Анна Михайловна Островская — цитаты, высказывания и афоризмы

Как-то в юности мне пригодился совет:
Научись говорить убедительно: «Нет!» -
Всем, кто хочет использовать или разрушить,
Кто играет на нервах и ревностью душит.
Сорок лет – это такой рубеж, на котором вдруг начинаешь остро чувствовать свои ограничения. И как будто соизмерять себя именно с ними. Появляется огромное количество различных «я уже никогда не…» Но, удивительная штука, каждое такое ограничение (и глобальное, и самое крошечное) формирует тебя и задает направление дальнейшей твоей жизни. Главное – не уходить с головой в горевание по поводу каждого пункта, а искать в каждом из них возможность.
Смотрите, какое интересное слово доверие. До веры. Вера – это когда безоговорочно, без сомнений. А доверие – это то, что происходит до того, как вера становится безусловной. Вера – это уже не чувство, это состояние, установка. Доверие же – это усилие над собой. Это возможность открыться, быть искренним с кем-то, окунуться во что-то с головой, хотя веры еще нет. Доверие – это очень про мужество быть собой и позволять другому тоже быть собой, полностью осознавая его инаковость. Доверие – это понимать, что вера в этого человека (или в это дело, идею) может и не сложиться, но давать шанс, предоставлять возможность. Доверие – это очень про жизнь, в целом.
Ушло много лет и сознательных усилий <...>, чтобы я научилась сначала общаться, потом дружить, и только после этого пришло умение любить и понимание того, что любовь лежит в основе всего, любой коммуникации – от сотрудничества и дружбы до брака и семьи. А в основе любви всегда лежит доверие.
Пусть ощущение чуда в тебя войдёт,
Станет твоим, поселится у порога.Имя моё забудь и иди вперёд,Свет из моей души передай другому.
Верю, что ждут десятки счастливых зим.
Верю, ты тот, кто никогда не сдается.
И даже если мы больше никогда не заговорим,
Пусть тебя греет нежный свет моего солнца.
Ты в родные глаза окунаешься,
как в озёра с живой водицей.
Всё плохое когда-то кончается,
и приходит час возродиться.
Пятки льнут не к стеклу, а к клеверу…
Каждый шаг твой не был напрасным.
Боже, что ж я такое сделала?
И за что же мне столько счастья?
Не мила была? Скучна до жути?
Что ж висишь на трубке до сих пор?
Только это не меняет сути:
Наш давно окончен разговор.Кофе, книга и у ног собака
Стали мне важнее и родней.
На окне – сверкающие капли.
На душе – шуршание дождей.Город спит. Светлеют лики улиц
И танцуют в лужах фонари.
Мы с тобой по жизни разминулись.
Не буди. Не трогай. Не звони.
Позвоните родным. Даже тем, на кого обижались.
Даже если никто не оценит такую попытку.
Сколько Новых годов нам от жизни грядущей осталось,
Мы не знаем. Пошлите хотя бы смешную открытку.
Обнимите друзей, поцелуйте родителей, деток.
Забываем мы часто простые великие жесты.
Утопаем в делах, суетимся то так, то вот этак,
Всё спешим и бежим, а на деле — кружимся на месте.
А родных не вернёшь. Растворяются в памяти лица,
Лишь на снимках давнишних они улыбаются снова.
Обнимите своих, не жалейте хорошее слово -
Мы не знаем, когда суждено им в ночи раствориться.
Каждому человеку хочется увидеть жизнь во всей ее полноте. Растить любимых детей, любить свой дом, своего партнера. Путешествовать, добиваться результатов на работе, общаться, обмениваться опытом, помогать друг другу. Это такие простые потребности. В погоне за демографическими и политическими свершениями мы все стали забывать об этом.
А сейчас мне пора. Нужно лететь в Москву, спасать парочку глупых мальчишек, которые катаются на крыше скоростного поезда. Пока на свете не перевелись отчаянные глупцы и потерявшие смысл жизни гении, у нас с тобой, дружище, всегда будет много работы…
— Как поэтично…
— Проза жизни.
Иван пожал руку Петру, расправил два больших крыла и взмыл в небеса.
— А тебе есть, кого вспомнить?
— Конечно, есть. Я помню многих дорогих мне людей. Знаешь, сколько я уже хожу по земле? Пятый век. Люди приходят и уходят, рождаются и умирают. Воюют и мирятся. А я все хожу по их снам и думаю: когда же они станут мудрее, чище, добрее? Все они…
— Ты веришь, что станут?
— Обязательно. Вопрос времени. Нескольких веков. Может, тысячелетий. Вот вместе и увидим!
