Цитаты про систему

Мы с тобой можем откупиться от уголовного дела, купить особнячок, машины, нанять детям дорогих репетиторов, но не больше. Ты будешь крутиться в колесе, век воли не видать, а система будет ехать.
Я спросил: как вы собираетесь убедить людей в том, что это настоящая война? Он сказал: Через СМИ. Телевизор может всех убедить в том, что это реально. Вы просто говорите-говорите-говорите людям об этом постоянно, и в конце концов они в это верят.

Вы знаете, они свой Федеральный резерв создали этим враньём создали в 1913-ом году. Они создали 11-ое сентября — тоже враньё. А после 11-го сентября они начали эту войну с терроризмом. Потом вторглись в Ирак. Тоже враньё. Теперь вот Иран на очереди. И так — одно за другим, одно за другим.

Я его спросил: А зачем вы это делаете? Для чего вам это нужно? У вас и так все деньги на свете, сколько захотите. У вас и так вся власть. Вы убиваете людей. Не хорошо это. Он сказал: А что тебе дались эти люди? Ты о себе думай, о своей семье. Я сказал: Ну так и конечная цель какая? Он сказал: Конечная цель? Чтобы всем в мире был встроен чип радиочастотной идентификации. И все деньги будут привязаны к этому чипу. А кто будет протестовать или делать что-то нам наперекор, мы ему чип отключим.
Армии содержатся для защиты существующей системы, а не людей. В будущем разумное человечество не допустит войны.
Во времена моей молодости, которая прошла в Нью-Йорке, я отказался произносить клятву верности флагу. Естественно, меня направили в кабинет директора, который спросил: «Почему ты не хочешь принести клятву верности? Ведь все это делают!» Я ответил: «Когда-то все верили, что Земля плоская, но это не значит, что так оно и есть». Я объяснил, что своими достижениями Америка обязана другим культурам и народам, и я бы предпочел принести клятву верности Земле и всем её обитателям. Излишне говорить, что вскоре после этого я бросил школу и оборудовал у себя в комнате лабораторию, где приступил к изучению естествознания и других наук. И тогда я понял, что Вселенная подчиняется законам, и что человек, как и само общество, не являются исключением. Затем, в 1929 году произошел биржевой крах, который стал началом того, что сейчас называют Великой депрессией. Я не мог понять, почему миллионы людей остались без работы, потеряли жильё и были вынуждены голодать, тогда как заводы простаивали, и ресурсы были по-прежнему доступны. Именно тогда я осознал, что правила экономической игры в своей основе ошибочны. Вскоре после этого началась Вторая мировая война, в ходе которой многие страны последовательно уничтожали друг друга. По окончании войны я подсчитал, что все израсходованные на разрушения средства и ресурсы могли бы легко обеспечить всем необходимым каждого человека на планете. С тех пор я наблюдаю, как человечество роет себе могилу. Как постоянно растрачиваются и уничтожаются бесценные исчерпаемые ресурсы во имя прибыли и свободного рынка. Я наблюдаю, как социальные ценности сводятся к искусственному материализму и бездумному потреблению. И как финансовые силы контролируют политическую систему якобы свободного общества. Сейчас мне 94 года. Боюсь, что моё отношение к этому осталось таким же, как и 75 лет назад. Пора прекратить это безумие.
Система учит, о чем думать, свободные люди учат, как думать.
Если вы полагаете, что мир нельзя изменить, это лишь означает, что вы не один из тех, кто его изменит.
Можешь бороться с системой, но бороться с тёмными силами, которые двигают людьминевозможно.
Корпорации слишком огромные, ты даже не знаешь, на кого работаешь. Это террор. Террор, построенный в системе.
— Ты совершаешь ошибку, большую, большую ошибку! Я знаю, что ты расстроен...

— А, может, я не расстроен, а потрясен, опустошен?

— Джек, это не способ победить систему!

— Это способ обмануть систему!
Нет, не обманывай систему! Поглаживай систему, играй в систему, работай на систему... Но не обманывай её. Потому что тогда она обманет тебя еще более жестоко.
У них есть маленькие правила, и прецеденты, и процедуры, и легальные лазейки, чтобы обойти законы. Все эти выдуманные слова и книги, вся эта чепуха, которая важнее жизни человека.
Важно не угодить со всеми на конвейер ленточный,

Не чувствовать себя амебой одноклеточной.
I’ve seen a thousand of 'em, <...> people who try to make you weak so they can get you to toe the line, to follow their rules, to live like they want you to. <...> want to win by making you weaker instead of making himself stronger...

Эти люди хотят сделать тебя слабым, чтобы держался в рамочках, выполнял их правила, жил, как они велят. <...> Хотят победить, но не тем, чтобы самим быть сильнее, а тем, чтобы тебя слабее сделать...
Времена философских систем прошли, теперь время критики. Разрушение систем уже стало большой и величественной системой, хотя оно подобно разрушенным системам и не имеет глав, параграфов и категорий. Улучшать человеческую жизнь — вот в чем философия; развивайся она каким хочет путем, лишь бы это составляло ее смысл и цель.