Цитаты про доверие

Смотрите, какое интересное слово доверие. До веры. Вера – это когда безоговорочно, без сомнений. А доверие – это то, что происходит до того, как вера становится безусловной. Вера – это уже не чувство, это состояние, установка. Доверие же – это усилие над собой. Это возможность открыться, быть искренним с кем-то, окунуться во что-то с головой, хотя веры еще нет. Доверие – это очень про мужество быть собой и позволять другому тоже быть собой, полностью осознавая его инаковость. Доверие – это понимать, что вера в этого человека (или в это дело, идею) может и не сложиться, но давать шанс, предоставлять возможность. Доверие – это очень про жизнь, в целом.
Ушло много лет и сознательных усилий <...>, чтобы я научилась сначала общаться, потом дружить, и только после этого пришло умение любить и понимание того, что любовь лежит в основе всего, любой коммуникации – от сотрудничества и дружбы до брака и семьи. А в основе любви всегда лежит доверие.
Ценность бумаге придает доверие. Можно сжечь бумагу, но не доверие.
— Карта поездов в хранилище — какое время там было написано?

— 6:02. А что?

— Дэйв, ты мне веришь?

— Верю...

— Так. Тогда давай за мной.
Мы не умеем отличать хороших людей от плохих, и поэтому доверяемся каждому встречному.
Связи с людьми только создают проблемы. Будешь доверять, и тебя предадут. Зависимости спускают жизнь в унитаз. Поэтому я ни в ком не нуждаюсь. И не верю. Вот такая у меня жизнь.
— Иван, а ты, оказывается, можешь быть бесчеловечным чудовищем. Ты вообще не беспокоишься?

— Я уверен в том, что Гор справится. Это не бесчеловечность. Это доверие к его пути. Он пройдет его сам, без чужих костылей. Нужно быть рядом, но не нужно лезть к нему в сны.
Я не верю тем, кто не ведёт себя странно, потому что это значит — он от тебя что-то скрывает. Если он носит штаны на голове или временами говорит слова навыворот, сразу ясно — он перед тобой, как на ладони. А вот если он приветлив с чужаками, а в доме у него тишь да благодать, наверняка он сделал что-то такое, что родная мама не простит.
Да уж, сказать мне нечего. В конце концов, я — солдат, а не чёртова кинозвезда, чтобы трещать обо всём на свете. Всё, что я могу — это следовать приказам и выполнять свою работу. И сейчас всё, что мне нужно, так это проторчать тут ещё пару недель, и я ухожу. Я уже давно хотел съездить на рыбалку.

Пойми, мужик. Армия — она... Эх! Армия уже не та, что прежде. Я думал, что прослужив в «Плохой Роте», я быстро скоротаю остаток службы. Но после увиденного за свою вахту там, как к нам всем относятся, я понял, что наши жизни для них не стоят ничего: мы для них — всего лишь пушечное мясо, и не более того. Большинство парней не догадываются, почему нас зовут «Плохой Ротой» и почему мы до сих пор оправдываем это имя.

Мужик, когда ты под огнём, единственный, кому ты можешь доверять, это такой же, как ты парень, что рядом с тобой в окопе. Ты понимаешь, что я хочу сказать? Ты должен быть всегда в состоянии доверить свою жизнь товарищам по оружию. Но Хэг, или Свит... Чёрт, да я им даже ключи от моей тачки не доверил бы!

Порой мне кажется, что они скорее перестреляют друг друга, чем врагов. Всё потому что в бою ваш товарищ может измениться в любую сторону. Я хочу сказать, что если и есть возможность выбирать, на чьей стороне сражаться, то я бы подошёл к этому выбору с умом, потому как не доверил бы свою жизнь даже тому новичку, которого к нам недавно перевели.

Кроме этого, мне больше нечего сказать.
Потерявшему доверие человеку не верят, даже если он утверждает, что соевый соус делают из соевых бобов.
— Слушай, Эд, Хани не доверяет тебе. Арабы помогают, только если доверяют. Нам нужно заслужить это доверие, понимаешь?

— Ты что, переехал туда жить? Мне плевать на всякие местные комплексы и на то, доверяет мне Хани или нет, в конце концов он скажет мне «спасибо».
Заглядывать в чужую душу опасно. Это чересчур сближает. Доверие — слишком большая ответственность.
Я чувствую те пальцы, что касались меня,

Когда мы смотрели на весь белый свет.

Я вверяюсь тебе без остатка, твоей доброте.

И ведомо мне: всё и вся не может просто быть вечным.

Слышу я, как зовёшь ты меня в темноте,

И голос твой бьётся внутри моего сердца.

На другой стороне, мимо открытых дверей,

Не замёрзнешь, не исчезнешь, никогда не умрёшь.
Всегда найдутся люди, которые причинят тебе боль. Нужно продолжать верить людям, просто быть чуть осторожнее.
Когда просишь кого-то объясниться, это уже не называется доверием.
Люди должны видеть меня, чтобы верить мне.
Тот, кто скрывает что-то, не должен доверять ничего и никому, если не хочет разочароваться.