Цитаты про честь

— Я всегда хотел спросить...

— О чем же?

— Ты когда-нибудь хотела выпить мою кровь? Хотела ли ты когда-нибудь стать сильнее, просто смешав свою кровь с моей?

— Почему бы тебе не прочитать мои мысли?

— Это не то... Я хотел бы, чтобы ты сама произнесла ответ.
— И вам не стыдно играть честью порядочной женщины?

— Я почти ни с одной женщиной себе этого не позволю: боюсь попасть в точку!
Каждая общественная группа имеет свой собственный кодекс чести.
Сегодня предстоит битва. Сегодня закончится война. Война эта, также стара, как и эти земли. Война против тирании, жадности, злобы. Не всем суждено увидеть новый день. Кто-то выживет, кто-то падет. Но каждый будет сражаться с честью в сердце и гордостью. Ведь мы боремся не просто, чтобы выжить — мы боремся за будущее. За будущее Камелота, за будущее Альбиона, за будущее великого королевства. За любовь к Камелоту!
Всю свою жизнь я был верен законам чести. Законы эти просты: почитай богов, люби свою жену, обороняй свою Родину!
Честь важнее всего, все остальное — пыль.
По мне, так лучше в македонских обносках гнить, чем сиять восточной помпезностью!!!
— Лорд Эддард Старк, я желаю назначить тебя Десницей короля.

— Я не достоин такой чести.

— Я не оказываю тебе честь. Я хочу, чтобы ты правил государством, пока вино, еда и шлюхи загоняют меня в могилу.
— Ты запятнаешь свою честь.

— Честь?! Я правлю Семью Королевствами. Один король — семь королевств! Думаешь, честь сохраняет мир? Нет, это страх. Страх и кровь.
Боль невыносима, терпи, но не прощай.

Решившись на поступок, никогда не отступай.

Помни песни, чти законы чести.
— У меня нет выбора.

— Мужчины всегда говорят так, когда их зовет честь. Говорят своей семье. И даже себе. Но у тебя есть выбор, и ты его сделал.
— Значит, Вы на его стороне. А мы поклялись привезти Бофора живого или мертвого! Теперь мы обесчещены!

— Я согласен с Д'Артаньяном!

— Друзья! Вы что, жалете, что не пролили нашей крови?

— Нет! Мне больно, что мы идем друг против друга! Мы, которые всегда были вместе! Теперь нам ни в чем не будет удачи!
— Вы рассуждаете так, будто у вас есть выбор.

— Выбор всегда есть, например, умереть с честью, а заодно и покончить с вами.
Готовы продать свою честь и душу за гроши, а какова сумма каждый сам для себя решит.
Женщина есть жертва новейшего общества. Честь женщины общественное мнение относит к ее ***, а совсем не к душе, как будто бы не душа, а тело может загрязниться. Помилуйте, господа, да тело можно обмыть, а душу ничем не очистишь. Замужняя женщина любит тебя от мужа, но не дает тебе – она честна в глазах общества; она дает тебе – и честь ее запятнана: какие киргизкайсацкие понятия! ты имеешь право иметь от жены сто любовниц – тебя будут осуждать, но чести не лишат, а женщина не имеет этого права, да почему же это, г**нюки, подлые и бездушные резонеры, мистики пиэтисты поганые, говно человечества? Женщина тогда ***ь, когда предлагает тело свое без любви, и замужняя женщина, не любящая мужа, есть ***ь; напротив, женщина, которая в жизнь свою дает 500 человекам не из выгод, а хотя бы по сладострастию, есть честная женщина, и уж, конечно, честнее многих женщин, которые, кроме глупых мужей своих, никому не дают. Странная идея, которая могла родиться только в головах каннибалов – сделать… престолом чести: если у девушки… цела – честна, если нет – бесчестна.
Не так важно, как тебя ударили, — важно, как ты встал и ответил.
Ни один истинный ариец не способен претерпеть унижение с пользой для себя; если он простил, значит, оно вросло в его жизнь, значит, он отождествил себя с причиной своего позора — что в данном случае было невозможно.
Никто не вправе заставлять идти против совести. Никто не вправе заставлять предавать любовь. Никто не вправе уговаривать изменить чести. Никто... Но мы делаем и это! По собственной инициативе. Когда на одной чаше весов наша любовь, совесть, честь, а на другой — миллион влюблённых, совестливых, честных.
Не платье украшает человека.

