Цитаты про часы

Часы остановились. Движенья больше нет.

Стоит, не разгораясь, за окнами рассвет.

И вечности безглазой беззвучен строй и лад.

Остановилось время. Часы, часы стоят.
— Ну, это ж часы! Ты что, часов никогда не видел?

— Нет. А для чего они?

— Ну, это такая штука… Это такая штука, понимаешь… Часы. Они ходят.

— Как «ходят»? У них ведь лап нету, ни одной.

— Ну, как тебе объяснить? Ну это только так говорится, что они ходят, а на самом деле — они стучат-стучат, а потом начинают бить.
Часы и телефон

в их сути сокровенной —

и фабула, и фон

для драмы современной.

Ристалище. Дуэль.

Две партии в дуэте.

Безмолвный диалог.

Неравный поединок.
Я дарю тебе эти часы, чтобы ты смотрел в будущее. Стрелки всегда показывают будущее.
— Какие смешные часы! — заметила она. — Они показывают число, а не час!

— А что тут такого? — пробормотал Шляпник. — Разве твои часы показывают год?
Они идут в обратную сторону! Я сделал их такими, чтобы мальчишки, которых мы потеряли на войне, могли встать и вновь вернуться домой. В свои родные края, к своей работе, завести детей, прожить долгую полноценную жизнь. Быть может, и мой собственный сын когда-нибудь снова вернётся домой. Простите, если я задел кого-нибудь. Надеюсь, вам понравятся мои часы.
— Ладно, мне надо на репетицию, я опаздываю.

— Откуда ты знаешь? Ты же не носишь часы.

— Я всегда опаздываю. Поэтому и не ношу часы, они меня в депрессию вгоняют.
Часы — вещь интимная, прям как трусы моряка: один раз и на всю жизнь.
Что клюет курица? Пшеницу. А чем кормят часы? Тиканьем, милый мой. Послушай, они клюют и тикают одно и то же: сей-час! сей-час! сей-час!
Биение крови в артериях — странные часы, тиканье которых мы слышим только ночью.
— Нонночка, часы переводили четыре месяца назад!

— Вот я тогда и не перевела...

— Ну... Можешь уже и не переводить, что зря-то дорогие часы просто так переводить...
На часы и минуты время разбили ограниченные люди, не способные наслаждаться им целиком.
Кто-то плачет всю ночь.

Кто-то плачет у нас за стеною.

Я и рад бы помочь —

Не пошлет тот, кто плачет, за мною.

Вот затих. Вот опять.

— Спи,— ты мне говоришь,— показалось.

Надо спать, надо спать.

Если б сердце во тьме не сжималось!

Разве плачут в наш век?

Где ты слышал, чтоб кто-нибудь плакал?

Суше не было век.

Под бесслезным мы выросли флагом.

Только дети — и те,

Услыхав: «Как не стыдно?» — смолкают.

Так лежим в темноте.

Лишь часы на столе подтекают.

Кто-то плачет вблизи.

— Спи,— ты мне говоришь,— я не слышу.

У кого ни спроси —

Это дождь задевает за крышу.

Вот затих. Вот опять.

Словно глубже беду свою прячет.

А начну засыпать,

— Подожди,— говоришь,— кто-то плачет!
У меня были неисправные часы, так они дважды в день показывали верное время.
У королевы нет сил,

Трудно пойти вновь на риск

И она разбивает часы,

Чтобы продлить себе жизнь.
Мир — часы, они отсчитывают оставшееся время и ход их не имеет к этому никакого отношения. Мир всегда был часами. Даже звёзды будут гаснуть одна за другой, и там не останется ни света, ни холода. И это — война, бесконечная война без надежды на победу, война против обрушившихся на нас тьмы, холода и пустоты.
— Мне так много хотелось вам сказать, а теперь я не знаю с чего начать. Вы, наверное, хотите есть?

— Благодарю. Я недавно завтракала.

— Но сейчас время обеда.

— Что это за предмет?

— Это электронные часы. Они идут с точностью до одной десятой секунды.

— У нас в Перадоре есть только солнечные часы, но их нельзя носить на руке. И вообще, они стали то спешить, то отставать, из-за магистра Джарви, который умудрился вскопать даже часы.

— Зачем?

— Ищет философский камень.
I recommend you to take care of the minutes: for hours will take care of themselves.

Я рекомендую Вам заботиться о минутах: часы сами позаботятся о себе.
Каким бы великим гением ни был часовщик, он не сможет создать часы, которые будут работать вечно. Всё выходит из строя. Люди и даже целые миры.
Наша жизнь – волшебные часы,

Механизм из тысячи деталей.

Пульс в висках, как ходики, стучит.

