Цитаты про фигуру

Одержимость по поводу излишней величины зада можно сравнить только с одержимостью по поводу незначительной величины бюста.
— Они гораздо стройнее, чем я.

— Да Вы в своем уме? У Вас все 110-115 фунтов.

— Вы имеете в виду одно из моих бедер, очевидно.
(смотрит на себя)

Костюм должен подчёркивать фигуру! ...(смотрит на Таню)

или скрывать её!
А ещё буквально 50 лет назад были пухленькие в моде. Если худая — больная значит, а эта вот — хорошенькая. Всё, 50 лет прошло и они давай худеть: фитнес, йога. Бедняги! Мы через 20 лет придумаем что-нибудь новенькое. Любим толстых, но без груди. Давай, выкручивайся!
Статья в абхазском женском журнале: «Вас не устраивает ваша фигура? Потерпите, кого-нибудь она обязательно устроит!»
Раневская забыла фамилию актрисы, с которой должна была играть на сцене:

— Ну эта, как ее... Такая плечистая в заду...
— Чтобы остаться ночью в доме с такой соблазнительной особой? Я боюсь нарушить священную клятву.

Скарлетт показала ему язык. Действительно, соблазнительная. Для слоненка, наверное.
Если у девушки есть лишний вес, но она чувствует себя комфортно в своём теле и живёт такой жизнью, какой хочет, она будет казаться мне привлекательной и сексуальной. Если у девушки идеальные формы, но она не умеет радоваться жизни и не любит себя, — это очень печально и вряд ли может понравиться.
— Да... Умыла она тебя!

— Подумаешь, тоже мне фигура!

— Фигуры может быть и нет, а характер на лицо.
— Люська, сходи в магазин — купи торт.

— Так сладкое ж портит фигуру!

— Папа, я вас умоляю, нашу фигуру уже ничто не испортит!
Я не жирный, я празднично-округлый!

(Я не жирный, я празднично пухлый!)
Не существует неправильного тела, существует неправильное платье.
— Когда мы последний раз ели?

— Не помню...

— Давай считать, что у нас разгрузочная неделя, и ты заботишься о своей фигуре.

— Можно я лучше буду заботиться о твоей?
Что такое, собственно говоря, плохая фигура? Это фигура, испуганная с головы до ног. Этот испуг в поведении происходит оттого, что женщина не дала своему телу то, что ему полагается. Девочка, которая стесняется оттого, что не сделала домашнего задания производит то же впечатление, что и женщина, не осознающая, что такое природа.
Ты грустно восклицаешь: «Та ли я?

В сто сантиметров моя талия...»

Действительно, такому стану

Похвал я выражать не стану.
Похоже, природа была не особо щедра, даря тебе изгибы, деточка.
Веселый человек был наш отец, венценосный король Чарли, каких баб имел!!! Ухх... Не то что нынешние, ущипнуть не за что...
Царица — иль, может быть, только печальный ребенок,

Она наклонялась над сонно-вздыхающим морем,

И стан ее, стройный и гибкий, казался так тонок,

Он тайно стремился навстречу серебряным взорам.
Раньше в школе я занимался лёгкой атлетикой. Правда с тех пор стал весить раза в два больше, и теперь у меня всего один кубик пресса.
— Типичная женщина Рубенса.

— Чья? У неё что, Рубенс есть? Армянин, да?

— Да я про её формы!

— Да... Красивые как манты. У нас в Бишкеке все маленькие, худенькие. Схватил, украл, женился — романтика! А с ней что делать? Не знаю даже...
Если честно, у меня два кумира — на разные случаи жизни. Когда я хожу в спортзал, мой кумир — Тарзан, а когда ем после шести вечера — Саша Цекало.
Но принцип борьбы неуверенности для всех один. Уверенность в себе можно накачать как мышцы в тренажерном зале. <...> Вопрос в том, что итальянки, например, умеют преподнести свои… достоинства. Я не могу назвать это «недостатками». Нет, это просто другие антропометрические данные! Кто нам вообще навязывает эти стандарты?! Итальянки специально подчеркивают свои плавные изгибы. И демонстрируют свои аппетитные формы.
Если женщина живет в гармонии с собой, она говорит: «Я крутая, классная. Да, пускай у меня волосы какие-то не такие, лишние килограммы, но я классная». Так вот мало кто так говорит. Обычно жалуются, мол, «я худею; я сейчас не в форме; мне нужно что-то подрезать или подтянуть; вот сменю цвет волос – жизнь изменится к лучшему». Да не надо ничего! Не нужно жить завтрашним днем, живите днем сегодняшним! Я каждый раз об этом говорю. Не влезаете в платье – купите на размер больше. Самое главное ведь – кайфовать от жизни. И это проблема не только наших женщин, а в принципе нашего общества. Нас постоянно загоняют в какие-то рамки.
— Я думаю, теперь я толстею из-за Кирилла.

