Цитаты про внешность

Оболочка порой обманчива,

Удивительно неточна.

Пусть и с виду весьма заманчива,

Но внутри – безнадёжно пуста.

И глаза поднебесно светлые,

Излучающие чистоту

Совершенно не соответствуют

Тем словам, что живут во рту.
Сейчас начинается показ платьев, а не вашей внешности. Это платье носит вас... а не вы — платье.
— Да поглядись ты в зеркало-та!

— В зеркало мы о Святках глядали и ничего плохого не углядали.
Да уж... Мог бы за двадцать миллионов долларов сделать лицо и покрасивей.
Всему, что вы видите, я обязана спагетти.
Время идёт для тех, кто не заботится о себе.
Мы влюбляемся в ваши сиськи и задницу. И, если вы хотите нас завоевать, не надо «10 шагов к успеху!», обойдемся минетом.
Ухоженное лицо – немая рекомендация.
Я не была у неё с тех пор, как умер её бедный муж. Никогда не видела, чтобы женщина так изменялась. Она выглядит лет на двадцать моложе.
Мне всегда интересно, как выглядели старые люди в молодости и мне становится грустно. Потому что всё исчезло, это очень жестоко. Но, если хорошенько сосредоточиться, можно представить знакомых стариков молодыми. Правда это очень тяжело. Потому что я вижу только то, что они старые, больные и уродливые, и их жизнь окончена.
Слушай, ты выглядишь, как Робокоп на пенсии!
— Нет, ну ты посмотри на него! У него глаза красные, лицо бледное, щеки впали.

— Да это его обычный вид!
Иисус, Бетховен, дед Мороз, Сократ, да Винчи... У лучших парней всегда длинные волосы.
Внешность — это всего лишь фантик, а конфетки под ней бывают всякие.
— Ты же сказала, что внешность не имеет значения.

— Да, но это было до того, как я узнала, что он долбаный Бред Питт.
Если женщина хочет выглядеть хорошо при случайной встрече, то она должна выглядеть хорошо всегда!
Розовая кофточка, каблуки 20 сантиметров, на лице «макияж» — в Москве на Тверской сказали бы — проститутка, а у нас тут «южный стиль» называется.
— Привет, крепыш! Hу, что скажешь?

— Hу ты выглядишь... ну... то есть смотришься...

— Джек, мы же друзья, нравлюсь, чего стесняться... мы же не брат с сестрой..

— Нет, определенно нет...
С тех пор как солнце светит и мир стоит — ни толстый нос, ни большой рот, ни жидкие или рыжие волосы никому не помешали пользоваться всеми наслаждениями взаимной любви.
Люди обращают столько внимания на внешность. А когда привыкнешь к человеку, тебе уже не важно как он выглядит. Кто-то красив, кто-то не слишком. Не это главное.
Почему людям так нравится наряжаться? Мы все виноваты. Новая стрижка... Макияж, который нам не по карману. Мелочи, которые превращают нас в других людей. А всё для того, чтобы отыскать тот день, тот час, то мгновение, когда мы почувствуем, что живём по-настоящему. Действительность можно так переоценить!
Бывает, встретишь настоящего красавца, а потом поговоришь с ним, и через 5 минут он скучный, как кирпич. А бывают другие. Знакомишься с ними и думаешь: «А ничего, нормальный». А потом узнаешь их поближе и понимаешь, что лицо им подходит, как будто на нем написана вся их сущность. И они вдруг начинают казаться такими красивыми...
Черт ли видит то, что скрыто, а наружное всяк видит.
— И как тебе бразильская эпиляция?

— Да ничего, только больновато.

— Присоединяюсь к Хаусу — зачем тебе это нужно?

— Потому что я — тщеславный пижон.
Можно надеть не совсем свежую сорочку, но мятую сорочку надевать нельзя.
Хорошо выглядеть, Варенька – это ведь вопрос не столько тщеславия, сколько вежливости. Постараться, чтобы других не очень тошнило от моего вида. А если удастся кого-то порадовать – что ж, совсем хорошо.
Знаете, в чем проблема, когда хочешь изменить облик, мистер Холмс? Как ни старайся, это всегда автопортрет.
Какие скулы, с ума можно сойти. Стоит прикоснуться, и порежешь палец. Я могу попробовать?
Над голым мужчиной смеяться нельзя. Особенно над Ником. Ник хрупкий. Как цветок. Как пухлый страдающий цветок, который себя ненавидит.
— Глядя на мужчину, на что вы смотрите, кроме лица, когда впервые видите человека?

— Мы с подружками смотрим на их задницы.

— Мда... на что там еще смотреть?!
Внешность не имеет ничего общего с тем, как ты сражаешься.
Даже не знаю, как описать её лицо. Красивое. Но бывает красота, которая очевидна, общепринята и вызывает скорее рыночные, чем личные чувства. А это лицо было другим. Про такие лица думаешь, что способен распознать их очарование только сам, а все остальные ничего не поймут и не заметят — и на основании этого сразу записываешь увиденное в личную собственность. Потом, когда выясняется, что эта односторонняя сделка не имеет силы, и остальные тоже отлично все поняли, чувствуешь себя преданным...
Человека рисуют не одежда и внешность, а гораздо в большей степени — психофизика его движений: походка, манера сутулиться или распрямлять плечи, еще тысячи малозаметных деталей, которые для любого профессионала так же очевидны, как крупный текст в детской книжке.
— Хорошая?

— Да-да, хорошая. Антошин, хорошая — это не только большие сиськи и длинные ноги, можно быть хорошей по-другому, понимаешь?

— Можно, конечно... Только это как-то безрадостно.
Цвет её лица показывает, что она не напрасно изучала современную живопись.
Как же мужчины-геи одержимы молодостью и красотой! Целая субкультура убеждена, что счастье заключается в отсутствии складок на боках. Как жалко. Как трагично. Как прибыльно..
Вы знаете, я благодарю Бога за то, что я красива; если я смотрю в зеркало и нравлюсь себе, значит я выгляжу хорошо.
— Ребекка, скажи, я очень хорошо выгляжу?

— Колл, ты же знаешь, что мне внушить ничего не получится.
Всё это — как полотна Сальвадора Дали:

Ищешь ответы снаружи, но ответы внутри.
Знаешь, в детстве я думала, что когда я вырасту, я буду выглядеть как принцесса. И вот я выросла. Я совершенно не выгляжу как принцесса, но мне почему-то кажется, что можно ещё немножко подрасти и всё-таки стать принцессой, хотя в сущности я понимаю, что скоро стану совсем взрослой и буду выглядеть как моя мать, а всё, что происходит со мной сейчас, покажется мне лучшим временем моей жизни.