Цитаты про листья

Обрываются речи влюблённых,

Улетает последний скворец.

Целый день осыпаются с кленов

Силуэты багровых сердец.

Что ты, осень, наделала с нами!

В красном золоте стынет земля.

Пламя скорби свистит под ногами,

Ворохами листвы шевеля.
Время летит неумолимо,

Но у людей такой молитвы нет,

Чтобы хоть на мгновенье

Остановить теченье кратких лет.

И мы спешим, друзей теряем,

Но всё равно не успеваем жить,

Листья своим примером

Нас бы могли, наверно, научить.
Озарены луной ночевья

Бесшумной мыши полевой;

Прозрачными стоят деревья,

Овеянные темнотой, -

Когда рябина, развивая

Листы, которые умрут,

Завидует, перебирая

Их выхоленный изумруд, -

Печальной участи скитальцев

И нежной участи детей;

И тысячи зеленых пальцев

Колеблет множество ветвей.
Люблю осеннюю Москву

в ее убранстве светлом,

когда утрами жгут листву,

опавшую под ветром.

Огромный медленный костер

над облетевшим садом

похож на стрельчатый костел

с обугленным фасадом.

А старый клен совсем поник,

стоит, печально горбясь...

Мне кажется, своя у них,

своя у листьев гордость.

Ну что с того, ну что с того,

что смяты и побиты!

В них есть немое торжество

предчувствия победы.
Парит, парит гусиный клин,

за тучей гуси стонут.

Горит, горит осенний клен,

золою листья станут.

Ветрами старый сад продут,

он расстается с летом..

А листья новые придут,

придут за теми следом.
Когда гляжу на летящие листья,

Слетающие на булыжный торец,

Сметаемые — как художника кистью,

Картину кончающего наконец,

Я думаю (уж никому не по нраву

Ни стан мой, ни весь мой задумчивый вид),

Что явственно жёлтый, решительно ржавый

Один такой лист на вершине — забыт.
Ах, для кого же соткана

Роскошная парча из алых листьев?

Туман осенний

Скрыл от глаз

Все склоны гор!
Деревья, только ради вас,

И ваших глаз прекрасных ради,

Живу я в мире в первый раз,

На вас и вашу прелесть глядя.

Мне часто думается, — бог

Свою живую краску кистью

Из сердца моего извлек

И перенес на ваши листья.

И если мне близка, как вы,

Какая-то на свете личность,

В ней тоже простота травы,

Листвы и выси непривычность.
Листва редеет золотая

И всё грустней

Осенний сад...

Жар-птица счастья, улетая,

Отводит виновато взгляд.
Листок в подземном переходе,

кленовый, с выпуклостью жил.

Он не принадлежит природе

уже. Он просто так лежит.

Притормози свой бег прохожий,

пока не хрустнул под ногой

кленовый лист — такой несхожий

с моей, твоей... ничьей? — судьбой.
Листья ярким хороводом

Закружились на ветру.

Ах, октябрь, вечер года!

Ох, дождливая погода!

Ой, как зябко по утру…

Я бегу к метро по лужам,

Яркий зонт летит за мной.

Ах ты, утренняя стужа…

Новый шарф, пожалуй, нужен –

Тёплый, мягкий, шерстяной.
Это было

Не птичье крыло.

Это лист

На ветру трепетал.

Только

Не было ветра в тот день.
На каждом стебельке травы дрожали жемчужные капли росы, а жёлтые листья на чёрных дубах горели, как золотые монеты.
И последним листочком вдохнет ледяной октябрь.Тишина будет вечно плескаться в моей груди.

Я воскресну, как тот, упомянутый всуе Лазарь,

Потому что пора моей жизни вперед идти.
Осень — ось рассудка накренилась,

в восемь в тебе станут падать листья,

этот вечер выдастся прохладным,

выдаст тайны питерских парадных:

как мужчина с северной закалкой

подносил бессильно зажигалку

к черноте усталого лица,

как летела с губ его пыльца,

превращаясь в птицу на лету

стихо-журавлиности минут.

Осень бросит в кривь дороги лужи,

мир зеркальным станет. Станет нужно

что-то понимать по отраженьям,

чтобы не остаться снова прежним.

Чтобы в темной питерской парадной,

щелкая упрямо зажигалкой,

вечер зажигая, как торшер -

сжечь все листья на своей душе.
Осенью я, девочка, старше становлюсь,

Разбираю пальцами заспанность ветвей,

Цепким сердцем слушаю дождевую грусть.

Осенью я, девочка, чувствую острей.Ветер глажу ласково — подставляет бок

И летит над крышами пением цевниц.

Осенью я верую в то, что рядом Бог.

Осенью размешан я с перелетом птиц.

