грусть

Она испытывала сейчас такое же удивительное счастье и такую же удивительную грусть, как и тогда. Грусть означала: мы на последней остановке. Счастье означало: мы вместе. Грусть была формой, счастье — содержанием. Счастье наполняло пространство грусти.

Категория

Ты идешь туда, где он может быть или где бывал, делаешь вид, что всё и вправду хорошо. Но себя не обманешь — на самом деле всё это ужасно, и очень больно. И можно как угодно хорошо выглядеть, купить новое платье, сделать новую причёску, тоску в глазах не уберёт никакой мейкап.

Персонаж

— Ты что такой... невесёлый?
— Грустно... солнца нет...
— Зато облака есть! Как может быть грустно-скучно, когда что-то есть? Есть облака и есть... есть дорога! Значит, можно идти по дороге с облаками!

Одиночество стало какой-то стыдной болезнью. Почему все так его чураются? Да потому, что оно заставляет думать. В наши дни Декарт не написал бы: «Я мыслю – значит, я существую». Он бы сказал: «Я один – значит, я мыслю». Никто не хочет оставаться в одиночестве: оно высвобождает слишком много времени для размышлений. А чем больше думаешь, тем становишься умнее – а значит и грустнее.

Категория

— Какие фильмы тебе больше нравятся? С грустным концом или со счастливым?
— Конечно с грустным, люблю поплакать.
— Тогда ты выбрала правильного парня.