Цитаты и высказывания из сериала Солдаты

У нас на севере говорят, что люди, это звезды, их много и каждая светит по разному — кто-то ярко, а кто-то не очень. Но, когда их объединяет любовь, они превращаются в северное сияние.
— Тебя как звать, Медведев?

— Михаил.

— Миша... А меня зовут Костей.

— А-а... очень приятно.

— Так вот, Миша, хочу поговорить с тобой не как сержант с рядовым, а как Миша и Костя.

— Ну...

— Не нравишься ты мне, Миша. Активно не нравишься.

— А че я, Киркоров, что ли, чтобы всем нравиться!

— Вот именно, что не Киркоров, ты хуже. Ты какой-то хитровышморганный, а я таких за версту чую.

— Ну и нюх у вас, Константин.
— Солдат.

— Смирно!

— Где командир роты? Я спрашиваю, где командир роты?!

— А не... к нам такие не заходят...

— Чего-о?

— ...
Гнать, товарищ полковник, таких гребаных солдат из этой гребаной армии...
— Ты про «Идиота» помнишь?

— Про какого идиота? Из нашей роты?

— У нас в роте своих идиотов достаточно, понял? Вот про такого, которого Достоевский написал, читал?

— Да, конечно... Достоевского читал, «Идиота» не читал.
— Сокол, а ты че там читаешь так увлеченно? Камасутру что ли?

— Достоевского.

— Че, дурак?

— Нет, «Идиот».
— Молодая, умная, честная...

— Вот. Умная.

— Соколов! Если женщина умная, то она никогда не признается.

— Так она же честная.
— Какой идиот тебе ворота приказал покрасить?!

— Командир части.

— Вот и правильно.
— Вакутагин! Это у тебя что?

— Снежинку вырезаю.

— Вот это, по-твоему, снежинка? Если эту снежинку детям показать, они зимы бояться будут.
— А ты, Гунько, бленд-а-мед.

— Почему это бленд-а-мед?

— За две недели ни одной новой дырки.
Синицын! Синицын!... Сдох, что ль? Да вроде не пахнет...
Я здесь пахал, а ты тащился,

Я пот глотал, ты пиво пил.

Да чтоб ты, гнида, удавился!

Ты, кто от армии косил!
— Может, фейхоа?

— Ты че сказал? Ты же не матерился никогда.
Где моя совесть, Данилюк? Она хранится в сухом и прохладном месте — где-то на глубине души.
— Товарищ прапорщик, а что у нас будет после 19.30?

— После 19.30 будет 19.31.
Умом ты можешь не блистать, а сапогом блестеть обязан!
— Медведев, ты кто?

— Солдат?

— Неправильно.

— Дух?

— Нет.

— Да не могу знать, товарищ сержант.

— Ты, Медведев, человек!
Блин, Данилыч, ты в моде разбираешься, как Юдашкин в уставе!
Знаешь, я у одного писателя читал, что, когда люди любят друг друга, а потом расстаются, потому что любовь прошла, у него или у неё, то не надо друг друга ненавидеть. Нужно быть благодарными судьбе, что она подарила вам эти минуты счастья.
— Армия — это штука сложная.

— А что тут сложного?! По-моему, главное сержантов слушай и все будет нормально.

— Тьфу... Вот ты... Ну каких сержантов?! Ты посмотри, тут бокланы одни. Вон, всем колхозникам лычек понацепляли...
— Так что там насчет письма-то?

— Классика жанра... Моего бойца невеста бросила. Ну, на присягу забила.

— Понятно. Как звать бабу-то?

— Какую?

— Твою бабу как зовут?

— Баба Нюра.

— Невесту твою, тормоз?

— А-а... Варя.

— Ну как писать будем?

— Подоходчивей...

— Чтоб мороз по коже!

— Да-да... Ты ж умеешь это делать.

— Ясно. Ну, послезавтра зайдешь.

— А пораньше нельзя?

— Слыш ты, внук бабы Нюры... Ты че думаешь, одного тебя бабы кидают?
Интересно девки пляшут по четыре ровно в ряд...
Женщина – существо липкое, могла и приклеиться.
А трусы в цветочек тебе зачем? На клумбе удобней прятаться?
— Ну, север — это там, где мох.

— Нифига, север — это там, где холодно.
Кто в армии служил, тот в цирке не смеется.
Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты....

И я очнулся весь в мучениях, гипсы, контузия, менты...
Встань на кровать и смотри в окно. Придёт рассвет — доложишь.
— Чем остров отличается от полуострова?

— Ну откуда я знаю? Че, я жил, что ли, на этом полуострове? Если б я жил, тогда бы я знал.

— Хорошо... Что такое SOS?

— Да откуда я знаю! Я не учил английский.

— Я не понял, кто его привез?! Хорошо... Кто такое Петр Первый? Петр Первый!

— Хм... Что значит, кто такой?!

— Ну кто? Бригадир, а? Начальник? Председатель колхоза? Кто?

— Царь.

— Годен!
... И пока ты, лахудра, утоляешь свою похоть на гражданке, я грызу зубами землю, защищая Родину. А ты в танке горела? Тебе броня за шиворот капала?.. Извини за не ровный почерк, пишу на спине убитого товарища... Приеду — урою...