Цитаты про богов

У каждого человека на Земле есть свое предназначение. Если он осуществил его, Бог забирает этого человека к себе на небеса, чтобы воздать должное. Его душа познает рай. Но если путь человека еще не закончен, Бог оградит его от любого зла здесь и укажет тебе на него, чтобы ты спас ему жизнь. Если же нет — ты будешь бессилен что-либо сделать. Он все равно обретет свою погибель.
Когда ты заранее благодаришь Бога за тот опыт, который ты выбрал пережить в своей реальности, ты, по существу, благодаришь за то, что есть... в действительности. Благодарность, таким образом, есть наиболее мощное заявление для Бога: подтверждение того, что еще до того, как ты попросил, — Я уже ответил.
Итак, никогда не проси. Выражай благодарность.
Нужно просто наблюдать за выбором, и затем стараться, насколько это возможно, помочь душе в поиске и совершении более высокого выбора. Так что будь внимателен к тому, какой выбор делают другие, но не суди, Знай, что их выбор совершенен для них в данный момент, — но будь готов помочь им в их поиске нового — более высокого выбора.
Стремись к единению с душами других, и их цели и намерения станут понятны тебе. Это именно то, что делал Иисус с теми, кого Он исцелял, — и со всеми теми, чьи жизни он затронул. Иисус исцелял всех тех, кто приходил к нему, и всех тех, кто посылал к нему молить за них.
Не завидуя сонму чужих забот
и теплу чужого жилья,
между вами такой же один живетчеловек по имени я.
И любой другой, кого ни возьми,
пекарь, лавочник, почтальон,
для него, как водится между людьми,
человек по имени он.
И мелькают бликами тысячи лиц,
и смотрит Бог с высоты,
как он ищет по всем сторонам земли человека по имени ты.
А найдет – сколь чудны дела Твои! –
и свет родится из тьмы,
когда родятся из тех двоихдвое по имени мы.
Дай им Бог, и ангел над ними рей,
и храни их, ангел, от всех скорбей,
да минует их судьба моя,
человека по имени я.
Беспредел начинается, когда бога нет в сердце.
— Отличный бой, ассасин. Сегодня Бог благоволит тебе.
— Бог здесь ни при чём, я просто лучше сражался.
Пока кругом сияет листопад,
колышет ветер золотую реку.
На эти листья страшно наступать,
а больше некуда.
Ещё успеем перезимовать
и в грязь втоптать невинность бела снега.
А страшно как — любимых предавать,
а больше некого.Весна прозрачна. Шёлк — её наряд.
Клянись, что расстаемся не навечно.
Страшнее нет — надежду потерять,
а больше нечего.
Созрело лето, как запретный плод,
и алый свет слепит глаза под веками.
Молиться страшно. Богу — не поймёт.
А больше некому.
Бог и Родина — беспроигрышная парочка, их рекорд в том, что касается угнетения и пролитой крови, не побить никому.
А если бога нет — то можно создать его.
Господь не нуждается в наличных — ему и верьте...
Господь — величина непостоянная, замените его на что угодно — смысл останется прежним. Ни одна клятва не в силах противостоять потребности человека в удовлетворении.
Что он за Бог, если допускает такое?
Бога нельзя отнять у людей, но самозваное существо, которому начинают поклоняться, вполне может стать богом в человеческих сердцах.
Нет Бога, кроме непознаваемого, и Герберт Спенсер пророк его.
Говорят, что дети — посланники, отправленные на землю, дабы показать, что Господь не отказался от человечества.
Знаете, в чем мое главное расхождение с церковью? Я говорю, что это человек Бога придумал, а они — что наоборот.
А до бога высоко,
До царя далеко,
Да мы сами
Ведь с усами,
Так мотай себе на ус.
— Я служу мессу каждый четверг в семь часов.
— Спасибо. Но... нет.
— Вы не верите?
— В религию? Нет. Я верю в Бога, в науку, в ужин в воскресенье вечером... Но я не верю в правила, которые говорят мне, как надо жить.
— Даже если правила эти дарованы Господом?
— Сколько крестовых походов было совершено во имя Господне? Сколько людей погибло из-за чьих-то религий?
— Из-за фанатизма, а не из-за религий.
— Это слова. Главное, что эти люди мертвы.