Цитаты про грусть

Когда я стану взрослой, достаточно взрослой, чтобы уехать куда-то одной, я отправлюсь далеко-далеко... на далёкий остров, на остров, где нет ни одного человека. На остров, где нет ни боли, ни печали... Там я смогу когда угодно забраться на любое дерево, когда угодно плавать в море и когда угодно ложиться спать. На душе становится легко, когда я думаю о городе, в котором нет меня...
Бывают дни, когда душа пуста:

Ни мыслей нет, ни чувств, молчат уста,

Равно печаль и радости постылы,

И в теле лень, и двигаться нет силы.

Напрасно ищешь, чем бы ум занять, -

Противно видеть, слышать, понимать,

И только бесконечно давит скука,

И кажется, что жить — такая мука!

Куда бежать? чем облегчить бы грудь?

Вот ночи ждешь — в постель! скорей заснуть!

И хорошо, что стало все беззвучно...

А сон нейдёт, а тьма томит докучно!
Если тебе грустно, то не нужно петь весёлую песню. Если тебе грустно, то нужно петь очень грустную песню. И тогда снова станет весело.
Всю жизнь я стыдился своей матери. У нее не было одного глаза, и она казалась мне безобразной. Жили мы бедно. Отца я не помнил, а мать… Кто даст хорошую работу, такой как она, – одноглазой. И если меня мать старалась приодеть получше и в школе я не отличался от одноклассников, то она по сравнению с мамами других детей, такими красивыми и нарядными, казалась уродливой нищенкой. Я, как мог, скрывал ее от друзей.

Но однажды она взяла, да и пришла в школу – соскучилась, видите ли. И подошла ко мне при всех! Как только я сквозь землю не провалился. В бешенстве убежал, куда глаза глядят. А на следующий день, конечно же, вся школа только и говорила о том, какая у меня мать уродина. Ну, или мне так казалось. И я возненавидел ее. «Уж лучше бы у меня вообще не было матери, чем такая, как ты, лучше бы ты умерла!» — кричал я тогда. Она молчала.

Больше всего я хотел поскорее уйти из дома, уйти от матери. Да и что она могла мне дать? Я усердно учился в школе, потом, чтобы продолжить образование, переехал в столицу. Начал работать, женился, обзавелся своим домом. Вскоре появились дети. Жизнь улыбалась мне. И я гордился тем, что всего достиг сам. О матери я не вспоминал.

Но однажды она приехала в столицу и пришла в мой дом. Дети не знали, что это их бабушка, они вообще не знали, что у них есть бабушка, и начали смеяться над ней. Ведь моя мать была так безобразна. Давняя обида захлестнула меня. Опять она! Теперь хочет опозорить меня перед детьми и женой?! «Что тебе здесь надо? Решила напугать моих детей?» — шипел я, выталкивая ее за дверь. Она промолчала.

Прошло несколько лет. Я добился еще больших успехов. И когда из школы пришло приглашение на собрание выпускников, решил поехать. Теперь мне нечего было стыдиться. Встреча прошла весело. Перед отъездом решил побродить по городу и сам не знаю как вышел к своему старому дому. Соседи узнали меня, сказали, что моя мать умерла, и передали ее письмо. Я не особенно огорчился, да и письмо сначала хотел выбросить не читая.

Но все-таки вскрыл.«Здравствуй, сынок. Прости меня за все. За то, что не смогла обеспечить тебе счастливое детство. За то, что тебе приходилось стыдиться меня. За то, что без разрешения приехала в твой дом. У тебя красивые дети и я вовсе не хотела их пугать. Они так похожи на тебя. Береги их. Ты, конечно, не помнишь этого, но когда ты был совсем маленьким, с тобой случилось несчастье, и ты потерял глаз. Я отдала тебе свой. Больше я ничем не могла тебе помочь. Ты всего добился сам. А я просто любила тебя, радовалась твоим успехам и гордилась тобой. И была счастлива. Твоя мама».
Ты не видел ее грустной. Она похожа на брошенного щенка, когда плачет.
Всем нам есть о чем жалеть, даже самым счастливым. Нельзя радоваться солнечному дню, если никогда не знал ненастья, — как нельзя грустить о том, с кем никогда не встречался. Радость и грусть неразделимы.
Когда лето придёт, печали растают

Мы будем гулять до утра, пока не устанем.
Чёрный, когда небо темнеет... почему мне так грустно?
Ночь заставляет меня грустить. Наверное, из-за того... что темнота заставляет меня думать о смерти.
Какая Вы бледная! Это потому, что вы видите в жизни только ее грустную сторону и не любите шоколада.
Любовь как трюк, я наблюдаю ловкость наших чувств.

Мы в рукава припрятали измену, ссоры, грусть.
— Ты в порядке?

— Да.

— Тогда от чего эта грусть в глазах?

— Потому что все мои мысли только о тебе.

