Цитаты Изи Шниперсона

Капусточка, мама, конечно, дело хорошее, но в доме надо держать и мясные закуски.
— Дело в том, что в детстве я наступил на мину. Всё оторвало!

— ВсЁ-О!!

— Нет, ну кое-что осталось... Но только, чтобы пописать!

— И это вы называете «кое-что»? По-моему, вы слишком много кушать! [Щупает причинное место.]

— В смысле?!

— В смысле зажрались!
— Ну тогда у меня, наверное, с глазами что-то.

— Глаза у тебя здоровые. Только ты, козёл, на голову больной, с детства.

— В кругах, которым я близок, мама, слово «козёл» очень обидное. Постарайтесь поэтому в разговоре его не употреблять.

— Ты что такое, козел, у государства свиснул, что у меня по два раза в день обыски делают?

Я утром положу паркет, днем его вскрывают, я вечером приклею плитку, ночью её сбивают. Николай Инокентьевич уже домой не уходит, его постоянно понятым притаскивают!
На предыдущем допросе вы, гражданка, показывали, что сиську двое просило...
Ширли-мырли, шир-манирли, шир-матыркин, мур-мур-чир.
Я ваше горе, мама, готов разделить… Но по пунктам… Первое! Варя помирает, это кто?
Прости меня, Израиль Иванович…

Так двойня же родилась, близнецы вы с Кешкой!
— Так быстро?

— А что вы хотите? Чтобы меня там до утра раком ставили?

— А почему ВАС, Иннокентий?! Почему ВАС?!
Мама, а русские в нашем роду попадаются? Я, понимаешь ли, всю жизнь за Россию анус рву.
Ну мысленно, если честно, у меня не всегда получается.
Тётя! Сколько всего было младенцев? И куда вы нас рассовали?
— В чем дело, мадам?

— Мадемуазель!

— Ну и что уставилась, мадемуазель!?

— Хам!
— В конце концов, секс — такое же естественное отправление организма, как и...

— Естественное — это когда каждый день! А если раз в месяц, и то по принуждению...
У меня щас мозги закипят! Простить, мама, значит понять. А понять, что я Шнипперсон, я не в состоянии! Пробки перегорают!!
— Какая свадьба сорвалась. А где костюмчики-то взяли? Небось в большом театре напрокат? Аферюги. А кто же у нас тесть, Кроликов? Какой-нибудь миллионер?

— Я Шниперсон. Дирижер. И тесть мой сенатор!
— А невеста где?

— Кэрол?

— А что, другая невеста есть?

— Наверное, там, где вы её оставили.

— В церкви до сих пор?

— Почему в церкви? В спальне.
Эвакуируйте! Сперва я, затем женщины, дети и больные!
— Я отказываюсь от любых переговоров, пока вы не прекратите дискриминацию граждан цыганской национальности.

— Да кому они нахрен нужны — твои цыгане.

— Вот он, великодержавный шовинизм в действии. Забыли, кто для вас Куликовскую битву выиграл?

— Неужто цыгане?

— А этот к нам вообще ненависти не скрывает. Проводит антицыганскую пропаганду среди американского населения.

— А за что вас любить-то? Что вы вообще за нация такая? Где ваши корни?

— Ну конечно, только вы богоизбранный народ, а остальные недочеловеки, гои!

— Кстати, насчет гоев — это вы, евреи, действительно загнули, сами-то что, лучше?

— Ну что ты, братишка, они не лучшие, они единственные, а остальные должны им прислуживать. Но один прокол у них вышел — Христа распяли?!

— Сами породили, сами и распяли! Это наши сугубо еврейские разборки, гоям не понять.

— Ты что, моего Христа в евреи записываешь?!

— А ты как думал, если папа-еврей, мама-еврейка, то ребеночек русский?

— Папа у него голубь!