Цитаты про нелюбовь

Если тебе кажется, что тебя все не любят, это потому что ты не любишь всех.
Я вот недавно понял про любимые лица такую штуку. Но я ее понял и понял, что зря я ее понял. Хотя эта штука, ну то, что я понял, это так просто, что я даже не понял, как я раньше этого не понимал. Очень просто. Но я это понял и понял, что я себе этим усложнил жизнь. Но я уже этого не забуду, теперь я с этим буду жить и, извините меня, пожалуйста, сейчас вам скажу то, что я понял.

Я понял то, что те, кто меня любят по-настоящему, не что-то выдуманное, а меня, они любят меня не потому, что я хороший, а потому, что они прекрасны. Они любят по каким-то своим причинам. Мне эти причины не понятны. Точно. Они любят меня не потому, что я такой, а потому, что они такие.

Я же иногда такое вытворяю, такое отчебучиваю, и такой потом стыд в зеркало смотреть.. Они сердятся, конечно, они обижаются, не хотят со мной разговаривать, ворчат, ругаются, не отвечают на телефонные звонки.. Но любят. Любят и простят. Потому что причина любви ко мне находится в них, а не во мне.

А те, кто меня не любят, кому я неприятен и уж тем более, кому я отвратителен, вот им уже поводы для нелюбви даю я.

А любят все по своим каким-то причинам. Ведь когда человек кого-то любит, он же этого человека видит так, как никто его больше не видит, и никто влюбленного человека понять так не может.

... вот зачем я такое понял? Ведь стало еще сложнее, потому что любить и без того трудно. Ой.. любить по-настоящему очень трудно. Ой, как трудно..

Зато как легко не любить! Не любить это совсем просто. Самое простое, что может быть: «Не люблю, и все!». И по этой причине мы производим столько нелюбви, производим в таких количествах, потому что не любить — это проще, чем, простите за такое сравнение, чем пописать сходить.
Твоя любовь напоминает яд,

Я не живу, а тихо умираю...

Я больше не хочу тебя любить,

И оставаться там,

Где крылья оборвали.
Кто ничего не даёт, тот ничего не имеет. Самое большое несчастье не в том, что тебя не любят, а в том, что не любишь сам.
Тоска одиночества наверняка усиливает все недуги. Интересно, а есть такой диагноз: неприкаянность и отсутствие любви?
— Послушай меня, Уолтер; если никто тебя не любит, если все стараются тебе досадить, не думай, что это случайно: ты сам во всем виноват.
Пусть будет небо ближе ко мне на треть,

