Цитаты про жалость

Этого не бывает, чтобы женщина хоть раз в жизни не пожалела того, кто любит её так долго.
Вы смотрите на меня с жалостью, мадам. Мне не нужна ваша жалость. Меня не многим одарила природа, но я это признаю, не расстраиваюсь из-за этого и не стыжусь.
Вода в графине — чудо из чудес,

Прозрачный шар, задержанный в паденье!

Откуда он? Как очутился здесь,

На столике, в огромном учрежденье?

Какие предрассветные сады

Забыли мы и помним до сих пор мы?

И счастлив я способностью воды

Покорно повторять чужие формы.

А сам графин плывет из пустоты,

Как призрак льдин, растаявших однажды,

Как воплощенье горестной мечты

Несчастных тех, что умерли от жажды.

Что делать мне?

Отпить один глоток,

Подняв стакан? И чувствовать при этом,

Как подступает к сердцу холодок

Невыносимой жалости к предметам?

Когда сотрудница заговорит со мной,

Вздохну, но это не ее заслуга.

Разделены невидимой стеной,

Вода и воздух смотрят друг на друга...
— Парни с улицы не знают жалости.

— В этом все и дело. Я не хочу, чтобы меня жалели.
Мне жаль нас обоих, но тебя мне жаль больше.
Люди, которые тщеславятся тем, что вызывают зависть, часто кончают тем, что вызывают жалость.
Как жаль, что ты не можешь хоть раз взглянуть на всё моими глазами.
А когда сердцу девушки станет жаль, то, уж разумеется, это для нее опаснее всего. Тут уж непременно захочется и «спасти», и образумить, и воскресить, и призвать к более благородным целям, и возродить к новой жизни и деятельности.
Меня это всегда изумляло: суметь самое высокое из доступных человеку чувств, сострадание, превратить в ядовитое жало. Звучит-то как: «острая жалость».
Все, кто желает мне добра. Пожалуйста, не будьте жалкими, когда любезны.
Не правы те, кто доброту принимает за жалость

Друзей виднее не в горе, а в сытой радости

Страшнее страха, лишь позор, который видели

И часто причина предательства в совместной прибыли.
— Вы хотите подумать?

— Честно говоря — да.

— Мне вас жаль...
Жалость к себе убивает быстрее, чем пуля. Лисица, попав в капкан, отгрызает себе лапу. Птица летит на юг, невзирая на усталость и чудовищные мозоли под крыльями... Природе неведомы жалость и снисхождение. Если хочешь жить — научись презирать жизнь. Если хочешь побеждать — научись презирать боль. Если хочешь быть всем — научись самоотречению и самоотрицанию. Кто отказался от себя, делает шаг к себе. Кто отказался от всего — становится хозяином мира.
Жалеть друг друга тоже можно. Не бойтесь! Жалейте друг друга. Жалейте — и вы будете счастливы! Честное слово, это правда, чистая правда, самая чистая правда, какая есть на земле.
— I don't like hurting people.

— Then don't. But if you do, do it coolly. Don't insult your victims by feeling sorry afterwards.

— Я не люблю делать людям больно.

— Так не делай. А если уж делаешь, то делай это спокойно, не оскорбляя потом своих жертв чувством вины.
Погоди-ка, я что, должна жалеть тебя, только потому что ты красивая? И потому что ты зашибала десять тысяч в минуту, нихрена не делая? О, это было так тяжело, так ужасно. «Они так плохо со мной обращались».
– Как жаль, что Бильбо не убил мерзкую тварь. Ведь это было так просто!

– Жаль, говоришь? Верно! Именно жалость удержала его руку. Жалость и Милосердие. У него не было нужды убивать, и он сжалился. И был вознагражден сторицей, Фродо. Будь уверен: Бильбо отделался так легко и сумел в конце концов освободиться только потому, что его история с Кольцом началась именно таким образом. С Жалости.
Жалость — приятное чувство, устоять перед ним так же трудно, как перед музыкой военного оркестра.
Не смотри на меня такими глазами. Ты похожа на босых боливийских детишек, которым ищут приёмных родителей.
Желание вызвать жалость или восхищение — вот что нередко составляет основу нашей откровенности.
Находиться рядом со страдальцем несколько утомительно. Его можно жалеть, однако всё равно хочется, чтобы он собрался.
Не дави на жалость, потому что во-первых я не куплюсь, а во-вторых — мне плевать.
Каждый человек должен уметь себя жалеть. Ближе и роднее, чем собственное «я» ведь никого нет.
Жалость — та же любовь, Хармиана. Неисповедимы пути женской любви, а твоя любовь совершила нечто поистине непостижимое, мне это ведомо. Но чем сильнее любовь, тем глубже пропасть, в которую она может пасть, что потом опять вознестись в небеса и снова низвергнуться.
Большинство людей бессердечно относятся к черепахам, ведь черепашье сердце бьётся ещё долго после того, как животное убьют и разрежут на куски. «Но ведь и у меня, — подумал старик, — такое же сердце, а мои ноги и руки так похожи на их лапы».
— Разве вам не будет её жаль, если мы не отомстим?!

— Жаль будет не в том случае, если мы не сможем отомстить. По-настоящему будет жаль, если нас поглотит жажда мести, и мы расстанемся собственной жизнью.
Ведь эта глупость до того жалка,

Что даже потерпевшего не жалко!
Как-то вот получается, что слабых больше жалеешь, но меньше любишь. Жалость от доброты идет, а любовь… ну, как бы это сказать… так положено человеку. Любовь первее жалости. Жалеть, конечно, надо, но больше хочется любить. Вот мне в тебе нравится то, что тебя жалеть не надо.
— А я могу задать вам личный вопрос?

— Конечно.

— Вот вы вроде такой же, как я. И как вы смогли заполучить такую девушку, как Пенни?

— А? Ну знаете... Я просто был собой.

— Я тебя умоляю. Я расскажу вам, как он этого добился: неуклонно и неустанно клянчил. Изъясняясь урологическими терминами, он был лекарственно-устойчивым стафилококком, а она уретрой, которая не смогла ему противостоять.
Странно, что я не умер от жалости к самому себе прямо у всех на глазах, но если бы от этого умирали, вряд ли кто-нибудь доживал бы до четырнадцати лет.
Когда на смену любви приходит жалость, всегда остаётся один шаг к презрению, поэтому никогда не позволяйте себя жалеть.
Мы никогда не должны жалеть себя. Как бы нам не было плохо, может стать еще хуже.
Даже во взглядах сочувствия и жалости отражается обычный нарциссизм. Жалость и сочувствие позволяют смотреть на человека сверху вниз. А жалея самого себя, ты сам себя и унижаешь. И то, и другое мерзко и отвратительно.

Но есть и нечто более объективное, чем сочувствие и жалость.

Только буквально уткнувшись носом, я это понял.

Я просто не хочу, чтобы кто-то страдал.

И это совсем иное чувство, нежели жалость или сочувствие.