Цитаты про взросление

Жить — значит меняться, меняться — значит взрослеть, а взрослеть — значит непрестанно творить себя самого.
Забавная вещь во взрослении: год за годом все отчаянно боятся быть странными в каком бы то ни было случае. А затем неожиданно, чаще всего ночью, все начинают хотеть быть другими.
Взросление — не угасание, равнодушие, скорее это понимание и себя как личности, и своих желаний, и ответственности за то, что ты говоришь.
Никто не говорил тебе, что взрослеть — это предавать себя шаг за шагом? Нужно научиться быть верным себе, думая о последствиях. Но это не так то легко...
— Нет, это моё! — тут же нашлась я.

На папином лице поочерёдно отразились изумление, сожаление и замешательство.

— Гм, я рад, что ты предохраняешься, — пробормотал он и закрыл дверь.

Предохраняюсь… Он даже не подозревает, что я никогда в жизни не целовалась!
Тогда было так, если друг, то навсегда до последнего,

К своим годам мы прибавляли ещё чьи-то года.

Чтобы казаться взрослее мы обгоняли тебя время.

Да, мы посмели.
— Тебе нужно повзрослеть!

— Я уже повзрослела, теперь просто старею.
Но я не плакала, я с ужасом думала о том, что вот теперь я осталась одна, и значит я – взрослая, потому что у детей всегда кто-нибудь есть, только взрослые бывают одинокими, а у меня нет никого, все свои пятаки-любови я растеряла… вот и выходит, что я взрослая.
Тебе кажется, что ты взрослеешь постепенно, но, черт возьми, однажды это хлестнет тебя как ветка в лесу, отпущенная впереди идущим.
— Иногда приходится прощаться с тем, кого любишь... Это неизбежно, если ты растешь.

— А все оставляют кого-нибудь, кого любят, когда вырастают? — спросила девочка.

— Почти все... А иногда оставляют даже самих себя. Наверно, это в конце концов одно и то же.
Люди взрослеют по-разному: кто быстро, кто медленно, а кто — в момент. И живут все по-разному. Не то чтобы специально, а в силу обстоятельств. Чем эти обстоятельства сильнее, тем больше высота полета или глубина падения той или иной судьбы. Куда лететь — вверх или вниз — каждый решает сам. Но выбор есть всегда.
Каждый ребенок рождается божеством, а потом опускается до человека.
Я думаю, что наконец-то осознала, что значит повзрослеть. Знаете, всегда было интересно, но это легко. Это когда вам приходится решать — поступить так, или иначе. Но никто вам в этом не поможет.
— А когда можно считать себя взрослым?

Лиза думает.

— Когда начинаешь больше думать о себе, чем о других, — хрипит она и с дребезгом захлопывает окно.
Взрослым человек становится только тогда, когда у него пропадает желание это доказывать.
Мы были такими, какими были, и не хотели меняться. Нас называли детьми Депрессии. На наших столах не бывало приличной пищи, но мы вымахали в настоящих верзил и силачей. Я думаю, многие из нас не были избалованы любовью в своих семьях, но мы привыкли и не нуждались в доброте и заботе со стороны. Мы не питали уважения к старшим. Мы были чудаковатые, но люди не смеялись над нами и были заботливы. Наверное, мы выросли слишком быстро, оставаясь в сущности детьми. Мы были словно плюшевые тигры.
— Папа, мне уже восемнадцать!

— Я знаю, знаю. Просто... на реальность ты ещё успеешь насмотреться. Я хочу, чтобы ты как можно дольше не снимала розовые очки.
— Взрослей, старина!

— Если бы я повзрослел, ты бы никогда в меня не влюбилась.

— Если бы ты повзрослел после этого, мы до сих пор были вместе.
Когда человек взрослеет, ему начинают сниться сны про любовь, и становится очень трудно летать. Хотеть или не хотеть этих перемен бессмысленно, они всё равно наступят.
Каким взрослым мечтал я стать? Какой взрослый – хороший? Тот, что в определённом возрасте устраивается на работу, тот, что в определённом возрасте женится, тот, что уже заранее составил план своей жизни? Такой взрослый, которого все остальные люди считают хорошим? Какой он? Если я стану взрослым, я буду счастлив? Не знаю…
— Хотите выглядеть взрослыми? Ведите себя соответственно.

