Цитаты про эксперименты

— Эксперимент проводили на крысах.

— Революционный подход. Жуткий успех!

— У крыс.

— У них четыре ноги. Прикинь, как быстро оно сработает на одной?!
— Эй, парень, чем занят?

— Экспериментирую с задницей.

— Мой маленький Эйнштейн...
— ... Я работал над этим проектом пять лет. Я единственный верил в этот проект. Все говорили, что это невозможно.

— И это невозможно?

— Да, теперь я это знаю. Я это доказал.
Самое большое удовольствие для экспериментатора — это видеть, как подтверждаются его расчеты!
Никаким количеством экспериментов нельзя доказать теорию, но достаточно одного эксперимента, чтобы ее опровергнуть.
Вспомни тот научный эксперимент. Группе людей показывали фотографии из их детства. Девять снимков были реальными, а один подделкой. Их детские силуэты поместили в луна-парк, где они никогда не были. 80% узнали себя на снимках сразу, они приняли подделку как реальность. 20% не смогли вспомнить такого. Учёные попросили взять рисунки с собой, подумать дома, может, вспомнят. И когда они вернулись, тоже вспомнили эти снимки, какой это был чудесный день в парке с родителями, они вспомнили совершенно сфабрикованный опыт.
— Для чистоты эксперимента нам нужен тот, кто тебя не любит! Есть кто-то на примете?

— Конечно!.. Почти все.
– В тот момент мой мир изменился навсегда. Жнецы Кри забрали меня на корабль и начали эксперимент. Тогда я этого не знал, но жнецы использовали кровь Кри, чтобы трансформировать мою ДНК. Изменив то, кем я был, жнецы сделали последний шаг, выполнив обещание о том, кем я стану.

– Так вот как ты стал нелюдем.

– Я и многие другие. Мы прошли через эксперимент Кри тысячи лет назад. Эти первые нелюди, они ваши предки.
— Похоже, что кто-то другой, более могущественный, тоже поставил на нас свой эксперимент, — сказал Сергей. – Понять бы его план, цели и ожидаемый результат

— А вот это вряд ли. Есть цели и планы в космосе, которые настолько больше и важнее нас, что как бы мы ни пытались разгадать их, ничего не получится. Не вижу смысла беспокоиться об этом. Нужно выполнять свою задачу и не тратить время на поиски ответов там, где они просто невозможны.
Экспериментальный дрифт, дубль 1. Используется фрагмент плотной доли мозга Кайдзю. И есть шанс, что его повреждения не критичны для дрифта.

Лирическое отступление. Герман, если ты это слушаешь, значит, я либо живой и доказал, что моя теория верна... Короче, ха-ха, я победил. Либо я мёртв, и, между прочим, это твоя вина. Правда — это ты меня вынудил. И в таком случае, я всё равно победил... наверное.

Подключение на счёт 3... 2... 1.
Гонки к Тихому океану продолжаются. Хотя я не прочь опередить Льюиса и Кларка, между делом я составляю каталог неизвестных видов флоры и фауны. Похоже, здесь только я проявляю интерес к науке. Да еще, пожалуй, Брэд с его сомнительным экспериментом над ухом Бидуэлла.
— Неужели тебе не обидно, что у тебя такая жизнь? — нахмурилась Саша.

— Мне обидно, что строение позвоночника не позволяет мне задрать голову вверх и посмотреть на того, кто ставит эксперимент, — отозвался музыкант.
— Рядовой Миллер, вы курили образец 9 семь с половиной минут. Сейчас мы зададим вам пару вопросов — как вы себя чувствуете?

— Ну, сэр, я чувствую себя как… как кусок масла, медленно тающий в жарких объятиях… блинчика, дааа...
— И я... я люблю экспериментировать, и я благодарю... Всегда благодарю.... Я вообще в постели филантроп.
Если эксперимент не удался один раз, виноват эксперимент, два раза — экспериментатор, три — теория.
Когда я приступаю к опыту, связанному в конце с гибелью животного, я испытываю тяжёлое чувство сожаления, что прерываю ликующую жизнь, что являюсь палачом живого существа. Когда я режу, разрушаю живое животное, я глушу в себе едкий упрёк, что грубой, невежественной рукой ломаю невыразимо художественный механизм. Но переношу это в интересах истины, для пользы людям. А меня, мою вивисекционную деятельность предлагают поставить под чей-то постоянный контроль. Вместе с тем истребление и, конечно, мучение животных только ради удовольствия и удовлетворения множества пустых прихотей остаются без должного внимания.
Каждый эксперимент, удачный или нет, каждый сантиметр, каждый градус нагрева — все это суммируется. Ты не можешь измерить время в лаборатории, но сам процесс эксперимента имеет ценность, если не за результаты, так за чистоту попытки.
Результат эксперимента часто зависит от знаний, мастерства и цели того, кто этот опыт ставит. Лично я доверяю только Богу. И с годами всё меньше.
Несколько исследователей, изучив работу и самооценку аналитиков ценных бумаг, получили удивительные результаты, особенно в отношении эпистемической самонадеянности этих деятелей. Сравнивая их с метеорологами, прогнозирующими погоду, Тадеуш Тышка и Петр Зелонка констатируют, что аналитики предсказывают хуже, но при этом больше верят в собственное умение. Во всяком случае, им хватает апломба не снижать предела погрешности после откровенных провалов.
Самый интересный анализ того, как академические методы работают в реальной жизни, осуществил Спирос Макридакис. Он устраивал соревнования прогнозистов, использующих так называемую эконометрику — «научный метод», соединяющий экономическую теорию со статистическими измерениями. Попросту говоря, Макридакис заставлял людей предсказывать в реальной жизни, а потом оценивал точность их прогнозов. Вместе с Мишель Ибон он провел несколько «М-состязаний»; третье, и последнее из них, — М-3 — завершилось в 1999 году. Макридакис и Ибон пришли к печальному выводу: «Новейшими и сложнейшими статистическими методами не обязательно достигаются более точные результаты, чем самыми простыми».
— Очеловечивать их будете? — вкрадчиво осведомилась Сельма.

