Цитаты и высказывания из телешоу Нил Бреннан: Три микрофона / Neal Brennan: 3 Mics

... Есть вещь, которую вы можете не знать о позе догги-стайл: иногда мы там сзади, но ваши ноги слишком близко, так что вы находитесь слишком высоко для нас. Поэтому нам приходится брать ваши ноги и раздвигать их, чтобы вы стали ниже, как тренога. Это единственный раз во взрослой жизни, когда правда приходится использовать геометрию.
Есть куча сайтов, например, YouTube, где люди «ставят пальцы вверх», «пальцы вниз», но они не квалифицированы. Потому что на YouTube есть пятая симфония Бетховена. Самая известная песня всех времён. Десять тысяч «дизлайков»! Я не шучу. Именно столько людей сказали: «Твоя музыка — отстой, бро! А я в музыке разбираюсь... Я из Тампы. Пальцы вниз!»
Женщины привлекательны. Поэтому мы и бегаем за вами. Вы привлекательны головой и телом... Ваши тела прекрасны, но в них нет никакой логики с точки зрения дизайна. Большая грудь, тонкая талия, широкие бёдра, большая задница, короткое ноги, маленькие ступни. Если бы вы попросили архитектора построить женщину, он бы сказал: «Это не безопасно!»
Мой приятель как-то сказал: «Есть более 180 поз для секса». Прекрати! Есть всего примерно пять поз, которые действительно используются. Знаю, что их больше пяти, но это как прийти в тайский ресторан. Там целая тонна дерьма в меню, но ты каждый раз берёшь Пад Тай.
Мужчины просто жутко стрёмные. Дамы, вы должны понимать, что на самом деле, это не наша вина. Это всё тестостерон. Это стрёмный гормон. Он целыми днями выдаёт только плохие идеи. У женщин есть эстроген. Самое ужасное, что может предложить эстроген — «Давай выпьем вина и пойдём на «Etsy»». В то время как всё, чего хочет тестостерон, незаконно. Как будто внутри тебя живёт заключённый.
Мы делаем всё, чтобы впечатлить женщин. Все достижения мужчин в истории были для того, чтобы впечатлить женщин. Томас Эдисон изобрёл лампочку, и все подумали: «Это изменит мир!» А он подумал: «Подождите, пока сучки это увидят!»
Сделать себе татуировку на шее — это такой способ сказать: «Да, мне хватит и прожиточного минимума».
Для меня депрессия всегда была как вирус, который атакует мозг негативными мыслями. Иметь депрессию — это как носить жилет с утяжелением.
Футболисты часто бывают жестокими. В первую очередь, их работа — сама по себе умышленное убийство. Это правда их работы. В состав команды входят два парня, которые ловят, два, которые кидают, кикер, пантер и 40 убийц.
Очень сложно иметь психическое расстройство, потому что чувствуешь подозрение других людей. Представьте, что у вас простуда, а про вас говорят: «На самом деле нет у него никакой простуды. Заложенность носа — это его выбор».
Долг по кредиту на обучение просто ужасен. Кредит на обучение — это как кредит для малого бизнеса. Только бизнес — это ты, а ты, возможно, не такой уж и хороший бизнес.
Вы думаете, девушки хотят богатого парня? Они, скорее, хотят симпатичного парня. В своём воображении они могут сделать симпатичного парня богатым, но не богатого парня симпатичным. Я докажу. Марк Цукерберг. У этого парня 65 миллиардов долларов на счету, но девушки смотрят на его лицо и говорят: «Недостаточно». Если предложить девушкам выбрать между полностью здоровым Марком Цукербергом и, скажем, Ченнингом Татумом с черепно-мозговой травмой... Женщины всё равно скажут: «Я бы выбрала Ченнинга. У меня есть картинки с подсказками. Я могу выходить за него».
Иногда мир вокруг будто комната, наполняющаяся водой. И для меня иметь возможность придумать шутку — как пузырь с воздухом. Я могу набрать кислорода в лёгкие, и он помогает мне держаться. Некоторые вещи могут ошеломлять, пугать и делать больно, но, к счастью, мой мозг может расшифровать эту информацию и сформировать шутку. Как будто на секунду всё замедляется... и я могу выиграть, я могу победить жизнь. Это лучшее, и очень личное. И я очень благодарен за это. Шутки.
Вы, женщины, бываете параноиками, чересчур подозрительными. Все девушки, с которыми я встречался, постоянно пытались найти доказательство того, что я не самом деле не люблю их. И хреновые из вас детективы, дамы. Вы видите то, чего нет, и делаете выводы, в которых нет никакого смысла. Женщины, вы думаете, что как мы ведём себя с вами в одной ситуации, так же будем вести себя в любой ситуации. Потому что пару недель назад я смотрел ТВ со своей девушкой. Не задумываясь, я встал, пошёл на кухню, взял чипсов, вернулся, сел. Как только моя задница коснулась дивана, я осознал, что не спросил её, хочет ли она чего-то. И я почувствовал, как загорается атомный реактор.

