Цитаты про галлюцинации

— Тебе еще не надоели игры со своим воображаемым другом?

— Не знаю, Бобби. Я уже привык к глюкам.

— Чего-чего?!

— Я не говорю, что мне это нравится. Но ведь все могло быть гораздо хуже. По крайней мере, я держу своих демонов в узде. Я знаю, с чем имею дело. Не всем так везет.

— Ты умудряешься во всем найти положительные стороны.
— Кто ты?

— Кто я?

— Да.

— Я тот псих, кто живет внутри тебя и будет помогать тебе эти два-три дня.
— Нянюшка?

— Да, милая?

— А синие мыши бывают?

— Нет, если ты трезвая, дорогуша.

— Значит... Мне нужно выпить!
И деревья стали какими-то страшными

Пытаются закошмарить, они ветками машут мне,

С них слетают голуби важные,

И шепчут на ухо тихо: «Осторожно, окрашено».
По-настоящему хорошую музыку не просто слушаешь, правильно? Это почти как галлюцинация.
— Можешь предсказать, кто следующий?

— Либо она, либо пурпурный носорог.

— Ты сказала «пурпурный носорог»?

— Да, наверное, все-таки девчонка с татуировками.

— А есть возможность опознать?

— Пурпурного носорога?
Нет, вы только посмотрите на этого беднягу! Вот что с людьми делает доза реальности. Я лично потому к этой гадости и не притрагиваюсь. Она, знаете ли, мешает галлюцинировать.
— У тебя галики так и не кончились?

— Они никогда не кончаются. То, что случилось с моей головой, на поправку не идёт.
— Похоже, нам вон туда...

— Эй? Эй!

— Ты чего?

— Там была женщина... Может, нам стоит взглянуть?

— Тебе точно не померещилось?

— Это единственный путь, которым она могла пойти.

— Я не об этом спросил.
— Вот чёрт! Похоже, заклинило. Что теперь?

— А?.. Дилан, нет! Айзек, ты это видишь?!

— Мы видим то, что хотим видеть, Джон.

— Что?! О чём вы вообще? Айзек!

— Поспеши, Джон. Вечеринка ещё не началась.
— Ну, что вы теперь скажете, доктор Джарвис?

— Ваши видения...

— Привидения...

— ... мистер Пенти, ко мне не имеют никакого отношения. И этот...

— Гномик...

— Гномик? В жёлто-зелёном камзольчике? Я его тоже не заметил...

— И я этого гномика в жёлто-зелёном комзольчике в упор не видел. А прозрачная?

— Нерядовая...

— Где у вас тут выход?

— Где?

— У вас?

— Выход? У меня есть предложение. Пока мы совсем не свихнулись, пойдём посидим в «Вороном коне». Между прочим, там всё подают в сыром виде...
Учение Резника возникло из его наблюдений за эволюциями случайного кода, после того как он пришел к выводу, что все мы живем в симуляции. Конечно, нового в этом мало. Еще в начале века – когда только появились компьютерыбыло модным говорить, что мы существуем в виртуальной реальности. Чтобы не ходить далеко, вспомним хотя бы знаменитого технологического визионера Илона Маска. Или актера и гей-икону Киану Ривза – особенно того периода, когда он еще не мочил из двух стволов русскую мафию (зигмунд, молчать), а подрабатывал Буддой. «Пацаны, мы в Матрице!!!» Кто в молодости не шептал этих слов? Только тот, у кого нет ни ума, ни сердца.

Но Резник первым внятно объяснил, что это значит. Дело не в том, что есть какой-то уровень реальности, куда мы выпадаем, когда симуляция кончается. Нет никакого «окончательного» материального слоя, который «реальнее» повседневности – и относится к нашему обыденному миру как дождливая улица за окном к эротической галлюцинации в наших огментах. Вернее, такое, конечно, возможно – но любой подобный слой «более реальной реальности» точно так же может осознать себя как симуляцию, и мы попадем прямо в дурную бесконечность. По Резнику, «симуляция» означает несколько другое. Он объясняет через это понятие сам механизм функционирования Вселенной. Все одушевленное и неодушевленное (Резник не признавал между ними разницы) есть просто разные последовательности развернутого в Мировом Уме «вселенского кода» – как бы растущее во все стороны дерево космического RCP. Вселенский код проявляется и как происходящее в уме, и как «материя».
«На самом деле»? – задумчиво протянул Лойсо. – Что ж, можно сказать и так… Проблема в том, что у нас нет никаких гарантий, что с нами вообще хоть что-то происходит «на самом деле»! Видишь ли, когда ты сидишь в уборной у себя дома, у тебя просто нет повода спросить себя, «на самом деле» это с тобой происходит или нет. А сама по себе эта ситуация ничем принципиально не отличается от нынешней… Знаешь, а ведь вполне может быть, что ты – обыкновенный овощ, и тебя давным-давно благополучно сожрало какое-то травоядное чудовище, желудочный сок которого способен вызывать совершенно правдоподобные галлюцинации у перевариваемой пищи. Так что ты просто наслаждаешься сокрушительной иллюзией своей замечательной интересной жизни, напоследок… Тебе нравится твоя галлюцинация, сэр Макс?
– А я действительно похож на галлюцинацию. Обратите внимание на мой профиль в лунном свете, – кот полез в лунный столб и хотел еще что-то говорить, но его попросили замолчать, и он, ответив: – Хорошо, хорошо, готов молчать. Я буду молчаливой галлюцинацией, – замолчал.
Экспериментальный центр напоминает вам о том, что кубы не умеют разговаривать. В случае, если грузовой куб все же заговорит, центр настоятельно рекомендует вам игнорировать его советы.
Если внушить одну и ту же иллюзию нескольким людям — так, чтобы они разделяли ее полностью, — для них она станет реальностью уже не субъективной, а объективной. Общей для всех. Это будет реальность, где они окажутся вместе. Они вступят в общение и начнут обсуждать свою коллективную галлюцинацию, укрепляя её каждой связанной с ней мыслью и сказанным про нее словом. Чем сильнее они будут убеждены в ее подлинности, тем прочнее и непоколебимее сделается их новый мир.
— Дия, спишь?

— Сплю.

— А кто тогда со мной разговаривает?

— Никто не разговаривает. Это слуховые галлюцинации.
Проблема в том, что у нас нет никаких гарантий, что с нами вообще хоть что-то происходит «на самом деле»! Видишь ли, когда ты сидишь в уборной у себя дома, у тебя просто нет повода спросить себя, «на самом деле» это с тобой происходит или нет... Знаешь, а вполне может быть, что ты — обыкновенный овощ, и тебя давным-давно благополучно сожрало какое-то травоядное чудовище, желудочный сок которого способен вызывать совершенно правдоподобные галлюцинации у перевариваемой пищи. Так что ты просто наслаждаешься сокрушительной иллюзией своей замечательной интересной жизни, напоследок... Какая разница? В любом случае, у нас нет ничего, кроме наших собственных ощущений.. И какое нам дело до мирно переваривающего нас монстра, если наши ощущения говорят нам, что мы сидим на вершине холма, под этим белым небом, и чешем языки...