Как из-за чёрных туч сверкает солнце,

Так честь блистает под одеждой бедной.
Я не боюсь потерять голову: я опасаюсь потерять лицо.
Богатства существуют, чтобы их тратить, а траты — чтобы делать добро и этим снискать честь.
В этом мире осталось мало людей, способных отдать свою жизнь ради чести и права называться человеком. Для этого нужно обладать немалой отвагой...

Вы всего лишь пытаетесь выживать, как животные, и для этого вам не нужны ни честь, ни достоинство.
А куда они — честь, совесть? На ноги, вместо сапогов, не наденешь ни чести, ни совести... Честь-совесть тем нужна, у кого власть да сила есть...
— Честь заставила тебя уйти, и честь вернула тебя назад.

— Мои друзья вернули меня.

— Я не сказал, что это была твоя честь.
Куда катится мир, если контрабандисты вынуждены ручаться за честь королей?
Встретились Вода, Ветер, Огонь и Честь, подружились, и пришло им на ум прогуляться по миру. Долго они ходили по земле, устали и решили отдохнуть.

– Под этой горой горит пламя, я соединюсь с ним, – сказал Огонь. – Ищите меня там.

– По берегам этого озера растет камыш, – сказал Ветер. – Ищите меня там.

– Вон на том склоне бьет родник. Я сольюсь с ним, – сказала Вода. – Ищите меня там.

Честь устремила глаза в небо и промолчала.

– А как нам найти тебя? – спросил у Чести Ветер.

– Это бесполезно, – сказала Честь. – Всякий, кто отойдет от меня, никогда не найдет обратной дороги.
No legacy is so rich as honesty.

Честь девушки в её добром имени, и целомудрие дороже всяких богатств.

(Честь девушки — все её богатство, оно дороже всякого наследства;

Честь девушки — в ее репутации, а невинность дороже всякого наследства.)
Честь, а не меч делает человека рыцарем, – произнёс он. – Без чести рыцарь – самый обычный убийца. Лучше умереть с честью, чем жить без неё.
Встань среди праха триллионов погибших и спроси у их теней, важна ли честь. Молчание — вот твой ответ.
На экране мерзость, обман и кровь;

прокаженные, источающие любовь;

глумливые жабы, оценивающие

небесную необъятность,

сводящие мужскую честь и мораль

в необязательную вероятность.
— Иначе говоря, он хочет меня убить.

— Да. Он поклялся честью.

— Своей честью? Ну, тогда мне нечего бояться.
«Крадущиеся» убивают, крадут, шпионят, но они не занимаются шантажом и вымогательством! Это противоречит их традициям и кодексу чести.

Эраст Петрович и в самом деле забыл, что в Японии у всех и у каждого, даже у злодеев, непременно имеется какой-нибудь кодекс. В этом, пожалуй, было нечто умиротворяющее.
— Да что это вы, японцы, чуть какая моральная трудность, сразу кончаете с собой! Будто подлость от этого превратится в благородный поступок! Не превратится!
— Честь отчизны, мой дорогой Асагава, блюдет не тот, кто покрывает ее преступления, а тот, кто не боится ее от них очистить.

После этой сентенции возникла пауза. Слушатели задумались, прав ли доктор, и, судя по тому, что инспектор поморщился, сержант кивнул, а вице-консул вздохнул, пришли к неодинаковым выводам.
— But to me the Navy is not a business. We have many traditions. In my career, I've experienced most of them. Some good, some bad. However, I wouldn't be here today if not for our greatest tradition.

— And which one is that?

— Honor, sir.

— Но для меня флот — это не бизнес. Во флоте есть традиции. За свою карьеру я узнал их много. И хороших, и плохих. Я бы сегодня не стоял здесь, если б речь не шла о главной традиции.

— О какой же?

— О чести.
Для кого даже честь — пустяк, для того и всё прочее ничтожно…
Дядя, в 12 веке с одной честью и совестью не проживешь!
— Надеюсь, непоправимого не стряслось?

— Стряслось.

— Тебя лишили невинности?

— Паспорт свиснули.

— Стасик, нас не обесчестили.
Не исправление ошибки, а упорство в ней роняет честь любого человека или организации людей.