Пусть будет солнце, и лучше на нём сгореть,

Чем задохнуться.
Согласно кодексу европейского этикета, муж и жена не должны любить друг друга — это дурной тон и очень плохой вкус. А я всегда считал, что европейцы правильно смотрят на эти вещи.
Разлюбить — это в высшей степени поучительно. Некоторое время видишь мир совершенно другими глазами.
Какой смысл трахаться до тошноты с тем, кого ты никогда не полюбишь?
Одинаково трудно угодить и тому, кто любит очень сильно, и тому, кто уже совсем не любит.
Я никогда не был любим, и полагал, что готов жить без этого.
Вечной любви не бывает. Бывает удачное сочетание привычек. Бывает хорошо в кровати. Бывает чувство уюта от того, что ты не одна. Бывает надежность. Вот, собственно, и все, чего вполне достаточно для счастья.
И еще — нет никакого конечного Счастья и Благоденствия. Лиза, это самое ужасное. Даже если женщина встречает мужчину своей жизни — ай, да, Мужчину Своей Жизни, — Лиза, она живет с ним два года, или три, или пять, и сначала перестает его хотеть, потому что никогда не хочется того, что вот тут рядом с тобой все время, потом они начинают ссориться, чтобы хоть что-то происходило, потом ревновать друг друга, потом небеспочвенно, потом дети растут и болеют — Лиза, прикинь, счастливая взаимная любовь такое же жуткое испытание, как долгий штиль — вы друг друга добыли, отвоевали у всего мира, вы вместе — и? Ну окей, путешествуете. Ну, бухаете. Ну всякое там. Но ничего не происходит Крышесносящего, Лиза, а мы ж не можем без этого. Ну и все. Ссоры, примирения, секс по большим праздникам — брр, Лиза, жуткое дело. Даже если Его! Того Самого Единственного! Лиза, «поженились, жили счастливо и умерли в один день» — это они не слова экономят, это просто правда нечего сказать. Все шестьсот страниц они друг друга в течение месяца покоряли, а потом поженились и остальные сорок лет ни черта не происходит, Лиза, и от этого вешаешься так же, как от безлюбовья. Вообще нет никакого конечного счастья, пока ты живой. Ты хотел дом, купил дом, а через два года тебе скучно в нем, как было в предыдущем; и ты никогда не будешь доволен. Моя проблема в том, что меня и подавно все достает в кратчайшие сроки — счастье в чередовании, Лиза, прав мой друг Сергей Гаврилов, «когда один — хочется женщину, когда с женщиной — хочется выгнать ее нафиг и пожить свободно». И это тоже не Страшно и не Безысходно и не Отменяет Саму Возможность Счастья — нет, это жизнь, вот такая жизнь, Лиза, столько всего успевает произойти, диву даешься. Ничего фатального. Жить можно вообще с чем угодно. С чем угодно, Лиза. Человек живучая, адаптивная, чертовски верткая тварь, никаких Любовей на Всю Жизнь, никаких Несовместимых с Жизнью Переживаний — все перемелется, Лиза, так быстро, что станет очень неудобно потом за то, что развел тут такой ад, кошмар и надрыв.
Сирил шагнул ко мне, положил руку ко мне на плечо. Я посмотрела на него – я никогда его не любила. Он казался мне славным, привлекательным, я любила наслаждение, которое он мне дарил, но он мне не нужен.
Он только моей руки касается, и мне плохо. Ему плохо — и мне плохо. И так каждый день, каждую ночь. Поэтому у нас детей нет.
Поверь, отношение женщин к чиновникам определить очень трудно или, вернее, всегда очень легко. В любви тут недостатка нет. Несчастной любви у чиновников не бывает.
Я еще только хочу полюбить вас; меня манит скромная семейная жизнь, она мне кажется каким-то раем. Вы видите, я стою на распутье; поддержите меня, мне нужно ободрение, сочувствие; отнеситесь ко мне нежно, с лаской! Ловите эти минуты, не пропустите их!
Да, это смешно... Я смешной человек... Я знаю сам, что я смешной человек. Да разве людей казнят за то, что они смешны? Я смешон — ну, смейся надо мной, смейся в глаза! Приходите ко мне обедать, пейте мое вино и ругайтесь, смейтесь надо мной — я того стою. Но разломать грудь у смешного человека, вырвать сердце, бросить под ноги и растоптать его! Ох, ох! Как мне жить! Как мне жить!
— Чендлер, я тебе говорил никому не рассказывай, что боишься собак, ты все равно что Росс со своей нелюбовью к мороженному.

— Ты не любишь мороженное?

— Оно слишком холодное!
Смеется хаос, зовет безокий:

Умрешь в оковах, — порви, порви!Ты знаешь счастье, ты одинокий,

В свободе счастье и в Нелюбви.
Мне от тебя не надо роз,

Сыграй мне на гитаре Doors

И отпусти меня в любовь,

Которой не было с тобой.
У всех, у каждого взрослого, бывают такие мысли, только они не признаются, а я призналась, — может человек хотя бы один раз написать в своем личном дневнике чистую правду?.. Я плачу потому, что меня никто не любит.
По совести скажи: кого ты любишь?

Ты знаешь, любят многие тебя.

Но так беспечно молодость ты губишь,

Что ясно всем — живешь ты, не любя.
— Если сегодня нас накроет циклон, я хочу, чтоб ты знала... Ты — единственное, что мне нужно в этом мире. Слышишь?

— Макс, я не люблю тебя!
— Может, завтра в кино сходим?  — попытался обнять он ее в постели алкогольным дыханием.

— Может, сразу на кладбище?

— В смысле?

— В кино, в кафе, в гости, всегда нужен еще кто-то, третий. Знаешь, почему? Потому что ты боишься, что вдвоем мы сдохнем, сдохнем от скуки,  — отложила она журнал и посмотрела прямо в пьяные глаза.

— Давай заведем кота или другое домашнее животное.

— Меня заведи сначала, потом котов. Люби меня такой, какая я есть.

— А когда тебя нет?

— Аналогично: люби такой, какой меня нет.

— Ты же сама говорила, что я всегда буду твоей второй половинкой.

— С годами я поняла, что половины мало, мне нужно все.
У меня дома есть засечки на стене. Как в «Робинзоне Крузо». Я делаю это каждый раз, когда кто-то мне говорит: «Нет, спасибо, не надо. Нет, ты меня не интересуешь». Каждый раз, когда меня посылают, я делаю маленькие засечки. Но я так устал... Я не хочу больше так делать. Ну, чтобы раз и навсегда об этом забыть, как говорится.
— Пойдем-ка, Илюшенька, потанцуем.

— Весело ты живешь, Анфиска.

— Так я ж невлюбленная, Илюшенька. Невлюбленная!
Ты говоришь «любовь»? Спасибо, я переболел!
Наверное, о принце

Она всю жизнь мечтала,

А вместо принца встретила тебя.

