Цитаты про Иисуса

Cause Jesus He knows me

And he knows I'm right,

I've been talking to Jesus all my life,

Oh yes He knows me

And He knows I'm right,

And He's been telling me

Everything is alright!

Потому что Иисус меня знает,

И знает, что я прав,

Я говорю с Иисусом всю свою жизнь.

О да, Он меня знает,

И знает, что я прав,

И Он постоянно говорит мне,

Что всё хорошо.
Иисус пришел не избавить нас от боли. Он пришел дать силу переносить её.
Как-то на привале апостолы вздумали развлечься: мерясь силою, они поднимают с земли камни — кто больший? — и швыряют в пропасть. Иуда поднимает самый тяжёлый обломок скалы. Лицо его сияет торжеством: теперь всем ясно, что он, Иуда, — самый сильный, самый прекрасный, лучший из двенадцати. «Господи, — молит Христа Петр, — я не хочу, чтобы сильнейшим был Иуда. Помоги мне его одолеть!» — «А кто поможет Искариоту?» — с печалью ответствует Иисус.
— Кто из вас мечтает узнать, какой смертью он умрет?

Кудесник прервался, отпив глоток вина.

— Я хотел бы, — нерешительно сказал ученик Симон, отодвигая рыбий скелет.

— Тебя заживо распилят пилой, — улыбнулся Кудесник. — Подходите, спрашивайте, братья, — я полностью открыт к позитивному диалогу.
Иисус в любви мне не отказал...Президент мне так сказал...
Чем сделался бы мир, если бы не пришел Иисус Христос? Ничем.
В Священном Писании говорится: «Не судите да не судимы будете», и еще: «Ибо каким судом судите, таким будете судимы». Вы бы, бабушка, не спешили бы судить, а то как бы Христос, несмотря на свое милосердие, не исполнил бы обещанное, и придется вам самой жариться после суда на сковородке, приготовленной для других, – рассмеялась девушка.
Нельзя быть сильно подозрительным и следить за своим окружением даже у Иисуса среди апостолов был Иуда
Looking for Jesus

Get on your knees

Ищешь Иисуса?

Тогда встань на колени.
Христос — единственный из философов, магов и т. д., кто утверждал как главную истину вечность жизни, бесконечность времени, небытие смерти, ясность духа и самопожертвование как необходимое условие и оправдание существования.
Мы чтим Иисуса, забывая, чему он нас учил.
— Гамп, ты уже нашел Иисуса?

— А я не знал, что его надо искать.
Вам бы следовало почитать библию, сэр, вы там найдете кучу сверхъестественного говна. Например, вы в курсе, что Иисус был евреем?
— Велика ли она, эта любовь? Откажетесь ли вы ради нее от своего бога? Что сделал для вас Иисус? Что он выстрадал ради вас? За что вы любите его больше меня? За пробитые гвоздями руки? Так посмотрите же на мои! И на это поглядите, и на это, и на это... — Он разорвал рубашку, показывая страшные рубцы на теле. — Padre, ваш бог — обманщик! Не верьте его ранам, не верьте, что он страдал, это все ложь. Ваше сердце должно по праву принадлежать мне! <...> Я перенес все и закалил свою душу терпением, потому что стремился вернуться к жизни и вступить в борьбу с вашим богом. Эта цель была моим щитом, им я защищал свое сердце, когда мне грозили безумие и смерть. И вот теперь, вернувшись, я снова вижу на моем месте лжемученика, того, кто был пригвожден к кресту всего-навсего на шесть часов, а потом воскрес из мертвых. Padre, меня распинали год за годом пять лет, и я тоже воскрес! Что же вы теперь со мной сделаете? Что вы со мной сделаете?..
— Ты ведь не думаешь, что то, что избрал для себя мой сын, ничего нам не стоило. Любовь всегда оставляет след, — сказала она тихо. — Мы же были там вместе.

Мак удивился:

— На кресте? Нет, погоди, мне казалось, ты его покинула, ну, ты же знаешь: «Мой Бог, мой Бог, почему Ты оставил меня?» — Это были те слова Писания, которые Мак часто повторял во время Великой Скорби.

— Ты не понял заключенной в этом тайны. Несмотря на то, что он чувствовал в тот момент, я никогда его не покидала.

— Как ты можешь так говорить? Ты покинула его точно так же, как покинула меня!

— Макензи, я никогда не покидала его и никогда не покидала тебя.

— Для меня во всем этом нет никакого смысла, — отрезал он.

— Я знаю, что нет. Во всяком случае, пока нет. Но хотя бы поразмысли вот о чем: если все, что ты видишь перед собой, одна лишь боль, может, она просто заслоняет меня?
Если бы у Иисуса был пистолет, он бы сейчас был жив.
— Ты, правда, думаешь, что Иисус сейчас здесь с нами?

— Нет, я не думаю, что он сейчас здесь с нами, я знаю, что он сейчас здесь с нами. Не, ну ты интересный такой, а если б я у тебя спросил, мол, ты, правда, думаешь, что ты сейчас в куртке?

— Это разные вещи. Это зависит от согласия большинства. Если мы с тобой говорим, что я в куртке, а Сессил утверждает, что я в чем мать родила, что у меня зеленая кожа да ещё и хвост в придачу, то нам с тобой стоит подумать, куда бы его нам поместить так, чтобы он ничего плохого с собой не сотворил

— Кто такой Сессил?

— Никто. Вымысел. Нет никакого Сессила. Это вымышленный персонаж, я его выдумал, примера ради.
— Ты знал Христа?

— Знал?! Он должен мне двенадцать баксов!
— Знаешь, почему Иисус не родился в Мексике?

— Нет, почему?

— Не нашли трёх мудрецов и целку.
— Большинство тут нормальные. Агрессивных держат под замком. Это Хиллари. У неё ОКР. Это Гэри. Думает, он Иисус. Дэн. Тоже Иисус. Это Мария...

— Мария Магдалена?

— Нет, она тоже думает, что она Иисус.