Цитаты про вечера

Я люблю вас, девочки, я люблю вас, мальчики.

Как жаль, что в этот вечер звёздный тает снег.

Но не растает свет от ваших глаз. И нет

Желаний скучных. Будем вместе много лет.
А знаете что самое страшное? Что везде, куда бы я ни приходила, везде, наступают вечера. Если бы вы знали, как я боюсь вечеров. Засиживаюсь до поздна на работе, делаю вид, что у мне кучу всего нужно сделать, а на самом деле мне просто некуда идти. Я всегда думала, что я буду учиться, делать карьеру. А в итоге карьера сделала меня!
День,

День и ночь, ночь и день

Ожидал, я всегда ожидал

Эту встречу.

Тихо скользили года,

Угасая вдали без следа,

А я ждал этот вечер.

Пусть между нами стена:

У тебя я один, у меня ты одна,

Даже пусть за стеною.

И не наша вина в том, что жизнь так сложна

И что я не с тобой,

И ты не со мною.
Ну погоди, ещё не вечер, ещё не ясно ничего. И верю я — наступит встреча под крышей дома твоего.
Бывают вечера, когда небо мне кажется пустыней, звёзды — холодными мрачными покойниками, трупами в этом безжизненном бессмысленном мироздании, только мы одни мечемся в одиночестве на нашей маленькой захудалой провинциальной планете, как в глухом городишке, в захолустье, где нет воды, темно и даже не останавливаются скорые поезда

…Но бывают вечера, когда всё небо полно жизни, когда если хорошенько прислушаться, слышно, как на каждой планете шумят леса и океаны… Фантастические океаны! Бывают вечера, когда всё небо полно таинственных знамений, словно это живые существа, рассеянные по разным планетам, которые смотрят друг на друга, угадывают, дают знаки, ищут друг друга…
Купив в ларьке презервативы и антиполицай, гражданин Петров полностью раскрыл продавщице свои планы на вечер.
Нет, правда, сколько смертей, одна ужаснее другой, может угрожать относительно невинному человеку в течение вечера?
— Вечером вы свободны?

— Абсолютно.

— Ужин?

— Чудесно.

— В «Рояле»?

— Мой любимый.

— Мэри придёт.

— Я не смогу!
Густела вечерняя синева, все еще сохраняя оттенки индиго, словно невысказанную надежду.
В вечернем небе костры дымятся,

Чернеют трубы электростанций.

Пьяные дети идут на танцы.
Безоблачное повечерье вступило в ту золотую пору, когда вся природа от утомленного солнца до букашки, роющейся в свежей сирени, кажется великодушным даром усталого Бога суетливым и неблагодарным людям.
Ты плакала в вечерней тишине,

И слезы горькие на землю упадали,

И было тяжело и так печально мне.

И все же мы друг друга не поняли.

Умчалась ты в далекие края,

И все мечты увянули без цвета,

И вновь опять один остался я

Страдать душой без ласки и привета.

И часто я вечернею порой

Хожу к местам заветного свиданья,

И вижу я в мечтах мне милый образ твой,

И слышу в тишине тоскливые рыданья.
Пришёл, как жизнь, короткий,

прощальный, тихий вечер.Конец всему родному...

А я хочу быть вечным!

Листву в саду кровавя

и душу мне увеча,

пылает медь заката...

А я хочу быть вечным!

Как этот мир прекрасен!

Не задувайте свечи...

