Филипп Жирар. Овраги

— Смотри здесь есть экземпляр «Духа войск».
— А в нём лежит билет метрополитена, датированный днём моего рождения! Каковы были шансы, что я найду единственный в России экземпляр моей книги, да ещё и с таким билетом внутри?
— Был бы я верующим, узрел бы в этом знамение.
— Пф! Ты просто завидуешь.

— Сейчас вы почувствуете слабость, как будто падаете в овраг.
— Вы за овраги не беспокойтесь. Про них забыли, но именно по ним и приходится ходить.

— Подождите минутку.
— Ты покупаешь лук?
— Гладко было на бумаге, да забыли про овраги. А по ним ходить.
— Что она сказала?
— Это старая русская пословица: на бумаге всё было гладко, но забыли про овраги. Но именно по ним приходится ходить.
— Как ты думаешь, что она хотела этим сказать?
— Не знаю. Это похоже на басню или притчу...
— Русские обожают пословицы. Некоторые из них очень фаталистичны.
— Однако забавно всё это. Что теперь делать с этой луковицей?

— Кто рано встаёт тому Бог подаёт. Даю вам пять минут на сборы.
(Двадцать русских минут спустя)
— Смена часового пояса... Бессонница...

— Смотри! Соломенные чучела животных. Совсем кетэн!
— Филипп, Джимми, что значит Кетэн?
— Кетэн — значит нечто некрасивое и вышедшее из моды. Понимаешь?
— Это не то же самое, что китч?
— Нет, китч — это безобразие со вкусом, а Кетэн — это полнейшая безвкусица.

— Ого! Мы опаздываем уже на два часа!
Так родилось понятие «Русские двадцать минут», употреблявшееся, когда опаздываешь.

За всеми неотложными делами и сведением концов с концами Русские мечтают о лучшем мире.

Чтобы сполна понять ценность улыбки, крыши над головой и руки помощи, нужно побыть иностранцем в незнакомой стране. У нас об этом иногда забывают.

Через час после нашего приземления мы всё ещё живы, и нам не сделано ни одного внезапного брачного предложения. В отличие от персонажей из английских шпионских романов, Маша и Виктор очень душевные. Их лица нежны и улыбчивы. Я успокаиваюсь.