Цитаты и высказывания из книги Лоренс Даррелл. Бунт Афродиты

Реальность врывается, как напуганная летучая мышь, и кружит, сбивая свечи и натыкаясь на белые ширмы.
Во всех сферах, где действует слово, правда в дефиците.
Люди, лишённые настоящего детства, всегда будут отвечать миру долей неискренности, долей недоверия.
Нельзя утешить человека, если реальность не дает для этого никаких оснований.
Нет никакого различия между истиной и действительностью — спроси любого поэта.
... что скажешь о физиономиях молодых? У них такое выражение, словно они взломали заветную шкатулку с сексом и обнаружили, что её содержимое давно покрылось плесенью. Секс должен быть подобен королевскому столу, а не свинячьему корыту.
Великое произведение — это успешно переданное состояние души, cosa mentale.
Поэт — хозяин талантов, ещё не находящихся в его безусловной собственности, — его дар дан ему в пользование. Он не читает мораль, но несёт наслаждение.
Для каждого поступка есть сотня причин. В конечном счёте невозможно точно сказать, какая из них была решающей. Жизнь становится всё непостижимей, а не ясней.
Что имеет смысл? Когда-нибудь у меня выпадут все зубы, как камни выпадают из горного склона. Только благородные очертания рта, когда-то завораживавшие мужчин, могут сохраниться подольше в некоторых позах. Мускулы сдают позиции, как старое банджо. Потом я умру — придется; но, пока вы читаете это, я есть.
Я бы мог объяснить, что с тобой не так, но с точки зрения психологии объяснение не приносит облегчения.
— Ну, предположим, она проснется и жалобно спросит: «Есть ли у меня надежда на счастье?» — что вы ответите?
— Конечно же, ничего; ведь она сама знает ответ, как любой человек знает ответы на свои вопросы. В каждом вопросе, как в капсуле, уже заключен ответ.
Над стогом не горит звезда...Наука держит в хлороформе
Наш дух, который иногда
Бунтует в стихотворной форме.
Люди, да, люди возникают вновь и вновь, но на короткое время. Вот вещи, те могут жить долго, спокойно меняя своих хозяев, когда устают от них.
Глупость заразительна, и общество всегда стремится к тому, чтобы болезнь имела повальный характер.
Мы все, как муравьи, ползаем по Великому Ложу Всякой Всячины, поглощенные нашими так называемыми проблемами; а нечто немыслимое, неведомое в это время заглядывает нам в лицо.
Поцелуй всегда поцелуй, разве что партнеры могут меняться время от времени; лишь поцелуи остаются юными и свежими, как весенние фиалки.
Сны — всего лишь проза дневной жизни с небольшой добавкой поэзии.