Цитаты про открытия

Ах неужели, неужели,

Неужели не хочется вам,

Налетая на скалы и мели,

Тем не менее плыть по волнам?

В бурном море людей и событий,

Не щадя живота своего,

Совершите вы массу открытий,

Иногда не желая того...
Пусть я совершаю прорывы, а через время я диву даюсь,

Как я мог в эту бредятину верить.
Мысли потеряли такт,

С моим сердцем что-то не так -

Смотрю на мир со стороны,

На то, какими стали мы.

Те же лица, но другие внутри,

Мы открываем в себе то, что так хотели найти;

Быть может, этим летом я

Открою нового себя?
Сначала нужно поверить самому себе, что ты можешь что-то сделать, и я открыл для себя однажды, что любой человек в самом себе может открыть абсолютно всё.
— Я хочу быть великим путешественником, как Магеллан.

— Ты опоздал. Уже все открыто.
Ученые старательно нагородили огромную кучу всякого дерьма собачьего только для того, чтобы объяснить, как и почему они стремятся постичь «законы природы». Все это правдоподобно с виду, однако на самом деле ими движет совсем иное. Никто не станет стараться ради такой бессмысленной абстракции, как «поиск истины». На самом деле ученые всегда стремятся к каким-то достижениям. Они думают только о том, удастся ли это им что-то совершить. И они почему-то никогда не задумываются — а стоит ли вообще совершать это «что-то»?
Твоя наука — полная ерунда! Чего из-за нее волноваться? Если ты не откроешь какую-нибудь молекулу, ее обязательно откроет кто-то другой. А вот если с нервами что-то случится, никто к тебе не придет и не скажет: «Возьми, дружок, пучок моих нервишек, а то, кажется, у меня лишние»!
Что такое научный подход? Стоит тебе задаться нелепым вопросом, как ты уже на полпути к научному открытию.
Дети

знают

три измерения

высоту, ширину, глубину.

Как обувная коробка.

Потом узнают

о четвёртом измерении:

времени.

Ммм.

Говорят,

их может быть пять, шесть, семь...

В конце дня

я пью своё пиво

в баре,

смотрю сквозь стекло

и радуюсь.

When you’re a child

you learn

there are three dimensions:

height, width and depth.

Like a shoebox.

Then later you hear

there’s a fourth dimension:

tim.

Hmm.

Then some say,

there can be five, six, seven...

I knock off work,

have a beer

at the bar

I look down at the glass

and feel glad.
— Объясни мне, каким образом ТАРДИС больше внутри, чем снаружи.

— Хм? Хорошо, я покажу. Это потому, что то, что внутри, и то, что снаружи, находятся в разных измерениях. Какая коробка больше?

— Вон та.

— Ладно... [ставит большую коробку на консоль, отходит] А теперь какая больше?

— Вон та!

— Но выглядит так, будто она меньше.

— Потому что она дальше!

— Точно! Если бы можно было держать их друг от друга на таком же точно расстоянии и переместить сюда, большая поместилась бы в маленькую.

— Это глупо.

— Это трансцендентальная инженерия — ключевое открытие Повелителей Времени!
Когда человечество не имело достоверных представлений о какой-либо части мира, на карте рисовались в этом месте чудовища, химеры и мифические звери.
Кто открывает ворота взрывчаткой? Есть же другие, более лёгкие пути.
Кто никогда не совершал ошибок, тот никогда не пробовал что-то новое.

(Человек, никогда не совершавший ошибок, никогда не пробовал ничего нового.)
Сегодня я смотрел, как Мередит провела самостоятельно экстренную кранеотомию. Она справилась идеально. Она унаследовала талант своей матери. Она очень на нее похожа, Ричард. Но что если она унаследовала ее болезнь. Элис заболела довольно рано. Каждый раз, когда Мередит забывает ключи или не помнит какой сегодня день недели... Когда деньги закончатся, инвесторы начнут вкладывать деньги по той же причине, по которой я решил его начать: у кого-то болен отец, у кого-то жена. Открытие нельзя проигнорировать. Настоящее открытие случается, когда кто-то боится потерять надежду.
В каждом из нас живет Робинзон, жаждущий открыть новый мир и встретить своего Пятницу.
Но не критике отдельного современника, а будущему судить об истине и заблуждениях в новом открытии. Есть вещи, которые сегодня пока не истинны и, возможно, еще не могут быть истинными, но, думается, завтра станут таковыми.
Ночь при всем своем коварстве – это еще и путь к просветлению. Подобно тому, как темный колодец хранит в глубине воду, утоляющую жажду, ночь, тайной своей приближая нас к Богу, способна скрытым во тьме огнем воспламенить душу.
Если открытия, совершаемые во время путешествий, можно отнести к величайшим удовольствиям нашей жизни, еще большим удовольствием, по-моему, будет вернуться в любимые места, чтобы показать их любимому человеку.
Самые простые вещи, встречающиеся на каждом шагу, могут стать источником научного открытия.
Придумать новый сорт туалетной бумаги — выгодно! А просто работать, накапливая статистический материал, исследовать пути миграций рыбы, гоняться за лягушками и насекомыми — невыгодно. И все тут.