Я поднимаю свой бокал за тех, кого люблю,
За тех, кто в яркие цвета раскрасил жизнь мою,
Кто делит поровну со мной и радость и печаль
И с кем я так люблю порой попить на кухне чай,
За тех, без чьих любимых глаз и дня прожить нельзя,
Мой тост сегодняшний – за вас, родные и друзья!
За то, чтоб через много лет, подняв бокал с вином,
Я повторила этот тост за этим же столом,
Надеюсь, что еще не раз я снова повторю:
Мой тост сегодняшний – за вас, за тех, кого люблю!
— У меня никто не спросил, хочу ли я такой жизни.
— Этим ты ничем не отличаешься от всех других – Узловых, рядовых сновидцев, просто людей, животных, птиц, рыб, растений… Мы не выбираем, кем родиться. Мы приходим в этот мир и живем в соответствии со своим призванием.
— Иван, а ты, оказывается, можешь быть бесчеловечным чудовищем. Ты вообще не беспокоишься?
— Я уверен в том, что Гор справится. Это не бесчеловечность. Это доверие к его пути. Он пройдет его сам, без чужих костылей. Нужно быть рядом, но не нужно лезть к нему в сны.
— И всё-таки… Я работаю в санатории с названием «Надежда». И никогда с надеждой не расстаюсь. Это ведь хорошо?
— Я так не сказал бы, мой друг. Надежда – это то, что оставалось на дне ящика Пандоры. Это самое мучительное, что может переживать человек. Надеяться на чудо очень грустно, если чуда точно не будет. Не обманывай себя.
— Если точно знать, что чуда не будет, то оно и не произойдет. А если надеяться…
Я вспомнила, как Маша, когда была маленькая, если очень долго играла, перевозбуждалась и начинала истерически хихикать. Потом это хихиканье превращалось в уставший плач. Маша называла это так: «Мамочка, успокой меня, я смехоплачу!»
— Это сеть?
— Это узлы сети. А между узлами – множество других сновидцев и простых людей. Все, кому не безразлично будущее следующих поколений детей.
— Красиво… А почему именно такой цветок?
— Это же алатырь, Лада. Неужели ты не знаешь? Один из самых известных славянских солнечных символов. Оберег, известный со времен Древней Руси.
— Вот как… И вы здесь все, его лучи…
— А между нами – еще миллионы лучей. И все судьбы связаны, стянуты узлами, понимаешь? Если хочешь изменить судьбу всего мира – начинай меняться сам. Стань узлом, на котором всё держится.
Мне послышалось: «Создавай же Рай
Прямо здесь, на грешной земле.
Люби, развивайся и созидай,
Помогай – и другим, и себе!
Проживи эту жизнь, чтоб гордился дед,
Чтобы прадед доволен был,
Тем, что ты в суматохе безумных лет
Не сжигаешь, а строишь мосты!
Говори с Людьми от лица Людей,
Обходи других стороной.
Напиши что-то полное светлых идей,
Не испорченное войной…»
Собака – это равный член семьи,
Такой же нужный, как и голос предков.
А иногда бывает (и не редко!),
Она становится родней родни.
Мы живем в такое время, когда практически все мужчины агрессивны и помешаны на контроле. С детства вам, женщинам, внушают мысль о том, что самое главное – это семья и дети. Что вы сами по себе – большая ценность, ведь вас из-за вируса становится всё меньше и меньше. Вам внушают, что нужно выбрать себе самого лучшего мужа, чтобы родить как можно больше детей, ведь человеческую популяцию после войны нужно восстановить. Нам же с детских лет внушают, что мужчин на Земле слишком много, поэтому конкуренция очень и очень высока. Мы должны достигать, мы должны эффективно работать, мы должны стремиться к тому, чтобы быть лучше всех. Мы должны понимать, что хороших жен на всех не хватит, поэтому, возможно, всю свою жизнь мы будем только работать, работать и еще раз работать. Мы должны стать так хороши, чтобы нас все-таки выбрали вы, женщины, и тогда у нас будет возможность создать семью, увидеть своих детей и внуков. И мы понимаем, что если уж потеряем любовь и доверие своей жены, то второго шанса у нас уже может и не быть. Мы живем в напряжении. Нам не сильно нравится зависеть от женщин, поэтому многие мужчины сознательно отказываются от семьи и выбирают одиночество и карьерный рост. Ну а те, что выбрали семью, по-настоящему боятся ее потерять. И если уж теряют, то некоторым сносит крышу. Не очень-то приятно признаваться в собственной несостоятельности, это кого хочешь огорчит и заставит злиться. Так ли неправа Вероника в том, что ей будут в будущем попадаться только агрессивные мужчины? При условии, что большинство мужчин агрессивны, — да, Вероника права. Что я могу изменить?