Американская политическая система, возможно, настолько сильно повреждена, что даже самый ошеломительный кризис уже не подтолкнет к попытке починить её.

Похожие цитаты

Раньше в Америке было две партии: у одной была совесть, но не было мозгов, а у другой были мозги, но не было совести. Теперь у нас две совершенно одинаковые партии без совести и мозгов, и я совершенно не понимаю, зачем они нужны.
Долгое время в мире считалось аксиомой, что США — это демократия и сами США усиленно поддерживали и продолжают поддерживать этот образ. Но сколько образ не поддерживай, если он входит в противоречие с фактами, то верх берут в конечном счёте факты, а не образ. Между тем, то, что происходит в последнее время в США, взрывает установившуюся аксиому и раскрывает глаза на суть американской политической системы. А суть состоит в том, что США — это уже демократия только по форме, а по содержанию — это испытанная и изощрённая либеральная диктатура, а точнее диктатура либералов, которые не терпят никакой серьёзной оппозиции своей идеологии и политической доктрине.
Мы уже знаем, что демократия — это когда побеждают истинные демократы. Вряд ли наши американские кураторы серьезно собирались внедрять этот свой передовой метод у себя дома. «Такое впечатление, что они потренировавшись в Киеве, готовы у себя в Вашингтоне Майдан организовать», — сказал Владимир Путин.
Респектабельнейший «Нью-Йоркер» публикует статью, в которой цитирует Кита Майнза, бывшего спецназовца, а ныне госдеповского специалиста по гражданским конфликтам, который приходит к выводу, что риск гражданской войны в США в ближайшие годы составляет 65%. «Мы все говорим: «Здесь это случиться не может!» А потом раз — и оно случается!»

То, что в Америке системный кризис и, в первую очередь, кризис политической системы — это общее место. Уже даже и для американцев. Ну что такое системный кризис? Это когда система реагирует на вызовы, разрушая сама себя. Это то, от чего загнулся СССР. Не настолько страшны вызовы, насколько реакция на них. Чтобы было совсем понятно, переведем на язык медицины: аутоиммунные заболевания — это такие нарушения иммунной системы, когда она начинает воспринимать собственные ткани как чужие и уничтожать их. Кстати, такие заболевания также называют «системными».

Что вы такое тут несете? Америка — могучая страна. Так вот, при аутоиммунных заболеваниях, они же системные кризисы, мощь организма не играет роли. Даже наоборот: могучий организм может так себя замочить, как никакой дистрофик не сумеет. Советский Союз в 85-м, кстати, был второй экономикой мира с 60% ВВП от США. И что? Как точно заметил Кит Майнз в «Нью-Йоркере», «Мы все говорим: «Здесь это случиться не может!» А потом раз — и оно случается!»
«Почему в Соединенных Штатах никогда не было госпереворотов? Потому что в Штатах нет посольства США». Этот старый анекдот — исчерпывающий комментарий к обвинениям во вмешательстве кого бы то ни было в американские выборы. С 46-го по 2000-е годы США по меньшей мере 81 раз пытались влиять на выборы в других странах, пишет «Лос-Анджелес Таймс». «США прибегали к оккупации и военным вмешательствам в целом ряде стран, а также подстрекали к путчам в целях свержения популистов, которые были избраны демократическим путем», — пишет «Вашингтон Пост». В качестве самых печально известных эпизодов газета напоминает о свержении и убийстве Лумумбы в Конго в 61-м, свержении Моссадыка в Иране в 53-м и Альенде в Чили в 73 году. Как заметил тогда нынешний большой друг российского народа Генри Киссинджер, «не вижу, почему это мы должны устраниться и наблюдать, как страна становится коммунистической из-за безответственности собственного народа».
США включились в Первую мировую войну, прежде всего, из-за событий в России. Из-за опасения относительно перспектив возникновения единого гегемона Европы. Мы приняли участие во Второй Мировой войне по тому же вопросу — Германии. Германии и России. Мы сражались в «холодной войне», на самом деле, насчет Германии и того, какова она будет. Для США было всегда исконным, главным страхом, что немецкий капитал и немецкие технологии соединятся с российскими природными ресурсами и рабочей силой в единственную комбинацию, которая пугает США на протяжении столетия. Что из этого выйдет? США уже выложили карты на стол.
Жестоко, но справедливо наводится демократия у дикарей. Про дикарей, это не оговорка. По-другому назвать жрущих потроха исламистов язык мало у кого повернется. Однако, к нашему всеобщему удивлению, амеры здесь так называют вообще всех местных. Так с кем же сражается Кайл в Ираке? Так понятно же — с Аль-Каидой! А больше американскому зрителю ничего знать и не нужно. <...>

Этаким финтом ушами Клинт Иствуд обошел несколько нелицеприятных для США вопросов. Действительно, к чему напоминать миру о клоуне с фабрикованными уликами? К чему напоминать, что США развязали войну, только чтобы убрать неугодный режим? К чему напоминать, что Аль-Каида появилась в Ираке, лишь после того, как США, прикрываясь воплями о демократии, совершили акт агрессии против суверенной страны, оккупировали ее, разрушили государственность и свергли легитимную власть?

Все это не важно — американский обыватель должен не задумываться о первопричинах, а гордиться со своей страной, потому что она сражается с террористами.
Если бы Россия вела себя как США, то... после объявления вердикта МОК господином Бахом, объявила Швейцарию угрозой всему миру, цивилизации и идеалам демократии с общечеловеческими ценностями. После чего, наплевав на ООН с его советом безопасности, двинула бы с четырёх направлений свою армию на Лозанну, оставляя по пути следования «временные гарнизоны» в странах транзита. Разумеется, для защиты братских народов Европы от швейцарской угрозы. Учитывая «воинскую удаль, отвагу и самоотверженность» французов, итальянцев и прочих датчан с прибалтами-скандинавами, через неделю вся Европа была бы полностью защищена от швейцарской МОКовщины. Сам МОК был-бы переименован в РОК, на первом заседании которого его председателем был бы единогласно избран Рамзан Ахмадович Кадыров.
Главная угроза американской стабильности и, вообще, американскому обществу и существованию Америки — представляет собой демократия <...>. И, собственно, Америка идёт по этому пути — надо демократию ликвидировать. Ценность демократии очень относительна. Ты знаешь, я тот ещё демократ... Я тут придумал, кстати, интегральное определение демократии. Демократия — это когда начальство «ссыт» своих подчинённых. Это омерзительное зрелище, ни одна нормально работающая структура в этой обстановке эффективно работать не может.