Цитаты и высказывания из книги Джордж Мартин. Буря мечей

Если я порой принимаю пророчество за предостережение, а предостережение за пророчество, вина лежит на чтице, а не на книге.
Отец всегда говорил, что для военачальника лёгкие не менее важны, чем правая рука. «Каким бы храбрым или талантливым ни был полководец, от этого не будет толку, если его команды никто не услышит».
Все воруют. Лучше известный вор, чем неизвестный. Следующий может оказаться еще хуже.
Из тонкой улыбки собеседник может извлечь все, что ему угодно.
— Если человек, имеющий тысячу коров, отдает одну богу, это ничто. Но если человек жертвует свою единственную корову...
— Ты мой, а я твоя. Умирать так умирать, Джон Сноу, — все когда-нибудь умрут. Но сначала мы поживем.
— Признаюсь, я до сих пор не понимаю, что мог найти такой умный человек в этой дурочке.

— Не будь ты евнухом, ты бы понял.

— Вот значит, как? Либо у тебя есть ум, либо кусочек мяса между ног, но не то и другое вместе? Пожалуй, мне следует быть благодарным, что меня сделали евнухом.
В каждом человеке сидит дикий зверь, и когда человеку дают копье или меч и посылают его на войну, зверь просыпается.
— А когда я стану вольным, — спросил ее Джон, — буду я волен уйти?

— Ясное дело. А мы будем вольны тебя убить.
— Если уж Джоффри суждено умереть, то что такое жизнь одного бастарда по сравнению с королевством?

— Жизнь — это все, — тихо ответил Давос.
Можно ли задумываться над тем, что едва помнишь? Когда-то у меня был замок на Марках и женщина, на которой я обещал жениться, но теперь я не сумел бы найти свой замок или сказать, какие у этой женщины волосы. Кто посвятил меня в рыцари, дружище? Каким было мое любимое блюдо? Всё меркнет. Порой мне кажется, что я родился на кровавой траве в той ясеневой роще, со вкусом огня во рту и дырой в груди. И что моя мать — это ты, Торос.
— За Эйегона. Удачливый был малый, нечего сказать. Две сестры, две жены, три больших дракона — чего еще желать человеку?
Одни битвы выигрываются копьями и мечами, другие — перьями и воронами.
— Для начала хватило бы и простой благодарности.

— Обезьяны и скоморохи любят, когда им рукоплещут.
Что бы сказал верховный септон относительно святости клятвы, которую дал пьяный, прикованный к стене и с мечом у груди?