Цитаты и высказывания из сериала Университет / Greek

— Как дела? Я Расти.

— Привет.

— А где твой бейджик?

— Я против того, чтобы посторонние знакомились с личной информацией без моего ведома.

— Мы закончили.
— Я Дейл. Привет.

— Приятно познакомиться.

— Янки значит?

— Ну… Типа того. Я из Чикаго. Не думал, что до сих пор нас называют янки.
— Это не туалет, а шкаф! Туалет там.

— Да почему он всё время перемещается?
Женщины... они как ионы в плотной плазме: тусуются там, перехватывают беззащитные электроны, чтобы укрепить свою структуру.
— Понимаешь, в жизни бывают такие моменты, когда перед тобой встают трудности, которые кажутся колоссальными. Понимаешь, лет через 10-20 ты будешь еще вот над этим смеяться.

— Ну да-да...

— Значит вот сейчас как раз вот не такой момент. Вот тот момент, который сейчас, — это самое важное, что вообще могло произойти в твоей долбанной жизни. В твоей и в нашей, кстати, тоже. Удачи.. и не проиграй.
— Какие красотки, да? И халявные энергетики. И до занятий еще целая неделя. Универ — это круто.

— Честно говоря, я ожидал чего-то большего. Первая вечеринка в университете…

— Вроде вечеринок в братстве? Да кто захочет общаться с кучкой алкашей, чья единственная цель в жизни переспать с как можно большим количеством девчонок?

— Ты не справедлив. Они по крайней мере получают удовольствие от жизни. Каждую неделю новая вечеринка, новые люди. Вот чем должен стать университет.

— Янки грешник. Я буду за тебя молиться, Расти.
— Расти? А где у нас Расти? Спокойно, без паники, он у нас мелкий, мог под стул провалиться....
— Все кончено, это не повторится, ни при каких обстоятельствах! Ясно? Эта ночь — это просто воспоминания о прошлом.

— Серьезно? Тогда перезвони мне!
Сегодня вы станете мужчинами! Но, конечно, не в том смысле, в котором вы подумали, — проституток не будет, хотя мы старались.
— Когда будете говорить с претендентками, не обсуждайте алкоголь, наркотики и секс.

— А если спросят?

— Нам нужно беречь репутацию. Врите. И помните – мне плевать, что они будут страшными и толстыми. Вы должны сделать так, чтобы каждая, кто войдет в эту комнату, была готова убить ради вашей дружбы.
Завтра вечером мы устраиваем вечеринку для тысячи девочек, мечтающих вступить в наше сообщество. Они разные, мы лучшие. И примем только лучших.
— Дочь сенатора в нашем сообществе — это такой рычаг!

— Прямо как дочка Буша.

— Только без заморочек с войной.
Men and women can’t be friends. the possibility of sex always gets in the way.

Мужчины и женщины не могут быть друзьями. Возможность секса всегда встает на их пути.
Я не буду прятать голову в песок, только потому что некоторые неудачники подглядывают за другими, вместо того, чтобы жить своей собственной жизнью.
— Мы снова победим. Я уже чувствую вкус победы!

— И какой же у нее вкус?

— Как чизкейк... Но совсем без калорий.
— Лора, день красных футболок — пятница, а сегодня надо было надеть желтую.

— Но в желтой у меня нездоровый вид.

— Футболка здесь не при чем. Это твой тональный крем.
Мы не можем уйти. Мы больше не дети. Мы не можем просто убежать.
— Итак, что можно сказать об Эшли только по ее внешнему виду? Ну, кто-нибудь? Лично я сразу могу сказать четыре вещи. Первое — пятно на блузке. Значит, она неряха. Второе — юбка от Марка Джейкобса выглядит новой, но это прошлый сезон, значит, с распродажи. Три — туфли от Прада, конечно, милые, но слишком ей велики. Видимо одолжила у подруги, у которой и вкус лучше и денег больше. Четвертое...

— Можно я, можно? Мешки под глазами. Она любит тусоваться и со вчерашнего вечера еще не протрезвела.

— Точно!
— Просто невероятная история! А что потом было?

— Потом я закончил школу...

— Школу закончил?! Невероятно! А потом что было?

— Потом я поступил в колледж.

— Вау! С ума сойти, здорово!
— Мне было интересно, что ты думаешь о тебе... и... обо мне и... об окончании университета... так что ты думаешь?

— Я люблю черепашек!
— Чё-то я нихрена не помню, кто вчера приходил... Бобрик, ты вроде всех фоткал, дай фотоаппарат, память освежить.

— Я фоткал только голых баб...