Андрей через силу ухмыльнулся.

— Это уж как придется, — сказал он. — Может быть, действительно придется очеловечивать. Эксперимент есть Эксперимент.
Эксперимент есть особая система практических действий, проверяющих возможность онтологической картины, заданной в научном предмете. Это такая совокупность практических действий, которая направлена на выяснение возможности реального существования того объекта, который зафиксирован в онтологической картине данного научного предмета.

Эксперимент направлен не на получение новых данных, не на получение новых значений, а на проверку возможности реального существования того идеального объекта, который задан в предмете.
Испытуемый мог с одного раза «запомнить» список в сто, двести, тысячу слов и воспроизвести его в любом порядке и спустя любое время. После демонстрации этой удивительной способности ему был задан невинный вопрос: не припомнит ли он среди отпечатавшихся в его памяти слов одно, и именно – название острозаразной болезни из трех букв? Наступила заминка. Тогда экспериментатор обратился за помощью к залу. И тут оказалось, что десятки «нормальных» людей помнят то, что не может «вспомнить» человек с «абсолютной памятью». В списке промелькнуло слово «тиф», и десятки людей с «относительной» памятью это слово – совершенно непроизвольно – памятью зафиксировали... «Нормальная» память «спрятала» это словечко в темную кладовую, «про запас», как и все остальные девятьсот девяносто девять словечек. Но тем самым высшие отделы коры, ведающие «мышлением», остались «свободны» для своей специальной работы – в том числе и для целенаправленного «воспоминания» по путям логической связи.
Меня раздражает, когда про мою музыку говорят «экспериментальная». Эксперименты в музыке — как эксперименты в хирургии. Этим только нацисты занимаются.
Так устроен мир – одни живые существа становятся подопытными, другие – ставят на них эксперименты. И правило это распространяется далеко за пределы науки.
Когда теория совпадает с экспериментом, это уже не открытие, а закрытие.
Чем дальше эксперимент от теории, тем ближе он к Нобелевской премии.
Самое лучшее — все проверять экспериментальным путем: тогда действительно можно приобрести знания, в то время как строя догадки и делая умозаключения, никогда не станешь по настоящему образованным человеком.
Интересное кино получается! Чужих коров по старинке сдаивать – традиция, а йогурт для эксперимента сдоить – уже воровство.
При этом во время первого показа женщины сразу запоминали симпатичных мужчин, что свидетельствует о том, что они в первую очередь склонны обращать внимание на мужчин с интересной внешностью. Однако по ходу эксперимента мы заметили, что постепенно интерес к красавчикам ослабевает и полностью исчезает. Интересные мужчины хотя и привлекают внимание женщин, не задерживаются надолго в их сознании.
В экспериментальных работах надо сомневаться до тех пор, пока факты не заставят отказаться от всяких сомнений.
Они экспериментировали на бедных, и если это срабатывало, то метод предлагали богатым. Ну, а если не срабатывало, то в бедных нехватки не предвиделось, чтобы продолжить эксперимент.
Пол Слович предложил букмекерам отобрать из восьмидесяти восьми видов всевозможных статистических данных о прошлых скачках те, которые им кажутся наиболее полезными при подсчете шансов. Сначала букмекерам дали десять самых полезных параметров и попросили предсказать исход соревнования. Затем добавили еще десять параметров и снова попросили предсказать итог. Но дополнительная информация не прибавила результатам точности, зато заметно подняла уверенность участников в своей правоте. Итак, доказано: информация бывает вредна.
Никто (в мире) не знает как оно надо «на самом деле». Мы все время экспериментируем, при этом стараемся не забывать, что есть главное.
Прямо сейчас все человечество — с первого до последнего человека — участвует в самом опасном эксперименте за всю историю: как много углекислого газа мы должны выбросить в атмосферу, прежде чем поймем, что стоим перед лицом гибели.
Однажды я экспериментировал. Как только видел, что какой-нибудь человек смотрел на часы, я тут же подходил и спрашивал у него: «Сколько времени?» Все, без исключения, опять смотрели на часы, прежде чем ответить.
Эксперимент всегда приветствуется. Чем более он органичен, оригинален, тем больше вероятность, что он станет трендом, победителем сердец.
Чтобы исследовать образ мышления граждан в нашей стране благосостояния, профессор Тюбингенского университета провел эксперимент. Он пригласил своих студентов в ресторан и сказал: «Вино, пиво и воду я беру на себя. А за остальное платите сами». Студенты выбрали в меню самые дешевые блюда. Спустя несколько недель профессор снова пригласил их в ресторан, но на этот раз сказал: «Платить будем в складчину». Студенты принялись внимательно изучать меню. Испытуемые прошли по протоптанной логической тропинке — зачем ограничивать себя, если платить будут все?
Мне кажется, в творчестве никогда ничего не надо бояться. Это такая сфера, в которой только экспериментами, пробами, попытками, смелыми шагами можно чего-то добиться. Если все время сидеть и переживать, что кто-то не посмотрит, кому-то не понравится, то надо уходить из профессии. Все великие художники становились таковыми за счет экспериментов. <...> Творчество — это такая сфера, в которой всегда люди будут делиться на тех, кому нравится, кому все равно и кому не нравится. Не надо по этому поводу переживать.