секс

Я всегда считал, что бы у нас ни происходило, как бы мы друг на друга ни обижались, но едва наши ноги соприкоснутся под одеялом, даже случайно, лишь слегка — это сигнал для нас, что мир уже заключен, что всё у нас будет хорошо, и мы по-прежнему «вместе».

— Для счастья в браке надо понять главное противоречие между нами.
— Какое?
— Для него секс — уже примирение. А для неё секс невозможен, если они не помирились.
— Почему так?
— Дело в различии между пенисом и вагиной. Пенис — это поршень, боевой таран, если угодно. Гнев тарану не помеха. Иногда это даже помогает. Этакий «брутальный подход». А вагина... вагина должна расслабиться, чтобы раскрыться и впустить. Нельзя же быть гостеприимной хозяйкой, когда ты в гневе.

— Так что у тебя с Шарлин?
— Вчера у нас была волшебная ночь.
— И ты по-прежнему утверждаешь, что не изменяешь жене?
— Я уверен в этом, искренне, всей душой. Секс через Интернет не измена.
— То есть, как это? 3 часа ночи, жена и дети спят наверху, а ты внизу трахаешь тёлку в киберпространстве.
— Во-первых, мы не трахаемся. Мы печатаем на клавиатуре. Во-вторых, и тут ты меня обидел... Шарлин не какая-то там тёлка. Она — биржевой брокер Ральф, притворяющийся какой-то там тёлкой по имени Шарлин.

Секс… С сексом всё было просто — секс был везде. Ему не очень-то придавали значение. Любовь… Любовь всегда было трудно найти. Даже если ты и искал её, что делали немногие, и даже если ты находил ее, что удавалось немногим, и даже если она была у тебя под носом — как ее можно было заметить среди всего этого секса?

Фильм
Персонаж

В течение жизни я разглядел только две абсолютно внятные вещи – две лишь точки опоры среди мерцания и подвижности мира людей. Одна из них – то что: девушка фатально меняется после первого полового акта с мужчиной. И вторая: один человек всегда может испортить жизнь другому человеку – если задастся целью. Его не остановишь ничем.

Персонаж