Цитаты про убийства

Ты обязан понять, что из всего рода человеческого солдаты самые святые люди, — говорил Сайрус, — ибо им ниспосылаются наитягчайшие испытания. Попробую тебе растолковать. Посуди сам: во все времена человека учили, что убивать себе подобных — зло, которому нет оправдания. Любой, кто убьёт человека, должен быть уничтожен, потому что убийство великий грех, может быть, даже величайший. Но вот мы зовём солдата, наделяем его правом убивать и ещё говорим: «Пользуйся этим правом сполна, пользуйся им в своё удовольствие». Мы ни в чём его не сдерживаем. Иди и убивай своих братьев такой-то разновидности, говорим мы, иди и убей их столько, сколько сумеешь. А мы тебя за это вознаградим, потому что своим поступком ты нарушишь заповедь, которую прежде был приучен почитать.
Многие люди живы только потому, что убивать противозаконно.
— Почему просто не убить меня?

— Мы оставляем гостям право выбора, мистер Энслин, вы можете проживать этот час вновь и вновь или воспользоваться нашей экспресс выпиской.
— Может быть я старомоден, но мне кажется, что убийство – это противозаконно.

— Я убеждён, что в каждом из нас спит убийца. Неужели вы никогда не хотели кого-нибудь убить?

— Нельзя убивать людей только потому, что они вам не нравятся!

— Бросьте! Некоторым людям жить противопоказано!
Люди так противоречивы. Они убивают коров и свиней, и не чувствуют угрызений совести или страха. Но когда дело доходит до них самих...
— Вы знаете, вы мне кое-кого напоминаете.

— Кого-то, кого вы любите?

— Ну, так далеко дело не зашло. Кого-то, кого я убила... много раз...
— Я еще жив?

— Я не буду убивать тебя. Тот, кто помогает другому обрести власть, сам приближает час своей гибели.
Бедняки не нужны никому. Забери с собой сирот, и мир поблагодарит тебя. Заставь исчезнуть шлюху, и джентльмен поаплодирует тебе. Убей нищего, и леди сможет гулять по улицам, не боясь.
— А вы сами, — сказал Фариа, — почему вы не убили тюремщика ножкой от стола, не надели его платья и не попытались бежать?

— Потому, что мне это не пришло в голову, — отвечал Дантес.

— Потому что в вас природой заложено отвращение к убийству: такое отвращение, что вы об этом даже не подумали, — продолжал старик, — в делах простых и дозволенных наши естественные побуждения ведут нас по прямому пути. Тигру, который рождён для пролития крови, — это его дело, его назначение, — нужно только одно: чтобы обоняние дало ему знать о близости добычи. Он тотчас же бросается на неё и разрывает на куски. Это его инстинкт, и он ему повинуется. Но человеку, напротив, кровь претит; не законы общества запрещают нам убийство, а законы природы.
Последнее, что можно сказать об убийстве — «мужественный поступок».
Англии жаль! Половина ее населенья

Истреблена в детективах. Приятное чтенье!

Что ни роман, то убийство, одно или два.

В Лондоне страшно. В провинции тоже спасенья

Нет: перепачканы кровью цветы и трава.

Кофе не пейте: в нем ложечкой яд размешали.Чай? Откажитесь от чая или за окно

Выплесните, только так, чтобы не увидали.

И, разумеется, очень опасно вино.

Лучше всего поменять незаметно бокалы,

Пить из чужого, подсунув хозяину свой.

<...>

Может быть, всё это связано как-то с Шекспиром:

В «Гамлете» все перебиты, отравлены все.
— Зара! Я, конечно, понимаю, что ты очень хотела бы срезать с его ступней плоть и отправить его голым в пустыню на смерть. Но ты подумай...

— Ты прав.
Сначала человек убивает что-то в себе, потом он начинает убивать других.
Я не могу убивать на скорую руку. Мне нужно порезвиться, побегать, попугать...
Скажи, Уилл, тебе понравилось... убивать? Почему бы не любить убивать? Сам Бог это делает. На той неделе в Техасе Он обрушил крышу церкви на голову тридцати четырёх своих приверженцев, поющих гимн.
К каждому у меня был персональный подход... Например, в случае с Климовым я выяснил, что его интересует. А он хотел бросить пить. Обещаю, говорю ему, что ты с сегодняшнего дня перестанешь. И он перестал.
They say

That I must learn to kill before I can feel safe.

But I

I rather kill myself than turn into their slave.

Они говорят, что я должен научиться убивать,

Чтобы чувствовать себя в безопасности.

Но я лучше умру сам, чем стану их рабом.