Цитаты про агрессивность

Мы живем в такое время, когда практически все мужчины агрессивны и помешаны на контроле. С детства вам, женщинам, внушают мысль о том, что самое главное – это семья и дети. Что вы сами по себе – большая ценность, ведь вас из-за вируса становится всё меньше и меньше. Вам внушают, что нужно выбрать себе самого лучшего мужа, чтобы родить как можно больше детей, ведь человеческую популяцию после войны нужно восстановить. Нам же с детских лет внушают, что мужчин на Земле слишком много, поэтому конкуренция очень и очень высока. Мы должны достигать, мы должны эффективно работать, мы должны стремиться к тому, чтобы быть лучше всех. Мы должны понимать, что хороших жен на всех не хватит, поэтому, возможно, всю свою жизнь мы будем только работать, работать и еще раз работать. Мы должны стать так хороши, чтобы нас все-таки выбрали вы, женщины, и тогда у нас будет возможность создать семью, увидеть своих детей и внуков. И мы понимаем, что если уж потеряем любовь и доверие своей жены, то второго шанса у нас уже может и не быть. Мы живем в напряжении. Нам не сильно нравится зависеть от женщин, поэтому многие мужчины сознательно отказываются от семьи и выбирают одиночество и карьерный рост. Ну а те, что выбрали семью, по-настоящему боятся ее потерять. И если уж теряют, то некоторым сносит крышу. Не очень-то приятно признаваться в собственной несостоятельности, это кого хочешь огорчит и заставит злиться. Так ли неправа Вероника в том, что ей будут в будущем попадаться только агрессивные мужчины? При условии, что большинство мужчин агрессивны, — да, Вероника права. Что я могу изменить?
Я уже не помню, сколько раз бы в Нейтральной Зоне, и до сих пор вижу кошмары. Но думаю, мы все найдём то, что ищем — старания не будут напрасны. Правда, капитан в последнее время ведёт себя агрессивнее: чуть не убил «зелёного» бойца, поздно доложившего о прибытии. Тот, конечно, заслужил наказание, но капитан сделал всё, чтобы лишить парня зрения навсегда. Тут он ведёт себя по-другому: становится параноиком, будто за ним следят. Лучше его не выводить из себя.
Упадок духа действует примерно как зубная боль, несварение желудка и насморк, вместе взятые. Вы теряете ясность рассудка, не можете найти себе места и вспыхиваете по малейшему поводу и без; вы грубите незнакомцам и агрессивно бросаетесь на друзей; вы неуклюжи, плаксивы и вздорны; вы сплошная неприятность для себя и всех окружающих.
Внук и дедушка ехали в маршрутном автобусе. Всю дорогу рядом ехал пассажир, который ругался и ко всем задирался. Когда на остановке все вышли, внук задал деду вопрос:

— Дедуля, почему ты ничего не ответил этому человеку?

Дедушка, улыбаясь, ответил вопросом:

— Внучек, помнишь, когда мы сегодня шли по улице, нас облаяла дворовая собака? Ты же не спросил меня о том, почему мы не встали на четвереньки и не ответили ей. Почему же ты сейчас спрашиваешь?
Наше подрастающее поколение идёт в парк и видит бейсбольное поле или футбольное поле. Кто-то из вас скажет: «Ну это ж хорошо». Это — мусор! Там нет ни одной химической лаборатории для детей, которые любят химию. Там нет места, куда бы дети могли пойти, чтобы изучать аэронафтику или геодисциплины. Почему ни в одном чёртовом парке нет музыки, рисования, наук, театра, фотографии? Почему всегда один футбол или бейсбол?

