В мире, Хрюндель, гигантская куча всего разного! Тем он и хорош!

Похожие цитаты

На дне океана существует другой мир. Где живут говорящие креветки и парни, которые перезванивают. Но я не могу так долго задерживать дыхание.
В наше время всем приходится нелегко. Подростки живут в мире, который терроризируют экстремисты; взрослые живут в мире, который терроризируют подростки.
Еще вчера во времени ушедшем

Я сам себе казался сумасшедшим,

А нынче понимаю я, эхма!

Что это мир вокруг сошел с ума!

Пока я был под властию заклятья,

Все в мире перепутались понятья.

Тот простодушен, – стало быть, кретин,

Тот предприимчив, – значит, сукин сын.

Кто пашет, поливая землю потом,

Теперь у нас зовется идиотом,

А если он еще и патриот,

То он уже ОПАСНЫЙ идиот!
— Слушай, до чего мир-то изменился, а?

— Да нифига он не изменился. Мир все тот же — полон говна и несправедливости. Просто сегодня он принадлежит нам, и мы с ним можем сделать все, что захотим.
Ваймс знал лишь одно: глупо надеяться совершить что-то глобальное, например установить мир во всем мире, устроить счастье для всех, но каждый может сделать какое-нибудь маленькое дело, благодаря которому мир станет хоть чуточку лучше.

К примеру, застрелить кого-нибудь.
Мир несовершенен. Человек – не формула. Власть и деньги не являются обязательными признаками негодяя. Бедность и безвестность не являются обязательными атрибутами святого. Знавала я нищих подонков, знавала и богатых филантропов. Я не могу спасти всех. Я не могу перекроить Вселенную. Я могу лишь хорошо делать свою работу.

Что мешает мне заснуть?

Сотрясатели основ обрушивают дом себе на голову. Борцы с несправедливостью заливают мир кровью. Пророки ведут стадо к обрыву. За одного бульдозериста можно смело дать сотню парламентских демагогов. За одного стоматолога – две сотни чиновников. За музыканта-виртуоза – кабинет министров, и премьера в нагрузку.
Покинутый город и пустые дороги;

Здесь нет ничего, кроме зеркал.Ты придумал богов, но это — дешевые боги.

Это мир для одного, а ты только узнал?
Как кому заняться нечем, так он сразу начинает бороться за мир. Причём, во всём мире. А зачастую и со всем этим миром.