Движемся от радости к печали,

От несчастья к счастью, сделав круг –

Мы бежим, как тень по циферблату.

Часики, бывает, отдохнут,

А потом опять спешат куда-то.

<...>

Механизм часов не разгадать…

Сколько лет отмерено мне будет?

Но одно мне довелось понять:

Главное богатство – это Люди.
Часы вечно либо спешат, либо отстают. Не желаю я, чтобы мной управляли часы!
Кристоф первым запрыгнул на валун, рывком втащил Вивиана наверх. Ученик встал рядом с ним, глядя на обезумевшее пространство вокруг. Машинально взглянул на часы — катаклизм продолжался уже семь минут и, похоже, не собирался заканчиваться.

— Успеем, — сказал колдун в ответ на молчаливое беспокойство ученика. Сам он часов не носил принципиально и поэтому из-за опозданий никогда не тревожился.
Угроза,

в ходе слышная

часов,

пружин их ржавых

хриплое

скрипенье

не распугает

птиц моих лесов

и не прервет их радостное пенье.
— Утеряны одни золотые карманные часы.

— Золотые?..

— Лорд Кавендиш намекает, что я причастен к пропаже сего прибора. После тридцати лет службы верой и правдой мне выказали недоверие, хозяин Чарльз.

— Говори на языке этого века, Стафф.

— Чудила думает, что я спер его сраные котлы и если я их не верну — он меня попрет.
В раю за временем не наблюдают – в аду минуты и часы считают.
Домовой, не ругайся, я тебя не боюсь,

В ведьму молодую, если надо влюблюсь.

Но как только полночь пробьют часы,Ты пощады, нечисть, у меня не проси.
Я погряз во лжи, я не хочу так жить.Небо, как моя высотка, делится на этажи.

И я устал ждать лифт — я поднимаюсь сам,

Пора меняться — сверься по моим часам.
— Вы опоздали на три минуты...

— Извините, я не ношу часы.

— Как же вы узнаете время?

— Всегда есть кто-то, кто напомнит.
— Почему ты постоянно смотришь на часы?

— Ничего... Просто я... КИРА.
— Сверим часы.

— На моих эндцать часов.

— Аналогично.
— Который час?

— Не знаю, у меня нет часов.

— А если бы были, то который показывали бы?
He'll still get up from time to time and wag his head and let us know how tired he is, but it's not a complaint or excuse or warning any more — he's finished with that; it's like an old clock that won't tell time but won't stop neither, with the hands bent out of shape and the face bare of numbers and the alarm bell rusted silent, an old, worthless clock that just keeps ticking and cuckooing without meaning nothing.

По-прежнему он иногда встает и качает головой, и докладывает, как он устал, но это уже не жалоба, не оправдание и не предупреждение — все давно кончено; это как старинные часы, которые времени не показывают, но все еще ходят, стрелки согнуты бог знает как, цифры на циферблате стерлись, звонок заглох от ржавчины — старые ненужные часы, они еще тикают и хрипят, но без всякого смысла.
Механизм изначально был моим личным врагом, а что до часов, то они были обречены растечься или вовсе не существовать.
Это часы моего отца. Они сломаны, но когда-то ходили точно. Отдавая их мне, он сказал: «По этим часам ты сможешь сверять свое сердце». Они остановились первого октября. В день нашего знакомства.
Больше карманов, еще больше! Материализм – чума двадцать первого века. Два телефона, в каждом по две сим-карты. В каждой сим-карте по два важных номера, остальное — “деловые контакты”. Все делим на два, даже свою жизнь на “до” (черное) и “после” (белое). Переставляем шахматные фигурки, пытаясь угадать следующий ход судьбы, а она только и делает, что насмехается над нами, и шахматные часы начинают обратный отсчет...
... Время не имеет ничего общего с тем, что сообщают о нем часы – штуковинки, сделанные из пружинок, которые не мыслят, и из шестеренок, которые не чувствуют, хреновинки и звездюлинки, лишенные той субстанции, которая позволяет вообразить, что пять ничтожных секунд – первая, вторая, третья, четвертая, пятая – были для одной стороны жесточайшей пыткой, а для другой – наивысшим блаженством.
Как ни печально, но единственное, что человек может делать восемь часов в день, день за днем, — это работать. Вы не можете есть 8 часов в день, или пить, или заниматься любовью.
Одиночество — это когда тиканье часов звучит как бой курантов.
Вы знаете, раскрытые часы на столе — это роскошное зрелище, но даже две пары никогда не тикают в лад! Они постоянно гоняются друг за другом, это беспрерывное соревнование, беспрерывное соперничество, хотя всего — часы, не люди!