иллюзии

В юности не вникали в философию «что будет дальше?» В тогдашнем нашем счастье иллюзии превалировали над фактами. Могли посреди ночи, не предупредив родителей, сорваться издому, чтобы поцеловать в губы того, кто на тот момент казался самой большой любовью жизни. Ничего не боялись. Мы сомневались в бдительности милиции, зато верили в то, что нас оберегают ночные огни. <...> Это была не покорность порывам. <...> Умели слышать себя. Безусловно, без ошибок, разочарований, предательств не обходилось, но в юности на правду жизни смотришь сквозь пальцы.

Персонаж
Категория

Миражи очень опасны. Миражи уводят людей, они теряются в пустыне. Ты идешь по песку под раскаленным солнцем и видишь красивый пейзаж: огромные озера, из которых можно напиться, утолить жажду, но чем ближе ты подходишь, тем дальше он удаляется, становится всё дальше, а ты остаёшься посреди пустыни и не знаешь, куда идти...

Сериал
Категория

Как хитро и коварно разрушает нас мрак! Заразил сомнениями, лишил цельности, но оставил тоску по глобальному добру. Даже где-то намеренно раздул само понятие глобальности. Нам кажется, что мы должны совершить что-то грандиозное: заколоть вилкой великана, избавить человечество от всех болезней, создать фонд защиты одиноких сусликов с главным штабом в пентхаусе небоскреба с прямым выходом на вертолетную площадку. На мелкое добро мы размениваться не хотим. Чего на него время тратить, с нашим то размахом? Очередная иллюзия, потому что без мелкого добра нет добра крупного.

Персонаж

— Эта девушка такая красивая, очень умная, весёлая. Она отличается от всех девчонок с которыми я был, и очень...
— Так позвони ей, Ромео.
— Зачем? Чтоб понять, что она не такая и умная, чтоб понять, что она скучна?
Пока она для меня совершенство. Я боюсь разрушить это.
— Может, ты сейчас совершенен. Может, ты это боишься разрушить?

Любовь облекает в плоть и кровь иллюзию, и человек, отдавая себе отчёт в том, что это иллюзия, всё же любит её больше действительности. Она делает его больше, чем он есть, и в то же время — меньше. Он перестает быть самим собою. Он уже не личность, а предмет, орудие для достижения цели, чуждой его «я».

Категория