Так что, когда вы, женщины, не чувствуете себя в безопасности или под защитой, ваш мозг сразу же вырабатывает самый ужасный из возможным сценариев. Я спрашиваю: «Почему ты расстроена?» Она отвечает: «Ты не принёс мне чипсы. Что ты будешь делать, если начнётся пожар?» Пожар? Как мы вообще пришли к пожару? Вот насколько тупым и странным считает меня моя девушка. Я буду дома, начнётся пожар, языки пламени и падающие перекрытия вокруг. И я такой: «О чёрт, это же как в тот раз, когда я ходил за чипсами».
Я всегда чувствовал, что я в худшем расположении духа или менее энергичен, чем мои ровесники. Это никогда не угрожало моей жизни, это затормаживало её. И антидепрессанты могли облегчить груз, но всё равно всем казалось, будто я скучаю, холоден или считаю себя лучше других, чего мне не хотелось. Зато, знаете, кому всегда нравился мой настрой? Чёрным парням. Всегда. Они говорили: «Нил, мужик, тебе похер». И я всегда хотел ответить: «Это потому что я грустный». Думаю, чёрным парням нравилось, что я был грустным открыто, потому что чёрным парням нельзя быть грустными на публике. Чёрный парень может выразить грусть на публике только с помощью саксофона.
Если бы кредит на обучение называли «кредитами для малого бизнеса», ни один восемнадцатилетний не получил бы этот кредит. Это плохая идея для бизнеса. Если бы ты пошёл в банк в отдел кредитов для малого бизнеса и сказал: «Мне понадобится 150 тысяч долларов», тебе бы ответили: «В чём заключается ваша идея для бизнеса?»

Тогда бы ты ответил: «Вот моя идея. В течение следующих четырёх лет я буду напиваться до потери памяти. Но ещё... я получу степень по социологии». Единственное, что тебе ответили бы потом: «Убирайся к чёрту из нашего банка». А ты: «Ладно, но я мог бы выплатить вам всё. Я бы платил вам по 80 долларов в месяц в течение 240 лет».
Когда тебе нет тридцати, ты ничего не знаешь, и потом, когда тебе уже за тридцать, вы, женщины, становитесь умнее. А мужчины остаются дураками. Все женщины смирились с вами, мужчины. Потому что у девушек огромное эго. Женщины думают, что у них есть шанс с любым парнем на Земле. У вас есть представление о парне, которого вы, по-вашему, заслуживаете, но потом вам одиноко, и вы смиряетесь. Женщины говорят: «Хочу высокого широкоплечего парня, симпатичного, богатого, умного и романтичного». А потом мир такой: «А как насчёт метр семьдесят, без денег и фанат университетского футбола?» И девушки такие: «Сойдёт. Он сейчас свободен? Я больше не могу есть в одиночестве».