Цитаты Даши

— Это неудивительно, они решили ввести в бой свежие силы.

— Дедуля, ты, что ли, свежий?

— Дарья, это ты – свежая, а я – проверенный.
— Вы даже перед Храмом изгаляетесь!

— Ты думаешь, у Бога нет чувства юмора?
— Как спали?

— Да как, принял таблеточку и улетел.

— Какую таблеточку?

— Вот эту, беленькую.

— Стивен, это кальций!

— Значит я обманул собственную бессонницу.
— Почему не позвали меня?

— Мне жалко было тебя будить.

— Это моя работа...

— Значит, ты плохо работаешь.
— Может мне завести роман?

— С кем?

— С тобой.
Он не звонил.

Я слонялась по квартире, читала книги.

Ни разу не открыла диссертацию.

Много смотрела в окно.

Невозможно быть счастливой в этом мире. Даже в Международный день театра.

Невозможно удержать снежинку на ладони. Невозможно положить в карман солнечного зайчика.

Невозможно быть счастливой в этом мире. Даже в День защиты Земли.

В День смеха, объединенный почему-то с Международным днем птиц, я решила, что возможно. Я стерла в телефоне имя «Тот, кто лучше» и записала новое: «Забудь».

Я решила заняться диссертацией. Невозможно было думать о том, что он отказался встретиться со мной. Я жалела, что ему это предложила. Неужели нельзя было удержаться?

Почему он не хочет меня видеть?

Конечно, ему не до меня. Его хотели убить. И у него предвыборная кампания. А вдруг он станет президентом? И я вот так запросто предложу ему: «Давай увидимся?» Или, когда он станет президентом, я буду звонить ему и сообщать о том, что ужин у нас сегодня в девять. А наш сын получил тройку. Интересно, а где учатся дети президентов? И почему это мой сын должен быть троечником?

Я писала диссертацию целый день и целую ночь.

В записной книжке моего телефона я дала ему новое имя: «Моя любовь».

Я заснула в семь утра.
Я подумала, что было бы хорошо иметь свой личный календарь: открываешь страничку, а там – «День перехода от плохого настроения к хорошему». И переходишь.
Я не встречаюсь с этим парнем. Я люблю его. Это ведь не одно и то же, верно?
— А вы, Александр Владимирович — просто дурак! Да, так бывает умный дурак!
Когда мне было пятнадцать, я думала, что в двадцать пять лет я буду совсем другая. Взрослая, серьезная. С мужем и детьми. И с длинными волосами. Из всего этого сбылось только одно – я взрослая.
Эпитафия: «Она умерла, раздавленная глыбой собственной лжи».
— Терпеть не могу людей, которые так трясутся над своей репутацией. Для вас мнение толпы — все, а собственного мнения, если присмотреться, вообще нет. Вот и получается: красивая упаковка, а внутри — пшик. Пусто.

Брови парня медленно поползли вверх, глаза округлились.

— Это у меня-то нет собственного мнения? — выдохнул он.

