Цитаты и высказывания из телешоу Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым

В России приживается правда, а не толерантность... Толерантность слово-то какое-то не наше. Правда? Правда эта проста! Если ты подонок — ты подонок! Если ты хороший человек — ты хороший человек! Почему я должен тебя уважать, если ты подонок? Почему я должен уважать фашиста, если он фашист? Почему я должен говорить нацисту: «Спасибо за вашу точку зрения»? Я говорю, что он конченый нацист, и до свидания! <...> Если я вижу, что он террорист, то я должен сказать: «Спасибо вам за вашу позицию, сумочку заберите пожалуйста». Этого не будет!
[средневековое правосудие в отношении женщин]

Если рыжая, с зелёными глазами — в прорубь. Если выплыла — ведьма, а не выплыла... нехорошо как получилось.
Сначала прийти с идеей легализации педофилии, гомосексуализма... общество это не приняло бы никогда. Но когда это идёт через моду, когда нам говорят: Вы — быдло! Вы, народ, — быдло! Вы не понимаете! Мы элита! Мы разбираемся, поэтому вы обязаны нас слушать!... Мы не быдло! Мы из Петербурга! Мы любим Летний сад! Мы выросли среди прекрасного барокко! <...> Мы понимаем великое русское искусство! Прекрасную натуру. И мы понимаем, когда подонок, педофил, который поставляет фотографии для закрытых сайтов, делает полуэротические фотографии для того, чтобы эстетствующие педофилы могли ронять слюну и восторгаться, и в наше общество вводить, потихоньку, капля за каплей, — что это норма. <...> Должна быть государственная позиция, точка зрения: пришли аккуратно, без стука, без звука, чёрный воронок подъехал, запаковали экскурсию, всё. Уехала она, выставка, уехала за границу. Ему запретили въезд. Выслали всех организаторов, всё. Нет... Чистое место. Даже мокрого места не должно остаться от них. А там открыть шашлычную!
Хороший политолог на всякий случай, если два кандидата идут, делает три взаимоисключающих прогноза.
Я не беру в руки оружие ни при какой ситуации. Я не участвую в гражданской войне ни на чьей стороне. Я стараюсь делать всё для того, чтобы убедить общество и украинское правительство, что война — это не выход. Нужно остановиться. Всё равно придётся остановиться, потому что нет ни одной гражданской войны, которая рано или поздно не заканчивалась.
Государство не имеет право играть не по правилам. Единственная диктатура, которую я, как либерал, признаю — это диктатура закона.
К сожалению, за многие годы в России абсолютно потеряно искусство дискуссии. Искусство дискуссии сводится к поиску виноватого и забиению его ногами.
Просто мне полковник Мамаев, который возглавлял военную кафедру в институте стали и сплавов, говорил: «Повезло вам, вы — танкисты! Весь мир посмо́трите!».
У Райкина в чём проблема? Я вам объясню. На мой взгляд — Константин Райкин замечательный актёр совершенно, недовостребованный, на мой взгляд, как раз из-за своего театра. Великолепный артист! <...> У него талант такой, знаете, такой лёгкий, как воздушный шарик. Потом, что произошло? На одном собрании рядом с этим «шариком» упало «бревно начальственное». Оно не на него упало, оно упало рядом. Но всё, что сейчас происходит уже третий месяц, вот эти крики Константина Аркадьевича — это возмущение легкого, хрупкого предмета по поводу того, что нельзя же брёвнам падать, понимаете, ведь оно же могло же и убить. Так вот, не надо брёвнами пытаться... не надо брёвнами регулировать культурную отрасль. Не надо!
Демократия не ставит вопросы: «хорошо» или «плохо». Демократия — это, в первую очередь, процедуры и их соблюдение.
Если использовать метод наших друзей из «Справедливой России»: «Выиграет президентские выборы любой, кто посадит Чубайса, народ проголосует за него сразу».