Цитаты про рационализм

Человеку хочется, чтобы природа божественного находилась в пределах, доступных его пониманию, разумению.

Мы привыкли мыслить рационально. Вот почему люди не хотят ничего знать о Боге или поменьше слышать о Нём.
При постройке деревни швейцарцы сначала строят тир, потом банк и только потом церковь.
Тот факт, что Вы бодро идёте вперёд, не отменяет того факта, что вы могли ошибиться с направлением.
Человек, отвергающий иррациональное, тем самым отрицает маленького ребёнка.
Не быть абсолютно уверенным и есть, как мне кажется, одна из главных составляющих рационализма.
В том мире, где он жил, за любой труд полагалось вознаграждение, соответствующее затраченным усилиям. Да только ничего путного из этого не вышло. Каким же абсурдом оказалось стремление построить жизнь на фундаменте такого вот рационализма.
Мы приходим к Богу совсем не потому, что рациональное мышление требует бытия Божьего, а потому, что мир упирается в тайну и в ней рациональное мышление кончается.
Рационализм говорит, хватит говорить «Мы» или «Они», надо говорить «Я», надо отвечать за себя, за своих родных и детей. В этом мире уже давно никто не хочет ничего делать за нас и для нас. Поэтому рационализм говорит, что каждый должен быть рациональным САМ, должен думать о себе, и о том, что вокруг его. Рационализм, в первую, очередь должен быть в голове!!! И только поселившись в ней, он сможет пойти дальше и сделать рациональной жизнь вокруг.

Только сказав «Я», можно уже говорить «МЫ», ибо «МЫ» — это объединение индивидуальных и независимых людей. Хватит быть стадом, хватит ходить за пастухами и работать куклами на ниточках у Кукловодов... Нужно самому знать, что ты делаешь, как ты это делаешь и зачем ты это делаешь. Надо стать Рациональным человеком.
Я в качестве мысленного эксперимента задавала себе старый как мир вопрос: «Есть ли в этой комнате призраки?» Я напомнила себе, что, будь я рационалисткой, я могла бы с полной уверенностью ответить «нет», если прежде уже успела определить с помощью логических и умозрительных заключений, что призраков не существует. Если ты рационалист, то можно вообще сидеть с закрытыми глазами. Я знаю, что призраков не существует, значит, в комнате нет никаких призраков. Если ты рационалист и твой мир построен на логике, которая утверждает, что вещи, которые умерли, мертвы, и точка, тогда, будь ты даже в комнате, полной орущих вурдалаков, ты все равно придешь к выводу, что никаких призраков тут нет. Будь я эмпириком, я бы стала искать доказательств в своих ощущениях. Увидев, что в комнате нет призраков, я бы заключила, что, раз я их не вижу и не слышу, значит, их нет. Все это я поняла. Но, по-моему, феноменологии неинтересно, существуют ли призраки. По-моему, она задает вопрос: «И кстати, что это вообще за хрень — призраки?» <...> Ну, в общем, феноменология утверждает, что да, мол, ты существуешь, и мир существует, но вот отношения между тобой и миром — это уже сложнее. Как мы вообще даем чему-нибудь определение? Где заканчивается одно и начинается другое? Структурализм вроде как утверждал, что объекты — это всего лишь объекты и их можно называть как угодно. Но мне куда интереснее вопросы о том, что становится объектом. И как может объект иметь значение за пределами языка, с помощью которого мы дали ему определение.