— О большем я не прошу. Эти слова дают мне смысл жизни. Сколько бы эпох ни минуло, если ты будешь смотреть на меня иначе, я всегда найду твою душу. Я живу только ради тебя.
С недавних пор в моей квартире стало неприятно пахнуть. Не знаю чем, но точно примесью меня и моей грусти.
Как отблеск от заката,

Костер меж сосен пляшет,Ты что грустишь, бродяга?

А ну-ка, улыбнись!

И кто-то очень близкий

Тебе тихонько скажет:

«Как здорово, что все мы здесь

Сегодня собрались!»
Когда я оглядываюсь назад, я чувствую свою вину. Не потому что я не мог понять, от чего же она грустила, а от того, что не мог увидеть реальную степень её невероятной тоски.
Меня охватила грусть перед дальней дорогой. Не правда ли, мессир, она вполне естественна, даже тогда, когда человек знает, что в конце этой дороги его ждет счастье?
When you feel sad just think about deaf, blind, homeless people or people in Somali, orphans and thank God and keep smiling. Never give up.

Когда вам грустно, просто подумайте о глухих, слепых и бездомных людях или людях из Сомали, детях-сиротах... благодарите Бога и продолжайте улыбаться. Никогда не сдавайтесь!
— Могу сказать точно — я скучал без тебя. По-настоящему.

— А ты плакал?

— Нет. Но я слушал все песни Синатры.
Когда я расстроен, единственное, что меня успокаивает, это еда.
— Когда тебе плохо, иди в свою комнату и покричи во всё горло пару минут. И всё пройдет. Это называется катарсис.
— Я знаю, что значит быть грустным, когда думаешь, что тебя никто не видит.

— Но ты же меня видишь.

— Я не в счет.
Грусть и разочарование ещё больше, чем распущенность, вредят нам, счастливым обладателям надорванных сердец.
Стрелки часов, словно нож. Сыплятся головы с плеч.

В петле дорожной — авто, в метро — беспечный поток..

Им ничего не успеть.

Времени нет, мы копим себе на шелка,

Но черт съест даже древо креста.Грусть так пуста, желчью наполнена в смех...

Времени нет.
— Ты не можешь меня любить, Лэндон, — сказала она. Глаза у нее были красные и опухшие. — Мы можем быть друзьями, можем видеться... но любить меня нельзя.

— Почему? — хрипло спросил я.

— Потому что я очень больна, — негромко произнесла Джейми.

Все это было странно до невозможности; я никак не мог взять в толк, что она пытается сказать.

— Ну и что? Скоро ты поправишься...

Она грустно улыбнулась, и внезапно я понял.

Не сводя глаз с моего лица, Джейми произнесла слова, от коротых у меня замерло сердце:

— Лэндон, я умираю.
Давай не будем о грустном, давай помолчим.
Прощай же грусть,

И здравствуй грусть,Ты вписана в квадраты потолка,

Ты вписана в глаза которые люблю,

Ты еще не совсем беда,

Ведь даже на этих бледных губах,

Тебя выдает улыбка,

Так здравствуй грусть,Любовь любимых тел,Могущество любви,

Чья нежность возникает,

Как бестелесное чудовище,

С отринутою головой,

Прекрасноликой грусти.
Мне сегодня не найти себе места,

Мне сегодня стало на Земле тесно;

Я ушел в открытый океан, в темень
Боль или грусть, я со всем справлюсь.. Я отпущу их в небеса.
— Корми его раз в день. А если будет грустить, почитай баллистические таблицы.
Мне нужна была не водка, а кто-то, кто ни о чем не спрашивает, но тем не менее находится рядом.
Всегда не бойтесь говорить правду, порой это дорого стоит, но позволяет чувствовать себя человеком.
Что-то мне как-то не так,

Наверно, пришел февраль.
Будь уверена, ты не единственная, кому плохо. Экономика в заднице, пчелы дохнут, из фильмов остались одни сиквелы.
Пускай, сегодня плохо всё и в голове моей засела грусть,

Но мне на это наплевать! Ну и пусть!
Мне снилось, что я просыпаюсь здесь, в больнице. Кругом темнота, мне холодно. Никого нет. Я хочу найти вас. Я зажигаю лампу и заглядываю в пустые комнаты — вас нигде нет. Я спускаюсь по лестнице в общую комнату и вижу там странную картину: костер — не огонь в камине, а именно костер, аккуратно сложенный посреди комнаты, вокруг которого сидят, словно греются, восемь высоких камней. Меня вдруг охватила дикая грусть, и я расплакался. Тогда я действительно проснулся.
А если вечно думать только о грустных вещах, то никто на свете не будет иметь права смеяться…
Просто мне грустно. Очень грустно. И перед тобой неудобно. Я лишь требую от тебя и ничего не даю взамен. Говорю что в голову взбредет, вызываю, таскаю за собой. Но ты — единственный, с кем я могу себе такое позволить.