Цитаты про возрождение

Ты в родные глаза окунаешься,

как в озёра с живой водицей.

Всё плохое когда-то кончается,

и приходит час возродиться.

Пятки льнут не к стеклу, а к клеверу…

Каждый шаг твой не был напрасным.

Боже, что ж я такое сделала?

И за что же мне столько счастья?
Жизнь всегда с треском ломает все формулы. И разгром, как бы он ни был уродлив, может оказаться единственным путём к возрождению.
Шляпник, в конце концов, я не смогла стать твоим союзником. Я присмотрю вместо тебя за этими детьми. Поэтому спи спокойно. И твоя душа вновь вернется на эту землю, когда будет завершен сотый оборот.
Все остальное не имеет значения. Настанет день, когда их любовь возродится.
Я был похож на дерево, покореженное ветрами и ливнями и опаленное пожаром, но я ни за что не позволил бы себе сгореть дотла и умереть. Даже на обгоревших ветвях по весне распускаются свежие почки. Если я буду продолжать свой путь со смирением и твердой убежденностью, однажды непременно наступит день, когда люди поймут ценность того, что я сделал.
Без любви люди вянут, словно срезанные цветы, в какой бы хрустальной вазе они ни стояли, как бы красивы ни были, как бы ни пахли маем, засохнут осенью в холоде темноты.

Срывается с ветки клёна последний лист, изящно летит, но падает прямо в лужу. А вслед за ноябрём наступает стужа, и кажется, живые в парке перевелись… Остались одни скелеты мёртвых деревьев. Но снова приходит март, а за ним апрель, за холодом слякоть, а за снегом – капель. И снова всё оживает…

— Как души?

— Наверно…

Ах, если бы высадить розы из вазы в грунт, удобрить почву и поливать обильно. Из срезанного цветочка большой и сильный раскидистый розовый куст появится вдруг.

А только и нужно: тепло заботливых рук.
Суть бойцовского клуба не в победах и поражениях. Слова тут пустой звук. Истеричные выкрики на неведомых языках, как в церкви пятидесятников. После боя проблем меньше не становилось, но тебе на них было начхать. Каждый чувствовал, что возродился.
Когда мы рождаемся... Когда мы умираем... Зачем мы рождаемся? И зачем умираем? Наш мир погибает и возрождается раз за разом, возвращаясь к жизни в облике рая. Так было раньше и так будет снова. Бесконечный круговорот жизни и смерти...
И если бы мастера Возрождения отыскали живописную плоскость, то она была бы гораздо выше, ценнее любой Мадонны и Джоконды.
Любовь, которая ежедневно не возрождается, ежедневно умирает.
Существуют рожденный и нерожденный. Нерожденный способен породить рожденного, а тот не может не родиться. Поэтому всегда рождаются...
А потом, будто птица Феникс,

возрождаешь себя из пепла.

Появляются планы, цели,

на душе наступает лето.

Распускается цвет надежды,

и любовь добавляет красок.Нежность в сердце опять безбрежна!

Как же жить на Земле прекрасно.
Легко казаться всесильным,

Легко касаться судьбы на краю,

Легко остаться без имени,

Растратив попусту душу свою.

Трудней подняться из праха,

Расправить крылья и вверх полететь,

Не ведая страха,

Зажигать и вечно гореть.
Если у русских останется только один хутор, то и тогда Россия возродится.
Мертвым камнем упасть от бессилия,

Для того что бы вновь возродиться.
Невозможно до бесконечности сохранять трагическое настроение. В этом разум подобен фениксу. Это его качество может быть полезным и вредным, оно просто часть воли к жизни, хотя именно оно позволило нам вступать в одну изнурительную войну за другой. Но мы не можем долго оплакивать даже целые океаны пролитого молока — таково необходимое свойство нашего организма.
... человек не рождается раз и навсегда в тот день, когда мать производит его на свет, но жизнь заставляет его снова и снова — много раз — родиться заново самому.
Знаете, Средневековье вовсе не было такими уж темным, как все считают, а Возрождение — таким уж светлым.
Нужно быть уничтоженным как человек, чтобы возродиться как личность.
И вот я опять скитаюсь, ещё живой, но, когда начинает капать дождь и я начинаю бесцельно бродить по улицам, я слышу, как позади с клацаньем падают мои бесчисленные «я», и спрашиваю себя: что дальше? Можно было предположить, что испытаниям, выпадающим на долю тела, есть предел; оказывается нет. Так высоко взмывает оно над страданием и болью, что когда всё, кажется, окончательно убито, и тогда остаётся ноготь на мизинце или клок волос, которые дают побеги; и эти-то бессмертные побеги никогда не иссякают. Таким образом, даже когда вы безоговорочно мертвы и забыты, находится какая-то ничтожно малая частица вашего существа, способная дать побег, и эта частица выживает, сколь бы мертвым ни оказалось прошедшее будущее.
— (...) Пророчество Итлины. Знаменитый Час Белого Хлада и Век Волчьей Пурги. Мир, умирающий среди снегов и льдов, чтобы, как гласит пророчество, через много веков возродиться вновь. Чище и лучше.

— В то, — сухо сказала Нимуэ, — что мир возродится, я глубоко верю. В то, что будет лучше, — не очень.
Мороз не всегда убивает цветы.

(Цветы замерзают и снова цветут).

Flowers freeze and blossom again.
Нам было уже по шестьдесят, когда мы сыграли свадьбу. До сих пор не перестаю удивляться, откуда у сердца такие безграничные возможности, такая гениальная способность умирать, возрождаться и вновь любить!