке, который гуляет по Парижу и внезапно видит смерть. Он сразу же уезжает на юг, чтобы не встретиться с ней. Он думает, его время еще не пришло.

— А дальше?

— Он едет всю ночь, гонит машину. Утром приезжает к морю. Он выходит из машины и умирает. Именно в тот момент, когда он решил, что смерть потеряла его след.
Их роман был неправдоподобным. Он был деревенским парнем, она была из большого города. Весь мир был у её ног, а у него не было за душой ничего.
— Может мне завести роман?

— С кем?

— С тобой.
Летние романы заканчиваются по разным причинам. Столько говорится и делается, но исход всегда один. Они как падающая звезда — захватывающее мгновение вспышки небес, мимолётный проблеск вечности только вспыхнула и её уже нет.
— Пациент завела романтические отношения с мужчиной по имени Серджио... Серджио?

— Он идеальный мужчина: не стягивает одеяло и ходит в лоток.
Если у нас будет роман, ты не должен смотреть на меня днём. И мы всегда расстаёмся перед рассветом. И никогда не признаёмся в любви. Таковы правила.
Курортные романы заканчиваются в аэропорту, а не у алтаря.
Прошлые романы легко забывают только те, у кого потом все сложилось счастливо.
Это как «всё включено». Отдых без курортного романа — выброшенные деньги. Положен в торте крем, значит, он там должен быть.
Отношения, в которые Кристиан хочет меня втянуть, больше похожи на предложение работы: определённые часы, должностные обязанности и довольно суровый порядок разрешения споров. Не так я представляла себе свой первый роман...
— Хотите, я вам опишу всё, как было: первый роман ни к чему не привёл, и за ним последовала долгая пауза. Второй оказался удачнее, но для вас это был роман без любви. На третий раз всё сложилось к общему удовольствию

Он уже не мог прервать этого самоистязания.

— Потом был один длительный роман, который постепенно изжил себя, и тут вы испугались, что у вас ничего не останется для того, кого вы полюбите всерьёз. — Он чувствовал себя почти викторианцем. — После этого пошла мелочь, легкие флирты, и так продолжалось до последнего времени. Ну как, похоже?
Любовь не так уж часто принимает форму романа. Хотя порой, конечно, случается. И это сбивает всех с толку. В смысле, универсальная формула «и так тоже бывает» автоматически подменяется заведомо ошибочной «всегда бывает только так».
— Роман с женщиной по затратам энергии эквивалентен написанию художественного романа.

— Ага, значит, четырехтомник «Войны и мира» равнозначен обладанию четырьмя женщинами, так я понял?
Все равно ничего бы у нас не получилось. Такие романы хороши, если вокруг вечное лето, и мама никогда не приедет, а в кармане всегда есть мелочь на мороженое.
Забытый роман — это очень хорошая вещь. С одной стороны, вы встречаетесь как старые друзья и вам не нужно друг у друга узнавать — как учишься, чем увлекаешься, кто твои мама и папа. С другой стороны, перед вами хорошо забытое старое, а значит, новое. То есть передо мной совершенно новый хорошо забытый человек.
Роман не должен начинаться с излиения чувств. Он должен начинаться с трезвого расчета и кончаться дарственной записью.
— Я не кручу с ним роман, – повторил Алек.

— В самом деле? – переспросил Магнус. – То есть ты просто так ласков со всеми?
Вся суть романтических отношений — в неопределённости.

The very essence of romance is uncertainty.
Все ее романы отличались поразительным единообразием, и по мере того, как она увядала, приобретали значение больше умозрительное, чем реальное. Ее чувства существовали главным образом как повод для разговоров о них.
Случайные романы мешают, как заноза. Хочется выдернуть. А когда человек просто нравится – это прочно, практически навсегда.
Мы странно встретились и странно разойдемся.

Улыбкой, нежностью роман окончим наш.

И если памятью к прошедшему вернемся,

То скажем — это был мираж.

Так иногда в томительной пустыне

Мелькают образы далеких, чудных стран.

Но это призраки, и снова небо сине.

И вдаль бредёт усталый караван.
Вспомни, капитан, жаркий летний наш роман,Страсти ураган бился под тельняшкой.

Вспомни, капитан, как удрал ты в океан,

Уплыла в туман белая фуражка.
Мне всегда становится очень весело при мысли о состоянии нашей морали, когда какой-нибудь сладкоречивый господин говорит мне — или кому-нибудь другому в моем присутствии, — что его поражает, почему герой английских романов всегда неинтересен, слишком добродетелен, неестествен и т. д. Мне постоянно твердят это о Вальтере Скотте живущие здесь англичане, которые питаются Бальзаком и Санд. Ах, мой сладкоречивый друг, каким же блестящим обманщиком считаешь ты себя и каким ослом меня, если надеешься своей наглостью изгладить из моей памяти тот факт, что этот неестественный юноша (если уж порядочность считать неестественной), которого ты встречаешь в книгах, и в чужих и в моих, кажется тебе неестественным из-за твоего собственного нравственного уродства. Он вовсе не должен наделяться — не скажу пороками, которые тебе так импонируют, но даже теми переживаниями, горестями, неудачами и сомнениями, без которых не может сложиться человеческий характер, как хороший, так и дурной!
... А знаешь, что причиняет мне боль больше всего? Осознание того, что я для тебя был всего лишь главой в огромном томе твоей жизни, когда ты для меня — целый роман.
У меня возникла идея для романа. Не надо описывать жизнь людей, надо писать просто о жизни, о самой жизни. О том, что существует между людьми: о пространстве, звуке и цвете. Вот к чему надо прийти.
— Да, я знаю, что я её не получу, и никогда не получал. Но я не хочу, чтобы она досталась ему или тебе.