— Хм... тем более это надо увидеть!
Ты крутилась рядом с ним два года, а когда он сказал, что он к тебе чувствует, ты бросила его?.. Ты его запутала, возможно, он думал, что должен был первым сделать шаг, а когда он открылся и сказал нечто для себя важное, ты разбила ему сердце!
— Можно я выйду на поле?

— Видишь вон тех здоровенных парней с палками?

— Да...

— Хорошо, потому что я их не вижу. Похоже на сотрясение...
Любовь придумали женщины, чтобы лишать смысла жизни и мужества! Любовь — это ловушка! Это билет в один конец — в АД!
— Да её проще затащить в постель, чем тебя!

— Серьёзно?! Серт, теряю квалификацию...
— Надеюсь, я не очень тебя обидела, когда порвала с тобой.

— А кто сказал, что это конец?
— Мне кажется, я готов сказать Джен слово на букву «Л».

— Это мужественный шаг, а с чего ты взял, что она лесбиянка?!
— Но то, что было у меня с Кейси, я бы ни на что не променял!

— Даже на ночь с гадкой медсестрой?!

— Аааа... Так вот откуда у меня стетоскоп!
А я знал однажды одного гея, то есть он не однажды был геем, я просто его знал однажды, он был геем... и сейчас гей.
Так, парни, мы проигрываем три мяча, до конца игры одна минута. В данной ситуации мы можем сделать только одно — начинаем бухать прямо сейчас!
— Мы разработали некоторые меры для установления порядка: комендантский час, проверка удостоверений личности, проходной бал выше теперь, пластиковые браслеты...

— БРАСЛЕТЫ?! НЕТ! Ради бога, только не браслеты!
— ... просто сейчас Кейси свободна..

— Знаешь поговорку: если тебя бросили один раз, ты не виноват. Если тебя бросили 7 раз, ты виноват, позор тебе и тем, кто носит плетёные ремни, потому что от них у меня мурашки, ещё у меня мурашки по коже от того, что ты впариваешь мне свою сестру, может быть новое прозвище хочешь? Извращенец!

— Что?

— «Извращенец» хочешь?
— Тебе не надоело всегда быть вторым после меня?

— Зато для нее я всегда останусь первым...
— Почему у тебя майка задом наперед и наизнанку?

— Хм... я... бегал!
Просто мы в Капа Тау так много времени проводим без одежды, что решили, а че париться то!
— Итак. Что ты видишь?

— Собаку...

— Правильный ответоблако!

— Кто смотрит на облако и видит только облако?
— Я знаю, где я хочу быть через 10 лет. А ты?

— Я хочу быть рядом с тобой.
Я устал от учебы. Мы читаем и пересказываем, как коровы жуют и отрыгивают.
Ты же знаешь: ты получаешь алкоголь, я получаю алкоголика.
— Ты будешь кататься на банане?

— Да, я взрослый мужик и могу себе позволить покататься на большом желтом пенисе!
— Ребят, это глупо! Может поговорим как взрослые, скажем уже все, что наболело, о чем думаем... Ну как они могли снять с эфира программу «Поцелуй навылет»?!
— Слушай, в последнее время я много занималась самоанализом и пришла к выводу, что ты намного лучше в роли друга, нежели бойфренда.

— ?!

— Это не значит, что секс не был впечатляющим.

— Фуф... Ты чуть было не напугала моего большого приятеля... Вообще, я предпочитаю называть его...

— Эдвард Третий, я знаю.
Поверьте мне, если бы я мог выстрелить в себя недоуменный взгляд, я бы прямо сейчас это сделал бы.
— Наверное, мне стоит начать со своего детства. Я росла на ферме в Пенсильвании. Нас всегда окружало много разных животных, потому что моя мама думала, что это научит нас быть ответственными. И мое первое домашнее животное было карликовой песчанкой, я назвала ее Мифи. И обычно я любила играть в игру, где я крутила ее. Я называла это «Качели для Песчанки». Но однажды я... потеряла контроль и... Все хорошо, я... я все еще слышу тот хруст... Затем у меня была любимая мышь. Я назвала ее Эльфаба, которую я всюду таскала в заднем кармане. Но к сожалению, моя мама также думала, если я сама начну стирать, то это научит меня самостоятельности... и... вот... Эльфаба не умела плавать... И так как у меня были такие проблемы с маленькими животными, так думала моя мать, то она принесла домой кое-что побольше. И когда она принесла Тото домой...

— Боже, я надеюсь, что Тото был жеребенком.

— Я любила этого котенка.

— Нет, только не это.

— Он был таким большим, сладким, теплым комком меха и я целовала его и обнимала, и сжимала его так крепко в попытке показать ему, насколько сильно я любила его. Но... однажды я... подумала, что я люблю его сильнее, чем до этого.