Разве объяснишь тупым чинушам и карьеристам, что незначительное сейчас исследование может принести свои плоды потом. Когда найдется его, собственный, Архимед. Или Галилей. Вот, кстати, а какую пользу получил Галилей от своего открытия? Джордано Бруно сожгли, Галилею пинков отвесили… польза-то где!? Кому можно продать тот факт, что Земля вертится вокруг Солнца? А ведь важнейшее открытие!Вселенная таит множество секретов
Когда мы попадаем в различные испытания и проблемы, открывается то, кем мы являемся на самом деле.
Кажется, будто мы штурмуем неприступную гору, но на покоренной вершине работает ресторан, в котором подают пиво и работает радио.
Штука в том <...>, что на протяжении всей истории человечества рождались люди, не способные сделать то или иное открытие лишь потому, что мир до него еще не дозрел. У Леонардо Да Винчи не было ни моторов, ни материалов для постройки вертолета. Сэр Джордж Кайли изобрел двигатель внутреннего сгорания раньше, чем додумались получать бензин.
Как хорошо известно всякому человеку, когда-либо изучавшему историю открытий, награда достается вовсе не тому, чья нога первой ступит на девственную почву новой земли, но тому, кто первым вернется домой. С ногой или без оной. Наличие всех конечностей — это уже дополнительный приз.
Считается, что Вселенная имеет ограниченную протяженность в пространстве и свет может пропутешествовать вокруг нее за несколько сотен миллионов лет. Считается, что материя состоит из электронов и протонов, которые имеют конечные размеры, и что их число в мире конечно. Вероятно, их движения не непрерывны, как раньше думали, а происходят скачками, каждый из которых не меньше некоторого минимального скачка. Законы этих движений, судя по всему, суммируются в нескольких очень общих принципах, с помощью которых можно рассчитать прошлое и будущее мира, если дана любая малая часть его истории. Физическая наука, таким образом, приближается к этапу, когда она будет завершена и станет поэтому неинтересной. Если мы знаем законы, управляющие движениями электронов и протонов, то все остальное – просто география, собрание конкретных фактов, говорящих о распределении частиц по каким-то отрезкам мировой истории. Общее число фактов географии, необходимых для того, чтобы рассчитать мировую историю, видимо, не слишком велико. Теоретически их можно было бы записать в большую книгу, а книгу поместить в Сомерсет Хаусе вместе с вычислительной машиной: поворот рычага позволил бы исследователю найти новые факты, принадлежащие другому времени, нежели то, к которому относятся факты уже зарегистрированные. Трудно представить себе что-либо более скучное и непохожее на ту радость, которую вызывало до недавней поры даже самое небольшое открытие.
Как они, значит, работают... Очень просто. Я все их секреты знаю. Вот так: сел, задумался... Открыл! Понимаете? Самое главное — задуматься!
Рассматривая научное познание с психологической точки зрения, я склонен думать, что научное открытие невозможно без веры в идеи чисто спекулятивного, умозрительного типа, которые зачастую бывают весьма неопределенными, веры, совершенно неоправданной с точки зрения науки и в этом отношении «метафизической».
... лишь истинные ленивцы способны совершать открытия, делающие работу менее трудоемкой.
Люди рождаются, чтобы узнать этот мир, и уходят в иной, чтобы не умереть от разочарования.
... есть сокровища, которые открываются только тем, кто первым прокладывает к ним трудную дорогу.

(... некоторые сокровища открываются только тем людям, которые первыми проходят по нехоженым путям.)
Практически все современные технологические прорывы — детища того, что называют словом серендипити. Этот термин впервые употребил в письме английский писатель Хорас Уолпол, находясь под впечатлением сказки «Три принца из Серендипа». Эти достославные принцы «благодаря случаю или собственной смекалистости постоянно совершали открытия, находя то, чего не искали».
Впервые мне открылось то, что будет занимать так много места в более поздние годы моей жизнираскаяние в ещё не совершенном преступлении. Или я извлёк другой важный урок: сколь убогим и нелепым выглядит одиночество в глазах любви? И уяснил обратную сторону этого открытия: мне суждено вечно отвергать любовь?
Каждый выдающийся исследователь вносит своё имя в историю науки не только собственными открытиями, но и теми открытиями, к которым он побуждает других.
Иногда полезнее не знать, что сделано до тебя, чтобы не сбиться на проторенный путь, ведущий в тупик.
Мои треугольники мало что открыли мне в удовольствии пить чай. Зато наслаждение чаем немало открыло мне в моих треугольниках.
Он стремился глубоко проникнуть в жизнь, вцепиться в неё накрепко орлиной хваткой, его до боли потрясали грандиозные открытия, и уже рождалось понимание, что он всем этим способен овладеть.
Разум нужен, чтобы объяснить открытие, сделать его понятным для окружающих, а главное, для себя. Само же открытие к разуму никакого отношения не имеет. Оно возникает из пустоты, с белого потолка, из указательного пальца.
Тот, кто совершает открытие, видит то, что видят все, и думает то, что никому не приходит в голову.
Креативность и открытия зарождаются в боли.
Для науки нет расстояний. Скоро человек, не выходя из дому, увидит всё, что творится в любом уголке земли.