Познавательные цитаты — цитаты, высказывания и афоризмы

... пророчества всегда исполняются. Просто их смысл становится понятен только после исполнения…
Русский солдат, несомненно, очень храбр. <...> Весь его жизненный опыт приучил его крепко держаться своих товарищей. <...>... Нет никакой возможности рассеять русские батальоны, забудьте про это: чем опаснее враг, тем крепче держатся солдаты друг за друга.
Современная наука обладает той властью, на какую некогда претендовала религия, только власть науки зиждется не на предрассудках и лицемерии, а реальна и доказуема.
Скажу страшную вещь: науки политологии не существует. Политологами назвали себя капээсэсники, специалисты по истории КПСС. Они себя переименовали и все. А теперь это, видишь ли, наука.
Допустим, если ты освоила один романский язык, – например, испанский, то тут же рядышком лежат похожие пласты – португальский, итальянский, румынский. А если одолела один германский – английский или немецкий, то для тебя открыты и многие соседние – к примеру, шведский, датский, норвежский. И с каждым новым языком усилий и времени тратится всё меньше.
Гены оказывают свое действие, регулируя белковый синтез. Это очень мощный способ воздействия на мир, но способ медленный. Приходится месяцами терпеливо дергать за белковые веревочки, чтобы создать зародыш.
Нож — это самое простое, но и самое надежное в мире оружие. Он не даёт осечек, и в нём не кончаются патроны. Правда, и от своего владельца нож требует некоторых навыков...
Информация — это власть. Но, как и с любой властью, есть те, кто хочет присвоить её себе. Научное и культурное наследие мира, опубликованное на протяжении веков в книгах и журналах, всё чаще оцифровывается и блокируется горсткой частных корпораций.
– Гиперпрыжок – это тоже ноль… – Сам не знаю, почему я это сказал. – Великое ничто, в которое падаешь… в котором исчезаешь. Маша, ты спрашивала, похож ли джамп на оргазм? Нет, не похож. Скорее похож на смерть.
Если волк попадает в капкан, он отгрызает себе лапу, чтобы выжить.
Критический атеизм — пустое место в религии; не отрицание Бога, а лишь отсутствие вопроса о Боге.
— Когда-то я любила ходить в горы. В них тихо и просто.
— А у меня был дядя. Дядюшка Джим. Вот он-то и научил меня всему, что связано с походом.
— А я думала, ты был городским мальчиком.
— Ну да, до мозга костей. А мой дядя не был городским. Родом из Каролины, уехал оттуда давным-давно.
— И где он сейчас?
— Не с нами.
— Мне очень жаль.
— Да, но что тут, блъ, поделаешь. Нужно жить дальше, так? Стараться беречь то время, что у тебя есть.
— Мы теряем многих любимых людей...
— Слишком многих. Слишком рано.
— Иногда я думаю, что лучше всего этого избегать. Быть проще, понимаешь?
— Мне так не кажется. Сохранил или потерял — нельзя жалеть. Никаких сожалений. Давай, Ханна, скажи — «никаких сожалений».
— «Никаких сожалений»?
— Да, именно так, чёрт возьми. Без сожалений. Никаких, блъ, сожалений.
— Хи-хи. Без сожалений. Никаких, блъ, сожалений. Ха-ха-ха...
— Да, это уже другой разговор.
Все делается с какой-то целью, любое действие ведет к результату. И этот результат должен оправдывать затраченные на него усилия.
Термин «национальная идея» не имеет чёткого научного содержания. Можно согласиться, что это — когда-то популярная идея, представление о желаемом образе жизни в стране, владеющее её населением. Такое объединительное представление понятие может оказаться и полезным, но никогда не должно быть искусственно сочинено в верхах власти или внедрено насильственно.
<...>
Когда дискуссия о «национальной идее» довольно поспешно возникла в послекоммунистической России, я пытался охладить её возражением, что, после всех пережитых нами изнурительных потерь, нам на долгое время достаточно задачи Сбережения гибнущего народа.
Было бы так же нелепо отказать в сознании животному, потому что оно не имеет мозга, как заявить, что оно не способно питаться, потому что не имеет желудка.