Я скажу вам, для чего это. Для развития в людях агрессивного поведения. Чтобы один парень схватил мяч, вырвал его у кого-то другого и снёс того с ног. Тогда на случай войны или конфликта у него уже будут сформированы преданность своей команде и агрессия.
Сегодня мир делится на страны самоуверенные, которые ведут себя агрессивно, и страны, которые утратили уверенность, и ведут себя нелепо.
Инга, когда женщину унижают дома, самое страшное даже не то, что ее муж ведет себя как монстр, а то, что женщина не может получить никакой поддержки от других людей. Ей говорят: «Ты сама виновата, ты такого себе выбрала». Её убеждают: «Потерпи, все терпят, и ты тоже промолчи». Ей говорят: «Изменись сама, и тогда изменится он». Лада, мы не волшебницы, мы просто люди. Мы можем хорошо воспитать собственных детей. Но не можем переделать наших мужей – они не наши дети, а чужие, уже выросшие и сформировавшиеся дети, ставшие взрослыми, которых нам не переделать. Они – продукт среды и воспитания своих родителей. Мы не можем поменять их личную историю одним щелчком пальцев. Человек может измениться и стать мудрее и добрее. Безусловно, может! Но только если он сам захочет этого. А если мы хотим за него, ничего не поменяется. Он останется собой, потому что ему это удобно.
Получается, и я тоже агрессивен. Как и любой другой человек, — подумал Гор. – И ужас агрессивности не в том, что она есть, а в том, как и на кого она направлена. Я направляю свою злость в работу. Сражаюсь за то, чтобы у детей из моей школы было всё самое лучшее. Отстаиваю интересы своих детей. Для этого тоже нужна агрессия и даже иногда очень густая здоровая злость. Как же мне перенаправить на что-то стоящее злость и ненависть, бушующие внутри Эльзы?
Если говорить об агрессии, то это особенно опасно для девочек: у них нет социализации агрессии. Грубо говоря, их не учат драться. А ведь когда учишься драться, узнаешь ограничения, правила: до первой крови, лежачего не бить, двое в драку — третий отходит и так далее. Поэтому современные девочки часто оказываются агрессивнее мальчиков, они не понимают, что такое жестокость и насилие. Так что для них нужны специальные обучающие программы.
Извечный двойной стандарт: агрессивные мужчины — это требовательные начальники, сильные люди, добивающиеся своих целей, и так далее, итому подобное. А агрессивные женщины — стервы.
Змеи, как люди, чем больше яда, тем агрессивнее.
Насилие – это не всегда побои. Это может быть словесное оскорбление или шантаж, гиперконтроль или, наоборот, ранящее равнодушие. Вариантов множество. Но закономерность одна: начавшись, это не остановится, а будет развиваться.

Сейчас в большой моде мысль о том, что если женщина изменится сама, то изменится и ее муж. Это очень опасное заблуждение в случаях, когда дело касается агрессии, особенно физической. Не женщина сделала своего мужа таким. Она такого выбрала. Уже «в готовом виде». И ей не под силу изменить его, если ему так жить удобно.
Фэллон продолжила беспечным, издевательским тоном:

— Мы еще в школе выяснили, что агрессоры обижают других, потому что не уверены в себе. Они сами испытывают боль. — Она обняла колени руками. — Нам не стоит злиться. Мы должны их жалеть. Мэдок в жизни не принимал реальных решений, значит, у него не было ничего настоящего. Этот дом, машины, деньги. Это всё иллюзия. Всё равно, что хвалиться победой в войне, в которой не участвовал. – Фэллон вздохнула, медленно прошептав: – Мэдок понятия не имеет, кто он.
— Интересно, у убийцы есть жена?

— Жены нет, подруги, кстати, тоже.

— Вот видишь, каким агрессивным делает мужчину отсутствие регулярной половой жизни.
Иногда моя жена раздражает меня настолько, что я готов оторвать ей голову голыми руками. Она все ещё жива благодаря тому, что в 1991 году один парень по имени Джон Коннор взял с меня слово, что я не буду убивать людей.
Единственное, что ее занимает — это причинять людям боль. Физическую боль. Всю свою жизнь она посвятила пинанию по ногам, рванию волос, кусанию пальцев и далее по списку. В этом она реально эксперт! Не советовала бы я вам подходить к этому мелкому сгустку ненависти ближе, чем на метр.
Одно из основных качеств мужчины — это агрессивность, без агрессии мужчина становится вялым, бездеятельным, безынициативным. Агрессия тесно связана с его врожденными потребностями, является частью его успешной деятельности.
Агрессия мужчины — это мужская энергия и, встречаясь с женской энергией, то есть Женственностью женщины, они гармонируют друг с другом, дополняют друг друга. Агрессивное состояние мужчины говорит о его потребности в энергии со стороны женщины, которая передается через ее Женственное поведение.
Социальные психологи снова и снова находят подтверждение тому, что люди считают нужным говорить то, что, по их мнению, наиболее приемлемо в социальном смысле, и что все мы склонны намеренно забывать о том, что мы вовсе не паиньки.
Вы как дикобраз: растопырил иглы – не может есть. А если не ест – умирает.
Люди поразительно недоверчивы друг к другу, все время ожидают нападения, отсюда их чудовищная агрессивность.
Зачастую вещь может выглядеть агрессивной лишь потому, что она избавлена от всего случайного.
«Бодливой корове бог рогов не даёт»... Но, однако, позволяет лягаться.
Моя подруга ничуть не более агрессивна, чем любая женщина, вынужденная прерваться в самый неподходящий момент, но как вампир она практикует весьма скудный ассортимент наказаний за проступок: увечье или смерть. Причем выбирать, как водится, ей...