Кажется, мгновение — и исчезнет все,

Отцветет, отмается, вылетит из уст,

Разольется ливнями, потеряет ось.

Осенью я, девочка, тихим становлюсь.
Мне не уснуть. А мир — ладонь,

Гуляй, гуляй, пока не спится,

Пока не вырвет осень зонт,

И не покроют тебя листья.
Она незваная, нежданная пришла,

болтала громко и дымила папироской,

а я подумал: «как же хороша,

как явно пахнет августом и осенью».

Но я был глуп, я видел в ней пролет

мгновения — ведь завтра же забуду,

проходит все, и женщина пройдет

букетиком отцветших незабудок.

Тогда смотрел — как будто бы поверх,

писал стихи, но как бы в одолженье.

Она к семи бежала на концерт,

вся превращаясь в спешку и движение.

Не возвращалась. В марте, сентябре

не возвращалась! Я корился: «сукин...!»

Сейчас упал бы на колени перед ней

и целовал безумно ее руки.

Сейчас бы плакал «милая, прости!»

и не стыдился слез бы, не стыдился!

Но все проходит. Осень впереди.Нет никого, лишь листья, листья, листья...
Листья, листья! парашюты

с куполами алыми.

Вы, дожди, располосуйте

асфальтовые ватманы!

Время крутится в моторах,

отмирает в молочае.

Листья мне кричат: — Мы тонем!

а другие: — Мы летаем!
Осень пишет

Как художник,

Осень — кисти,

Осень — дождик,

Осень пишет красностишья -

Желторифмы рыжеслов.

Кисти, ветви — сонмы тождеств,

Сонмы равенств,

А под кожей -

Сентябристость,

Серебристость

И ребристость облаков.

Осеняет всех осенне,

Осень — ставни,

Осень — сени,

Не ее ли пел Есенин,

Оторвавшись от полей?

Осень, danke,

Как же тонко!

Месяц в месяц — по ступеням.

Осень — яблоки-паденки

На невыспанной земле.

Осень в лицах,

Осень в листьях,

Осень в птицах -

Машет кистью,

По-девичьи обессилев,

По-лисичьи спрятав хвост.

Осень в чем-то истерия -

Золотые

ЗлыеМысли.Лето сносим,

Осень строим,

Осень.

Живопись.

Помост.

Мы с тобою в ней как краски

Растекаемся.

Мы кляксы.

Мы прозрачны,

Многозначны,

Мы чернила из ресниц.

Это тихо.

Это больно.

А над нами осень-плакса.

С нами осень,

С нами осень…

Спи, любимая, усни.
Эта осень – острее и ярче других:

Столько разных историй, событий и лиц.

А в наушниках льётся знакомый мотив

Про сорвавшийся с ветки потерянный лист.

Греют душу следы состоявшихся встреч,

А надежда на новые – греет теплее.

Мне бы в памяти этот восторг уберечь,

Чтобы он в суете останавливал время.
Осень шумит листопадом и плачет дождём,

С летом милуется, грустно поет на прощание.

Мы посидим на скамейке с тобою вдвоем,

Поговорим, возвращая свои обещания.
На дорожке мертвый лист

Зашуршал в тоске певучей.

Хочется ему кружиться,

С первым снегом подружиться,Снег так молод и пушист.

Неба зимнего созвучья,

Крыши и сухие сучья

Покрывает на вершок

Серебристый порошок.
Каждую ночь она засыпает одна. И лежа в кровати, обняв тонкой рукой подушку, она смотрит в окно, за которым падают листья на мокрый асфальт. Они падают бесшумно, но она слышит каждый удар листа о землю. Может быть, это удары её собственного сердца. И листопад превращается в странные, страшные часы, отчитывающее её время, её дыхание, и тьма за окном всё плотнее, и мир всё меньше, он становится крошечным, сжимаясь до размеров зрачка, он становится тесным, душным, а её сердце в нём — огромным, разрывая пространство, достигая мечтами самых дальних миров, оно стучит всё быстрее, всё более жадно глотает чужое тепло, всё отчаяннее ищет кого-то на тонущих в свете фонарей улицах городов, на тёмных тропинках забытых богом лесов, в гулкой пустоте степей и на томных влажных пляжах... А вокруг всё быстрее падают листья, падают стены, падают звёзды, падает небо...
Я слышал о том, что ты приезжала домой. Ещё теплой осенью, в конце октября, перед самым началом холодных ночей. В то время меня не было в городе, хотя какая разница? Мы разминулись с тобой намного раньше, чем закончилось лето.

От друзей и знакомых я узнал, что ты счастлива и любима. У тебя настоящая жизнь, о которой ты мечтала, и которую невозможно было создать со мной.

