Цитаты и высказывания из фильма Укрощение строптивого / Il Bisbetico domato

— Элиа, поздравляю тебя с днем рождения.

— Спасибо.

— А знаешь, ты подошел к тому возрасту, когда нужно подумать, ну, словом, взглянуть на себя, как на продолжателя рода человеческого...

— Ну да, все ясно. Те же разговоры. Ты же знаешь, что я никогда не женюсь.

— Не женишься?! Элиа, ты же крепкий, полный сил и жизненной энергии мужчина...

— Убери руки!

— Но как это может быть, чтоб ты не подыскал себе женщину?!

— А ты подыскал?

— А причем тут я? Хе-хе... Ну, вот скажи, разве у тебя не бывает таких моментов, когда плоть восстает и требует своего? Эти импульсы трудно подавлять в себе. Бренность своего требует, ей невозможно противиться. Ты вспомни, тебе должны быть знакомы такие...

— Знакомы, конечно.

— Ага, ну и что ты делаешь?

— Я просто в сарае колю дрова. А ты что?

— Звоню в колокола.

— Хм... И часто звонишь?!

— Вот (показывает свои руки).
— С вашего позволения, представлюсь. Меня зовут...

— На этом и закончим. Не хочу перегружать память.
— Я вернулась, чтобы сказать, что ты ненормальный, хам, женоненавистник, грубиян и мужлан!

— А кроме этого?

— Ты еще и хвастун.

— Понял. Ты в меня влюбилась.
— Элия подавал в суд на всех жителей деревни!

— Даже на меня.

— А вы кто?

— Судья.
— Элиа? Так звали одного из пророков, кажется… Может, вы тоже можете предсказывать будущее?

— Суп у вас остынет, если не перестанете болтать.
— К рыбе я бы вам советовал белое вино из Боргонии 74-го года.

— Нет.

— Почему?

— Потому что в Боргонии в 74-ом град уничтожил весь урожай винограда. А какая у вас рыба?

— Карп.

— К карпу подойдет Мозельское белое 76-го года из винограда, выращенного на левом берегу.

— Тогда я бы вам советовал Мозельское белое 76-го года из винограда, выращенного на левом берегу.

— Почему?

— Потому что в Боргонии в 74-ом град уничтожил весь урожай винограда.
— До встречи в Милане.

— А ты скоро туда приедешь?

— Да, скоро — через 3-4 года.
— Элиа, ты пользуешься телефоном?

— Да.

— И даже не спрашиваешь у меня разрешение?

— Нет.

— Ну что ж, звони...
— Ай, а, ай, ай...

— Ты сильно ушиблась?

— Конечно, что за вопрос?

— А-ха-ха-ха-ха!

— Ты смеешься?

— Ха-ха-ха, ох, до меня дошло — человек упал — нужно смеяться. Ах-ха-ха-хах. А ты не обманываешь меня, ты сильно ударилась? Сильно ударилась, ах-ха-ха-х, сильно ударила-аха-ха-сь, ах-ха-ха-х. Ну хорошо, ты меня научила, теперь пойдем, я помогу.
— Итак, покупаем её?

— Нет, мне нужна другая машина.

— Какая же?

— Электронный калькулятор — он будет работать за троих бухгалтеров и в три раза быстрее.
— Если опять для выжимания виноградного сока на вино нам придется нанимать двадцать человек — на их жалование, оплату страховки и всего другого уйдет чертова уйма денег!

— Ваших?

— Нет, ваших.

— Моих?

— Вы же их будете нанимать.

— Не уверен.

— Я пекусь о ваших деньгах, потому что я ваш бухгалтер. Именно поэтому я предлагаю статью экономии. У нас есть филиал фирмы «Дизель». Их соковыжималки работают за троих и причем в три раза быстрее!

— А на что жить тем, которых мы не наймем?

— Ну... прогресс требует жертв.

— Уверяете меня, что эта машина будет работать за троих и причем в трое быстрее, чем рабочие?

— Ставлю сто против одного.

— Так вы печетесь о моих деньгах?

— Нет, о вашей выгоде.

— С чего бы это?

— Не знаю... таков уж я есть.
— А ты, я вижу, не смеешься?

— Нет.

— Да ты посмотри, посмотри на экран! Разве не забавно? Видишь, как он полетел? Смотри, как он плюхнулся! Разве не смешно?

— Нет.

— Над упавшими смеются с тех пор, как стоит свет! А ты что же?

— Да ведь он ударился, ему больно!

— Весь принцип смешного как раз и состоит в падении, а ты от этого плачешь.

— А! О... (ужасается)

— Об этом говорил даже Чаплин. Лежит банановая кожура, подходит человек — и трах, он упал, поскользнувшись на кожуре. В зале смех. Это же как дважды два, а ты не смеешься.

— Нет.

— Ну, я тебе не нравлюсь, тебе не нравятся комические трюки, но ведь что-то тебе должно нравиться?

— (плача) Нееет!

— Спокойной ночи, это ужасно!

— Ужасно! (продолжает плакать)
Знаешь, тут открыли танцзал рядом, в 30 километрах. Может, поедем на велосипеде? Педали будем крутить по очереди, ну, хочешь, крути ты!
— Я не могу спать с женщиной, пока я в неё не влюблен.

— А сколько раз ты влюблялся?

— Никогда.
Мне импонирует твоя романтичность. Я люблю полумрак, нечеткость... тогда облик самого обычного, сидящего напротив мужчины, меняется... он становится... необыкновенным.