Цитаты и высказывания из телешоу Дурдом / Die Anstalt

— Большие политики всегда готовы признать свои ошибки.

— Это было ошибкой напасть на Ирак в 2003 году...

— И чему вы научились на этих ошибках?

— Это было правильно в 2011 году — напасть на Ливию.
— Господин Зайберт, скажите, 1200 солдат Бундесвера сейчас ведут вооружённую борьбу против ИГИЛ в Сирии, не правда ли?

— Не в Сирии. Самое большое — мы летаем над ней на «Торнадо».

— И вы ничего там не роняете?

— Самое большое — мы говорим другим, где они могли бы это уронить.

— Я правильно понимаю, господин Зайберт, Бундесвер вовсе не участвует активно в нападении?

— Верно. Они заправляют другие самолёты и передают информацию. Это не нападение. Больше похоже на вооружённую стоянку на трассе.

— То есть поддержка не военная, а больше санитарная?

— Именно так!
Глупость тогда становится злонамеренной, когда начинаешь считать, что хоть ты сам глуп, но другие в любом случае глупее.
Настоящая глупость начинается там, где знаешь какие-то вещи, но игнорируешь их.
... Людская глупость так же необозрима велика, как и людской ум. Ведь тот же вид, что создал теорию относительности, выдумал и украшения для мобильных. <...> И я замечаю за собой то же самое. Девяносто процентов времени я делаю глупые вещи. Недавно меня, например, спросил один знакомый: «Скажи, как ты относишься к Достоевскому?» И я ответил: «Да, центральной темой его произведений была человеческая душа, порывы которой он изучал средствами литературы». Это предложение я прочитал в Википедии и выучил наизусть. Я в жизни не прочёл ни одной строчки Достоевского. Зато мы потом оживлёно обсуждали Достоевского ещё час. Пока мой знакомый не сказал, что ему тоже стоит его почитать.
Бороться с саудовцами за демократию — это всё равно что с Гюнтер Эттингером бороться за понимание между народами.
— Тебе знакома история, в которой пацифист попал в правительство?

— Нет!

— И мне тоже!
— Вы признаете, что бомбили больницы «Врачей без границ»?

— Забавно, а я как раз хотел обвинить вашего клиента, который бомбит больницы «Врачей без границ».

— Но мы бомбим их не в таком количестве, как ваш клиент.

— В Йемене вы разбомбили свадьбу. 100 человек были убиты.

— Тогда это произошло по ошибке.

— Похоронная процессия. 140 убитых.

— Это по ошибке сделал наш союзник...

— Глупо, неправда ли? Самые умные бомбы постоянно бьют мимо!
— ЦРУ — это такой ударный аргумент движения за мир. Кто там был виноват на Кубе? ЦРУ! Кто был виноват в Иране? ЦРУ! Кто виноват в Сирии? ЦРУ!

— А что, это неверно?

— Верно-верно, но слишком односторонне!
— Вы обвиняете моего клиента, Россию, в использовании кассетных бомб в Сирии.

— Да, есть Конвенция ООН, которая запрещает использование кассетных бомб, а ваш клиент Россия её опять не подписала...

— Вы говорите о той же самой конвенции, которую не подписал ваш клиент США?

— Зачем нам подписывать эту конвенцию, если мы не используем кассетные бомбы так, как это делает ваш клиент? Возьмите, почитайте отчёт правозащитной организации.

— Вы говорите об организации «Human Rights Watch», которая подтвердила, что в Йемене используются американские кассетные бомбы?

— Это нельзя сравнивать. Дело в том, что вы сбрасываете их лично, а за нас это делают другие.

— Вы думаете, что пострадавший замечает какую-то разницу?
— Все наши спецслужбы согласны с тем, что Путин манипулировал выборами, чтобы Трамп стал президентом.

— И как же он это сделал?

— Да откуда мне знать? Вы должны это лучше знать, чем я! Какие-то русские хакеры взломали сервер демократической партии, опубликовали электронные письма в тот момент, который был неподходящим для Хиллари Клинтон. Всё очень просто!

<...>

— Русский виноват! Но этому же нет никаких доказательств.

— Конечно же, они есть, у наших спецслужб.

— Вот как, а вы их видели?

— Нет, нам сказали, что нам нельзя их видеть, потому что тогда бы мы узнали, откуда их получили.

— А вы знаете, как это называется? Когда веришь в то, что не видишь? Даю подсказку: это не журналистика.
— Послушайте, господин посол, ваша страна пыталась с помощью лжи навредить кандидату в президенты США, распространяя утверждение, что Берни Сандерса сместила его собственная партия.

— То есть это не правда?

— Нет-нет, это так, но это пропаганда!

— Так тогда письма были фальшивыми?

— Да нет, письма тоже были настоящими.

— Так тогда в письмах была ложь.

— Нет-нет, там не было лжи!

— То есть мы имеем настоящие письма с правдивым содержанием. Так где же тут пропаганда?

— Послушайте, это совершенно безразлично, была ли эта информация правдой или нет. Главное, что мы знаем, чего вы хотели добиться с помощью этой информации и именно вы хотели, чтобы люди потеряли доверие к политической системе.

— Так вот оно как! То есть доверие в политическую систему укрепляется, когда не раскрывается информация о том, что политическими системами манипулируют?
— Шовинистское мышление, как у «АдГ», это же не ново. Например, немецкий закон о гражданстве. Он в принципе шовинистский.

— Смелое утверждение.

— Тогда небольшая викторина. Если вы как турецкий рабочий приехали к нам сорок лет назад, с тех здесь живёте, работаете, платите налоги — тогда вы немец?

— Конечно! Нет... Или?

— А если вы переселенец, сорок лет прожили в России, там работали и платили налоги, вы тогда немец?

— Конечно же, нет. Или? Тогда раскройте мне тайну! Кто является немцем?

— Русский — это немец.

— Русский? Так он же и его предки долгое время жили в России?

— Да, но его предки когда-то давно переехали в Россию из Германии, и поэтому в его жилах течёт немецкая кровь.

— Может быть, позвать доктора?

— Немцем является тот, кто заявил о своей принадлежности немецкой национальности и подтвердил это своим происхождением. Культурным воспитанием и языком.

— Да у вас Гауланд!