Цитаты про идеи

— Знаешь, о чем тебе надо написать?

— Нет. О чем?

— О человеке, который гуляет по Парижу и внезапно видит смерть. Он сразу же уезжает на юг, чтобы не встретиться с ней. Он думает, его время еще не пришло.

— А дальше?

— Он едет всю ночь, гонит машину. Утром приезжает к морю. Он выходит из машины и умирает. Именно в тот момент, когда он решил, что смерть потеряла его след.
— А давай с ним по-настоящему попрощаемся... Разобьем машину просто в хлам!

— Идиотская идея... Но она мне нравится!
Что-то мало счастливых людей

В государстве прекрасных идей.

Как-то мало счастливых минут

В той стране, где господствует труд.

Что-то мало безоблачных лиц

Среди жителей наших столиц.

Видно, только на периферии

Достигают они эйфории...
Наши дни сочтены. Мы не можем позволить себе праздность. Воплощать в жизнь дурацкую идею — это лучше чем бездействовать, ибо ценность идеи не проявится, пока ты ее не реализуешь. Порой идея может быть чем-то совсем незначительным, огоньком, который ты держишь в ладони, молясь, чтобы его не загасила буря, что ревет вокруг тебя. Если ты сможешь сохранить этот огонь, он может дать начало великим событиям. Мощным, меняющим целым мир.
Идею этой сказки, а может и не сказки, поймет не только взрослый, но даже карапуз!
Перестаньте задумываться о смысле. Логика предсказуема. Мыслите иначе.
Разум объекта всегда может проследить зарождение идеи. Истинное вдохновение невозможно подделать.
Уайрман смеялся сейчас, потому что чуть раньше перепугался, как мы с Джеком и как, должно быть боялась Либбит. А почему она боялась? Потому что кто-то – вполне вероятно, случайно – подбросил ложную идею в её головку с таким богатым воображением. Я бы поставил на няню Мельду… и, наверное, на сказку перед сном, предназначенную для того, чтобы успокоить ребёнка, который еще не оправился от черепно-мозговой травмы. Может, даже страдал бессонницей. Ох, не туда, не туда попала эта сказочка и отрастила ЖУБЫ.
Нас учат помнить не человека, а идею. Ибо человек слаб. Его могут поймать, его могут убить и предать забвению. Но идея и четыреста лет спустя способна изменить мир. Я из личного опыта знаю, что такое сила идеи. Я видела, как во имя идеи совершались убийства, как люди шли на смерть. Но идею нельзя поцеловать. К ней нельзя прикоснуться. Обнять её. Идея не может истечь кровью. Она не чувствует боли. Идея не умеет любить. Так что не идея причина моей скорби, а человек.
Я это видел!

Как бессонница в час ночной

Меняет, нелюдимая, облик твой.

Чьих невольница ты идей?

Зачем тебе охотиться на людей?
— Меня, наверное, тоже арестуют. Как соучастника.

— Соучастника? Я скажу им, что всё это была твоей идеей!
То зерно, что мы поместим в мозг этого человека, вырастет в виде идеи, которая поглотит его. Она может изменить практически всю его жизнь.
... только благодаря самоотверженности и жертвам торжествуют великие идеи.
Личностей могут запоминать, но организации всячески препятствуют этому. Один художник, один генерал, один герой или один злодей может умереть, но невозможно убить людей, нацию, идею — только если идея не произрастает из слабовольных и давится более сильными.
Огласить замысел — погубить его: тогда в нём загодя находят недостатки, а потерпит неудачу — окажется злосчастным вдвойне.