Цитаты и высказывания из сериала Сумеречные охотники / Shadowhunters

— Клэри в порядке, правда?

— Да.

— Она сказала, что расстроена из-за мальчика, но инстинкт подсказывает мне другое.

— Ты же знаешь, какие они идиоты в этом возрасте?

— Только в их возрасте?
Твоё сердце бьется быстрее, когда я иду. Кожу покалывает каждый раз, когда я вхожу в комнату. Я знаю, ты чувствуешь то, что чувствую я.
Я знаю, ты мне не поверишь, но когда-нибудь в твоей жизни появится тот, кто сметёт эти стены, которыми ты окружил своё сердце. И когда ты почувствуешь такую любовь, ты должен сделать всё возможное, чтобы бороться за неё.
Любовь делает тебя сильнее и заставляет бороться за то, что дорого.
— Она мертва.

— Ну да, а чего ты ожидала? Она вампир.
Примитивные радуются подъёму по пожарной лестнице. Не понять мне этих людей.
Если Клери в ближайшее время оттуда не выйдет, будешь медитировать в могиле.
Виной всему не Изабэль, а Чаша. Вот Чашу и судите.
— Я не понимаю, к чему это.

— Вы не одна такая. Я не понимаю, к чему вообще весь этот процесс.
— Магнус, я не знала, что ты здесь!

— Так и было задумано...
Если Валентин начнёт создавать охотников или сможет контролировать демонов, эффект будет как от Бейонсе, оседлавшей динозавра на Таймс-сквер, то есть, люди заметят.
— Ты теперь за Алека?

— Мы поклялись друг друга защищать, конечно, он за меня.

— Я не за кого. Джейс Вейланд как Швейцария.
Пусть это и шокирует Алека, но я здесь не только ради него.
— Первое правило сумеречных охотников: когда что-то взрывается, или как в данный момент, — никогда не оглядывайтесь назад.

— А второе правило?

— Нет ничего, что сумеречный охотник не сделал бы на каблуках.
Простите, что спросил. Я пошел с вами, чтобы сбежать от своей драмы, а не сесть в первый ряд на вашу.
Иззи, послушай. Я твой старший брат. Позволь мне помочь хотя бы раз. Пожалуйста.
— Он будет вампиром.

— И не сексуальным романтичным вампиром. А уродливым, сосущем кровь, лежащем в гробу вампиром.

— Сейчас было обидно.

— Да неужели?

— Под гробом понимается деревянный ящик. А у нас они теперь красивые с золотом в 14 каратов.

— Ну извини.