— Наша любовь навечно!

— У нас с ней был роман!

— Заниматься сексом — это не роман.

— Если делать это часто, то роман!
When one is in love, one always begins by deceiving one’s self, and one always ends by deceiving others.

Влюбленность начинается с того, что человек обманывает себя, а кончается тем, что он обманывает другого. Это и принято называть романом.
Когда обнимаешь меня, мурашки по коже

И от улыбки я улыбаюсь в ответ

За четырнадцать дней я жизнь с тобой прожил

И четырнадцать дней как несколько лет 

Мы то в обнимку, то за руку ходимТы убегаешь и громко хохочешь

Мы стопроцентно друг к другу подходим

Хочешь этого или не хочешь

Иногда обижаешься, губы надуешь

От этого становишься еще красивее

Лепестки на ромашке «Любишь не любишь»

И если «не любишь» я цветов не жалею

Мне бы снова вернуть то чудное лето

Тот август, тебя и четырнадцать дней

И встретить с тобой еще пару рассветов

И провести еще пару ночей.
Когда роман заканчивается, все его перепетии начинают казаться сном.
Возвратясь домой, она побежала в свою комнату, вынула из-за перчатки письмо: оно было не запечатано. Лизавета Ивановна его прочитала. Письмо содержало в себе признание в любви: оно было нежно, почтительно и слово в слово взято из немецкого романа.
Главная-то прелесть и была в мимолетности, в том, что роман не затягивался и не имел последствий.
Все романисты, хорошие или плохие, — герои. Они сражаются в одиночку, они обладают верой святых. Они чаще терпят поражение, нежели побеждают, они не могут рассчитывать на милосердие мира негодяев. Их силы подтачивают (вот почему в большинстве романов можно найти слабые места) житейские проблемы, болезни детей, предательство друзей, измены жен. Они не обращают внимания на раны и продолжают сражаться, открывая в себе все новые источники энергии.
Любовный роман можно элегантно охарактеризовать как плод художества и любви.
— Да я ужасно жалею, — быстро ответила она.

— О чем же ты жалеешь?

— О том, что мой роман кончился.

— Все романы кончаются со свадьбой.

— Зачем ты это мне говоришь? Ты ранил меня в самое сердце своей злой шуткой.

— А ты нагоняешь на меня тоску. Мне кажется, ты ненавидишь меня.

— Не тебя, а твои пороки! Да, я ненавижу их!

— Лучше бы ты постаралась исправить меня.
Есть романы, которые играют роль верного спутника. А другие – роль пощечины. Третьи – роль подруги, которая накидывает вам на плечи теплый плед, когда на вас наваливается осенняя тоска. А некоторые… Некоторые – как розовая сахарная вата: пощекочут несколько секунд ваш мозг и оставляют в нем приятное ощущение пустоты. Словно мимолетное острое любовное приключение.
Головокружительный роман, который, казалось, был готов перейти в крепкий и нерушимый брак. Пышные ухаживания, романтические подарки… Все это рухнуло и погребло ее под обломками. И как теперь выбраться на свет, переломанной и разбитой? Как зажить новой жизнью, как снова стать счастливой?
Что ж, это дивная ночь для лунного танца,

Со звездами в вышине твоих глаз.

Чудесная ночь, чтобы сотворить наш роман,

Под покровом октябрьских небес.

И все листья опадают с деревьев

Под звуки веющих бризов.

И я пытаюсь угодить этим взывающим струнам

Твоего сердца, которые играют так нежно и тихо.

И все волшебство этой ночи, кажется шепотом тишины,

И весь мягкий лунный свет, кажется, сияет в твоем румянце.

Well, it's a marvelous night for a Moondance

With the stars up above in your eyes

A fantabulous night to make romance

'Neath the cover of October skies

And all the leaves on the trees are falling

To the sound of the breezes that blow

And I'm trying to please to the calling

Of your heart-strings that play soft and low

And all the night's magic seems to whisper and hush

And all the soft moonlight seems to shine in your blush.
…каждый знает, когда что-то такое начинается, ты при встрече с ним – или с ней – прямо вспыхиваешь радостью, и сталкивает вас – как разнозаряженные частицы, так вот и несет друг к другу. И вам кажется, что вы ведете себя очень естественно, совсем обычно, но просто вот так обрадовались встрече. Просто радость у вас – и только. А со стороны уже для всех все ясно: у людей намечается роман. Вы думаете, что у вас есть восхитительная, вас одних будоражащая тайна, а все вокруг уже в курсе, можно не сомневаться.