— Э... Тут какая-то путаница. Я не против оставаться ребенком. Взросление — фишка Томми.
Как мне стать взрослым самостоятельным мужчиной, если со мной обращаются как с ребенком.
— Надо учиться ошибаться, пока ты не повзрослела.

— Надо учиться...?

— В молодости от этого быстро оправляешься. Если научишься падать сейчас, то легче будет вставать потом. Во взрослом возрасте, каждый промах — как нож в сердце, чем больше ответственности на себя берешь, тем меньше права на ошибку.
People make mistakes. It's part of growing up. And you never really stop growing.

Люди делают ошибки. Это часть взросления. А мы никогда не перестаем расти.
И так важно однажды не проснуться взрослым,

И так страшно однажды загнуться от церроза.
Наконец мы стали взрослыми. Теперь мы сможем исполнять все свои мечты, ведь кругом столько возможностей. Пришло время стать такими, какими мы всегда мечтали быть. Это наш мир и мы.
Не важно, кто вы — Джастин Бибер, Маколей Калкин, когда вы взрослеете всем на вас... ну вы сами знаете.
... может, и упираться не стоит, когда враги станут тащить меня к двадцати пяти годам. Двадцать пять – достойный пожилой возраст… Вот бы тридцать лет прожить двадцатипятилетним. А там – хоть трава не расти.
Три года я жил самостоятельно от родителей. В общем-то заслуга в этом только их. Сам я на квартиру копил бы ещё лет десять. Они мне квартиру подарили, и прямо-таки выставили из дома. Я вначале даже слегка обижался при всех бесспорных преимуществах отдельного жилья. Потом посмотрел на друзей, живущих с родителями, и понял, как были правы мои предки. Всё-таки жизнь с мамой и папой, если ты из школьного возраста вышел, человека портит. Ты можешь при этом зарабатывать неплохие деньги, можешь содержать родителей, но если ты остался жить в родительском доме — ты прекращаешь взрослеть. Принимаешь манеру поведения и жизни родителей. Консервируешься, становишься молодой копией отца. А это только в крестьянской семье хорошо — и то лишь в отношении старшего сына. Недаром во всех сказках больших успехов добивается младший сын, отправляющийся куда глаза глядят счастья искать. Тысячи таких младших сыновей в пути исчезают, но кто-то всё-таки ловит свою синюю птицу. На крестьянскую пашню, к трудолюбивому и обстоятельному старшему сыну, синие птицы не залетают...
— Это правильно, Циан. Мы с тобой теперь в одном положении. Мы вдруг так повзрослели, не думаешь? Забавно так остепениться, но и хорошо, конечно.

— Что случилось?

— Она целовалась с одним и тем же парнем дважды.
— Мне кажется, что я когда-то видел цвета. Это было давно.

— Да?

— Я перестал быть ребёнком в пять лет.

— Да? Интересно, когда я перестану быть ребёнком?

— Никогда.
— Каким ты был в детстве?

— Я был гораздо лучше, чем сейчас. Я был счастливый, был открытый и любознательный, но я знал, что всё это закончится. Мне было грустно, когда я понял, что всё изменится и я стану другим. Скорее всего хуже. Это как ностальгия и меня это угнетает.
Я всегда считал, что взрослеешь автоматически с годами, но на самом деле — это ты выбираешь: взрослеть тебе или нет.
Взросление – чертовски трудная штука! Гораздо легче перейти из одного детства в другое.
Впрочем, я и раньше вам жаловался: в этом веке, доверху забитом информацией и высокими технологиями, дети взрослеют рано. В полных девять лет – это уже старики, серьёзно утомленные жизнью и покемонами.
На перилах веранды сидела чайка — возможно, тоже мать, переживавшая трудный момент, — и смотрела на женщину со смирением во взоре.

— Несправедливо, — обратилась Симона к чайке. — Когда дети рождаются, никто не предупреждает, что потом они начинают делать то, что когда-то давно делал ты сам.
Чем старше мы становимся, тем больше мелких дурных привычек приобретаем. Будто цепляемся за малейшие проявления своей природы — а нет якоря надёжнее, чем порок.