— А что сразу Кирилл? Может, это из-за Никиты? Изменили няшке, потолстели ляшки.
На сцене в художественном беспорядке были расставлены старинные, потертые стулья (один лежал на боку), на которых сидели три фотомодели. Это были существа особой породы, чьи лица и фигуры отличались редкостными пропорциями, занимающими положение ровно посередине между странными и поразительными.
— Посмотри на себя — у тебя отличная фигура, шикарные волосы, ноги, и люди видят это, когда смотрят на тебя, а не цифру.

— В баре было темно, он был пьян.

— Ты всегда молодо выглядела, у тебя просили документы до тридцати.

— И все равно муж ушел от меня к той, что помоложе, разве не забавно?
Прекрасны те уста, которые часто произносят добрые слова.

Прекрасны те глаза, которые стараются видеть в людях одно только хорошее.

Стройной будет фигура у того, кто разделит свою еду с голодным.

И волосы станут как шелк, если их каждый день будет гладить ребёнок.
Это означает, что у меня нет груди, зато, к счастью, толстый зад!
Килограммы приходят без приглашения, а уходят отчаянно сопротивляясь.
Пусть кто-то ещё вякнет, что моя фигура далека от идеала! Это убогий идеал далёк от моей фигуры.
Пока у меня одна задница, а не две, я буду носить то, что мне нравится.

(Раз задница у меня по полу не волочится, я буду одеваться, как мне нравится.)
Ну что за манера мерить девушек? 90-60-90... Давайте тогда и парней мерить — 25. И делайте что хотите. Моркову жуйте, на дрожжах сидите...
Ты высокого роста, у тебя идеальная грудь, длинные волосы. Если бы я была на твоём месте, я бы везде ходила голой. У меня бы не было работы, не было умений, я бы даже читать не умела. Просто была бы голой.
Какой поэзией, какой дивной прелестью и грацией дышит ее изящная фигура!
Тело — багаж, который несешь всю жизнь. Чем он тяжелее, тем короче путешествие.
Каждый съеденный кусок остается во рту две минуты, два часа в животе, и два месяца на бедрах...
— Мерседес, ты ни в коем случае не должна стесняться своей фигуры.

— Стесняться? Нет-нет. Я боюсь слишком сильно обнажиться и спровоцировать сексуальный бунт.
— Чудовищные бедра, волосы как мочалка, поры просто ужас, форма ногтей кошмар

— А у меня по утрам изо рта пахнет.

— Фу…
Что позволяет мне поддерживать великолепную форму? Вода. Сон. И любовь.
Встречаются Фаина Раневская и Марлен Дитрих.

— Скажите, — спрашивает Раневская, — вот почему вы все такие худенькие да стройненькие, а мы — большие и толстые?

— Просто диета у нас особенная: утром — кекс, вечеромсекс.

— Ну, а если не помогает?

— Тогда мучное исключить.
Неужели «толстый» — это действительно наихудшее, что может приключиться с человеком? Неужели «толстый» — это хуже, чем «мстительный», «завистливый», «пустой», «тщеславный», «скучный» или «жестокий»? Не для меня.
— А с этим что ты делаешь?

— Я ем, не видишь, что ли?

— Ты не можешь есть еду из МакДональдса!

— Почему?

— Потому, что она проходит по твоему горлу, а приземляется ровно на моей жопе!
Изгиб её спины для глаз, как битое стекло для пятки.
Сложена она была как богиня; бюст не представлял ни без толку наваленных груд, ни той удручающей скатертью дороги, которая благоприятна только для скорой езды на почтовых. Всё было на своем месте, в препорцию и настолько приятно для глаз, что когда я мельком взглянул на себя в зеркало, то увидел, что губы мои сами собой сложились сердечком.