Я рад, что ты обрела спокойствие и равновесие; что рядом с тобой человек, которого ты выбрала рассудком. Так и должно быть. Он счастливый обладатель твоих мыслей, а я – снов и воспоминаний.Люди могут ощущать присутствие дорогого им человека даже на расстоянии.

Я же словно лист, что решительно срывается с ветки и стремительно летит вниз, пока не упадёт на жесткую землю, поранившись всем сердцем. Да что с него взять? Обычное искалеченное сердце. Обернись, и ты увидишь вокруг сотни схожих погубленных сердец. Лежат себе молчаливо под ногами жёлто-багровыми застывшими бескрылыми самолетами. И разница между нами всего одна: в силе и высоте полета, а всё другое, как и неизбежное приземление, одинаково.

Ждать спасения бесполезно. Так не должно было случиться, но природному пилоту-ветру виднее, в каком направлениивзаимности или отвержения – веять.

Тёмный лес хранит память и про счастливые светлые истории

Листья – как потайная сокровищница. И среди этих ярких изумрудов, опалов и рубинов – ты. Моё тревожное незабываемое чудо

Горячее дыхание леса и твоё родное тепло. Ты так близко, что я теряю, словно слабое дерево, последние силы и сознание, и вальсирую покорным листом к земле, в своем одиноком танце.

Чувствуешь моё приближение? Обними меня, любимая. Непринужденно и ласково. Обними перед тем, как меня навсегда поглотят земные роковые владения
Этой осенью всё и закончилось.

Я ещё пытался спасти наши отношения, как последний тёплый вечер августа оберегает открытое плечо любимой от сентябрьского поцелуя украдкой. Но все попытки были бесполезны: ты покинула меня, подхваченная безудержным порывом кружащих листьев. Ты ещё летом порывалась уйти, но моя привязанность к тебе оказалась сильнее твоей нелюбви.Осень – время, оголяющее не только стволы и ветви деревьев, но и чувств...
Я так люблю осенние букеты

Из разных листьев, собранных у дома.

В них шум дождя и яркий праздник цвета,

В них летний вздох и осени истома.

Держу охапку – будто судеб ворох.

Прожилки на листочках – будто венки.

И каждый листик – словно целый город:

Домов, проспектов, ржавых крыш оттенки.
Вам, листья, кровь дана от целой жизни года.

Какой с востока плыл фламинговый восход!

Какой закат стекал по кронам целый год,

Чтоб в славу хрупкую одела вас природа.

И человек, как лист, однажды упадет,

Снаружи пепельный, внутри кровоточащий.
Пусть колышутся листья, как волны о дикий берег.

Пусть во всей атмосфере витает простор Земли.

Волшебство прилетит даже к тем, кто в него не верит.

Если примет нас ветер, то и мы бы его — смогли.
Сухие, жёлтые листы,

Предвестники поры печальной,

Вы любы мне!.. Мои мечты

Привыкли к думе погребальной,

Сдружились с мыслью неземной;

И есть родство, родство святое

Меж всем тоскующим и мной —

Неизгладимо роковое

Клеймо дней прежних над душой!..
Осень, осень, лес остыл и листья сбросил,

И лихой ветер гонит их за мной.

Осень, осень, ну давай у листьев спросим,

Где он май, вечный май?
В путь-дорогу птицам пора,

Птицам снится юг.

Жёлтый лист кленовый вчера

Сел в ладонь мою.

Кто-то мне пусть скажет в ответ:

— Hичего такого здесь нет.

Жёлтый лист, как птица, вчера

Сел в ладонь мою.

Кленовый лист, кленовый лист,Ты мне среди зимы приснись

В тот миг приснись, когда пурга

Качает за окном снега,

В тот миг когда всё замело

И на душе белым-бело,

Ты мне приснись,

Рыжий лист кленовый.
Снится птицам море и юг

В дымке золотой.

Жёлтый лист, доверясь мне вдруг,

Сел в мою ладонь.

Кто-то мне пусть скажет в ответ:

— Ничего такого здесь нет.

Спрыгнув с ветки, жёлтый лист вдруг

Сел в мою ладонь.
Наступила та чарующая осенняя пора, когда весь лес словно погрузился в цветные сны. Всё вокруг полыхало золотисто-жёлтым, алым и апельсиново-оранжевым. Лесные тропы были усеяны шуршащими листьями — будто осенний почтальон обронил десятки ярких бумажных писем.
Снаружи листья опадали с деревьев, внутри мы больше не придавали значения правде такого рода.
... палая листва плыла по канаве, как порванное в клочки письмо, в котором лето объясняло, почему оно убежало к другому полушарию.
С тонких круглоголовых лип падают жёлтые волосы.