Будь вечным, этот вечер,

и я да буду вечен!
Нелюбимая ждёт меня у окна,

Вечерами тёмными, как всегда,

У окна ждёт меня, ждёт меня.
В этот вечер всё негаданно-нежданно,

Словно старше стала я намного лет.Нет, не горько мне, скорей, немного странно:Ты ушёл, и ты больше не вернёшься, нет.
В контору он вернулся около восьми. Лондон в этот час был особенно дорог его сердцу: рабочий день окончен, окна пабов, как драгоценные камни, лучатся теплым светом, на улицах кипит жизнь, а солидное постоянство старых зданий, смягченное огнями фонарей, внушает поразительную уверенность. Ковыляя по Оксфорд-стрит с упакованной раскладушкой, он так и слышал их мягкий шепот: ты не один такой. Семь с половиной миллионов сердец бились в этом старинном холмистом городе, и многим было куда больней. Магазины закрывались, небо окрашивалось цветом индиго, а Страйк утешался бескрайностью города и собственной обезличенностью.
Такими были мы в тот вечер. Восхищенными и счастливыми. Но во всем чувствовалось бесконечно нежное, щемящее дыхание предстоящей разлуки, отчего вечер казался еще более изысканным и неповторимым. Так мне хотелось бы однажды проститься с жизнью, Лу, как тогда с тобой, – восхищенным и счастливым, без привкуса обиды на судьбу, так же радостно, так же свободно…
Первый вечер – сумеречно-синий и полный предчувствий. Твоя чудная фигура в кресле. За моим окном цвел каштан, распустившийся тысячами свечей. Он шумел так странно и неповторимо, словно все солнце весны и лета хотело воплотиться в этом шуме. Я сидел у рояля, и в сумерках плыла старая песня: «В дни юности… В дни юности…» Потом мы болтали… А вокруг становилось всё темнее – от любви, да, от любви – и от весны.
Она чувствовала ритм тяжелого вечера, который был зачарованно-медленным, как пульс глубоко и спокойно спящего человека.
И после был ещё тихий домашний вечер — пушистый хвост воскресенья, долгий-долгий, чае-вареньевый, переливчато-канареечный, шахматно-задумчивый, пасьянсовый вечер умиротворения всех богов.
Второй вечер сиял. Насколько тосклив был первый, настолько ослепителен второй. Потому что в тот вечер мы предавались волшебным грезам. Ты еще помнишь, как я зашел за Тобой? Вечернее солнце бросало прощальные лучи на колокольню, играя на циферблате и стрелках золотых часов. Неторопливой волшебной походкой Ты шла мне навстречу – о, как я люблю Твою походку! Вечерняя заря неповторимо прекрасного дня бросала блики на Твои волосы, устилала нежным сиянием дорогу под твоими ногами. Снова в опускающемся вечере зазвучали мелодии – старые песни и мотивы. И затихающие звуки неожиданно рождали отклик в моей душе
Как прекрасен был тот первый вечер! Как полураскрытая алая роза, отяжеленная росой, как темно-голубая душистая сирень, окруженная мечтами, овеянная сумерками, юностью и красотой. Старые улочки и чудные звезды на темно-синем небосводе. Я и сейчас помню, каким было Твое лицо, когда, прощаясь, Ты стояла передо мною. Лунный свет косо падал на узкую улочку. Ты стояла в темноте, но свет луны отсвечивал волшебным серебром в Твоих глазах.
Я бродил по переулкам старого города. И тут навстречу мне явилась Ты, цветущая и юная. Мы были едва знакомы, Лу; лишь однажды нас мимоходом представили друг другу. Жемчужная нежность ясного дня озарилась в моей душе мягким светом доброты. В Твоих глазах тоже сияла весна. Мы шли вдвоем по старым садам, утопающим в сирени. О чем мы разговаривали? Я уже не помню. Разве за нас не говорили вечернее небо, буколические облака и аромат сирени? Потом мы пережили три дня, три вечера, утопавшие в аромате сирени и серебряном сиянии звезд, три неповторимых вечера, слишком прекрасных, чтоб быть правдой. Ты еще помнишь, Лу?
Падает с крыш домов вечер большого дня.

Здесь, в лабиринтов снов, кто-то зовет меня.

Мир заблудился во мгле, сердце одето в гранит;

Если ты есть на земле — руку ты мне протяни!
Вечер сулит мне печаль, бьется тоска о причал,

Веки мой город сомкнул, слушая звезд тишину.Мысли уходят ввысь, солнце спешит за край.

Только молю — дождись, только молю — узнай!
О нет, не кофе, крепкий чай!

Он мне бодрит сегодня душу,

Тебя я буду мирно слушать,Ты только речи продолжай.

О жизни, о былом, о детстве

Поведай, что захочешь сам,

Дарить уют по вечерам,

У нас всегда найдется средство.
А потом наступил вечер, — как всегда в это время, наступил вечер. Что тут поделаешь: никто не в силах это изменить. Так происходит, и все тут. И неважно, какой был перед этим день. Может быть, это был какой-то необыкновенный день, но это ничего не меняет. Вечер наступает и день угасает.
Медленно день уходит

поступью матадора

и плавным плащом заката

обводит моря и долы.
Костер долину вечера венчает

рогами разъяренного оленя.

Равнины улеглись. И только ветер

по ним еще гарцует в отдаленье.
— Эй, Брэйн, чем мы будем заниматься сегодня вечером?

— Тем же, чем и всегда, Пинки, попробуем завоевать мир.
Август! Уже закончился

поединок мёда и дыни.

Ах, солнце – красная косточка

у вечера в сердцевине.

Вскоре грянет крутой початок

жёлтым хохотом в гулкий зной.

Август! Детям душист и сладок

Тёплый хлеб пополам с луной!
Я пил водку с тоником. Вечер выдался тихий. Тихий вечер в аду. А земля горела, как гнилое полено, источенное термитами.
Пустынны дворы Севильи,

и в их глубине вечерней

сердцам андалузским

снятся

следы позабытых терний.
Вечер приближается так же незаметно, как старость к счастливому человеку.
Утро, как известно, вечера мудренее и утром всё выглядит совсем иначе.
Лучший способ скоротать долгий зимний вечер – это забраться в кресло перед камином, обернуть ноги пледом, нацедить из кувшина горячего грога с корицей и сыграть партию-другую в шахматы. Или в шашки. Можно книгу почитать. На худой конец, взяться за мемуары.