— А что, есть? — неискренне удивилась я. — Если бы ты не строил из себя крутого, а действительно был крутым, тебя бы не волновало, кто что подумает.
А любовь — это работа. Сохранить отношения — это работа. Понимаешь, ежедневный труд, без выходных, отпусков.
Кстати, у некоторых людей полностью отсутствует подозрительность, недоверчивость, наблюдательность и так далее.
Забытый роман — это очень хорошая вещь. С одной стороны, вы встречаетесь как старые друзья и вам не нужно друг у друга узнавать — как учишься, чем увлекаешься, кто твои мама и папа. С другой стороны, перед вами хорошо забытое старое, а значит, новое. То есть передо мной совершенно новый хорошо забытый человек.
У всех, у каждого взрослого, бывают такие мысли, только они не признаются, а я призналась, — может человек хотя бы один раз написать в своем личном дневнике чистую правду?.. Я плачу потому, что меня никто не любит.
Еще бывают мужчины — брутальные роковые красавцы, с ними как раз можно покраснеть, побледнеть, замереть, как в детской игре «Замри!»... правда, роковые красавцы отчего-то почти всегда глуповатые, поэтому очень быстро отмираешь, как после команды «отомри!»
Никогда не требуйте от партнера признаний в любви, не вынуждайте к нежности, не заставляйте, не шантажируйте, не, не, не... в общем, ведите себя тихо как мышка, и тогда все сами придут и сами все вам дадут.
Так иногда бывает, что хорошо знакомый человек внезапно предстает в новом, неожиданно прекрасном свете.
Самое лучшее в чужих родственниках — это то, что, когда остаешься без них, вдвоем, сразу же чувствуешь какую-то особенную близость.
Нужно вести себя умно и гордо — небрежно признавать красоту других женщин, поскольку чужая красота ничуть не умаляет ценность для партнера, человек любит другого человека не только за красоту, отнюдь не за красоту, а за другие оригинальные качества и так далее...
Странно бывает — ждешь чего-нибудь как праздника, надеваешь кружевные бусы, а потом плачешь один в ночи, как одинокий краб...
А ведь одиночество, остракизм, изгнание всегда считались еще более страшным наказанием, чем даже смертная казнь.
Но особенная близость вовсе не подразумевает, что нужно говорить друг другу все. Все, что думаешь. Все, что знаешь. В семейной жизни, особенно в семейной жизни, наоборот, нельзя говорить о чем-то, обнажать какие-то вещи, что-то непременно надо держать при себе. Есть в близости людей заветная черта, ее не перейти влюбленности и страсти, пусть в жгучей тишине сливаются уста, а сердце рвется из груди от любви на части... Чрезмерная откровенность делает людей, живущих в браке, неинтересными друг другу. У каждого должны быть свои тайны, секреты, особенно некоторые вещи обязательно должны оставаться недосказанными...
Бывают мужчины-интеллектуалы, они почему-то всегда худенькие, небольшого роста, в очках. И при взгляде на них думаешь: сейчас тебе расскажут что-нибудь интересное про Александра Третьего, будут читать стихи, возникнет духовное соединение и так далее... А вот о сексе совсем не думаешь... нет, не если потом выходишь за них замуж это уже как-то само собой получается, но чтобы сразу же, с первого взгляда покраснеть, побледнеть, сладко замереть и подумать: «А как это будет, если... ох...» — это нет...
Мужчины полагают, что мужская измена — ерунда, а женская — «ах, ох, она мне изменила!». Мужчины ошибаются.
Нас учили всегда говорить «мы с вами», это подвигает партнера к сотрудничеству.
Когда человека в чем-нибудь несправедливо обвиняют, он тут же начинает вести себя как виноватый.
С психологический точки зрения понятно, почему совершенно невинный человек начинает нервно оправдываться, — потому что обвиняемый становится как бы воплощением направленных на него подозрений.
Первый признак лжи — это когда взгляд человека направлен налево и вверх, а второй — когда человек почесывает кончик носа.
Вывод: встречаться с Кастом сейчас нельзя, потому что на данный момент я сдерживаться не способна. Следовательно, опять-таки… сидим и обретаем душевное спокойствие. Сидим, блин, и обретаем!!!
— Чего тебе, Каст?

— Крови, — прошептала я и осеклась под убийственным взглядом пылающих огнем глаз.
— Крошка, ты разбиваешь мое сердце, — наигранно простонал парень.

Пожав плечами и с видом «вот такая я зараза», я отправилась в ванную.
— Ушастый лис.

— Я коти-и-и-и! — тут же возмутился Кузьма. — Коти-и-и-и!

Пришлось перейти на шепот.

— Он ушастый лис, который считает себя котиком.
Офигеть. Нет, не так — о-фи-геть!!!

Не знаю, кто как, а лично я теперь фанат твиров. И Кузю не то что не отдам — порву любого, кто косо в его сторону глянет.
— Войны начинают неудачники, — вспомнив одну фантастическую книгу, пробормотала я. А что? Очень точное определение.
Они-с вскочили, приняли пафосную позу (глазки горят, щечки раскраснелись, кулачки сжаты) и стыдливо промолвили:

— Ты мне нравишься.

«Не заливай, — зевнул жизненный опыт. — Такие, как ты, не испытывают никаких чувств. Вы привыкли только брать то, что хочется, а если кто-то вам отказывает в удовлетворении желаний, искренне не понимаете, как таким подаркам судьбы можно отказать. Ты же меня в асфальт закатать хотел, а теперь поешь о высоких чувствах».
— Скажи, папа, а почему у меня есть папа Лёша, папа Костя, папа Миша?

— Котёнок, просто твоя мама, она... ну так бывает, не обращай внимания.

— Скажи, а когда я вырасту, я тоже буду, как моя мама?

— Нет!!! Ты будешь как папа, и даже лучше.
— Голуби мира? — повел носом аппетит, разыгравшийся от умопомрачительных запахов.

— Гуси перелетные, но они вроде как тоже не за войну, — отбил подачу Пучик.