Вот только в её сердце

Местечко пустовало,

Она жила с тобою, не любя.

Она жила с тобою, не любя.

А ты её прости, прости и отпусти,

Знаешь, она не твоя.
А что не так-то, вроде было нам весело -

Так весело, что теперь друг друга бесим.

А я тебя такой, какой ты есть, так и не видел,

И наши случки нам кто-то за любовь выдал.
Нелюбимая ждёт меня у окна,

Вечерами тёмными, как всегда,

У окна ждёт меня, ждёт меня.
Муж приходит, тьмы угрюмей,

Впереди несёт живот,

В тренировочном костюме

К телевизору идёт.

Руку мне кладёт на спину -

Ух, не трогал бы меня,

Нелюбимый, нелюбимый,

Нелюбимушка моя.

<...>

Я уставлюсь на дорогу -

Месяц по небу идёт.День прошёл — и слава Богу,

Вот уж новый настаёт.

Мне б куда уехать, что ли,

К добрым людям и траве...

Я одна, как в чистом поле,

В людном городе Москве.
Наша совместная жизнь с госпожой Диккенс была несчастливой уже в течение многих лет. Для каждого, кто знал нас близко, без сомнения, шло ясно, что трудно найти супругов, которые бы менее подходили друг к другу но характеру, темпераменту и во всех других отношениях, чем мы с женой. Вряд ли когда-либо существовала семья, в которой муж и жена, сами по себе неплохие люди, так не понимали бы друг друга и имели бы так мало общего. Это может подтвердить наша преданная служанка (она была нам скорее другом), которая, прожив с нами шестнадцать лет, вышла замуж, но по-прежнему пользуется полным доверием г-жи Диккенс, так же как и моим. Она имела возможность изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год близко наблюдать прискорбное состояние нашей семейной жизни, будь то в Лондоне, во Франции, Италии всюду, где мы были вместе.

Мы не раз собирались расходиться, но единственной, кто стоял на пути к разрыву, была сестра г-жи Диккенс, Джорджина Хогарт. С пятнадцатилетнего возраста она целиком посвятила себя нашей семье и нашим детям, для которых она была и няней, и учителем, и участницей их игр, и защитником, и советчиком, и другом.

Что касается моей жены, то из чувства уважения к ней лишь замечу, что в силу особенностей своей натуры она всегда перекладывала заботу о детях на кого-либо другого. Я просто не могу себе представить, что сталось бы с детьми, если бы не их тетка, которая вырастила их, снискала их искреннюю преданность и пожертвовала ради них своею молодостью, лучшими годами своей жизни.
Love hurts so much,

Love leaves a scar,

'I don't love you' is like a stake,

Being driven through your heart.

Любовь так ранит,

После любви остается шрам,

«Я тебя не люблю», – словно кол,

Вбитый тебе в сердце.
Они бросили меня! И вот так каждый год! Почему они меня не любят? Неужели никто в этом мире не любит ленивца Сидни?!
Ах опять тот взор, что прежде

Наполнял мне душу светом,

Губы алые, как прежде,

Дышат сладостным приветом.

Голос — ласковый, как прежде

Тот, каким он сердцу снился.

Только я не тот, что прежде,

Я в разлуке изменился.

И хоть пылки, томны, страстны

Эти трепетные руки,

Я лежу в ее объятьях

Полный желчи, полный скуки.
Я не любим никем! Пустая осень!

Нагие ветки средь лимонной мглы.

А за киотом дряхлые колосья

Висят пропылены и тяжелы.

Я ненавижу полумглу сырую

Осенних чувств и бред гоню, как сон,

Я щёточкою ногти полирую

И слушаю старинный полифон.

Фальшивит нежно музыка глухая

О счастии несбыточных людей

У озера, где, вод не колыхая,

Скользят стада бездушных лебедей.
Я вас забыл, никто другой не сможет,

Забыть вас также, как и я.

Ваш образ, что когда-то гложил,

Мой разум, вы теперь чужда.

Я вас забыл, как забывают даты,

Проходят годы, нужно жить.

Я был, как лист, во тьме, помятый,

А ныне вас сумел забыть.
А за окошком январь и стужа.

Холодный дом, без тепла уставший,

И рядом кто-то не тот, ненужный,Жизнь разделивший, родным не ставший.

И дням безрадостным нету счёта,

Да и считать их давно нет смысла:

В словах — цыганская позолота,

А в мысляхправда. В одних лишь мыслях...
Насильно мил не будешь,

Как жаль,Ты меня не любишь...
Боюсь, никто не любил Вас, вот Вы и вымещаете зло на женскую половину человечества.
Когда она меня целует, я чувствую себя на седьмом небе, но что мне делать с женщиной, которая меня не любит?