Цитаты про злость

Собака бывает кусачей

Только от жизни собачей

Только от жизни, от жизни собачей

Собака бывает кусачей.
Я не верю, что люди могут измениться, тем более в лучшую сторону. Злые люди со временем становятся еще более злыми.
Давайте рассмотрим такой вопрос. Я о манере злиться, точнее, о привычке — злиться, которая есть у всех. Привычка злиться, в основном, связана с тем, что в какой-то момент, ваше отношение к чему-то было субъективным. А любовь, как я уже говорил: «Очень субъективная штука», — именно поэтому она часто побуждает к субъективности в поведении.
Если бы люди не хотели продаваться, они бы не продавались. Правильно? Знаешь, на что они злятся?… На то, что я всё делаю открыто. А раз злятся, значит согласны. Иначе развернулись бы и ушли.
— Злость сжимает душу, и человек слепнет. Скажи, разве можно понять небо злому человеку?

— Ну, уж видит его всякий, и добрый, и злой.

— Он видит глазами, но не сердцем. Увидит и пройдёт мимо. И умрёт, не поняв ничего.
— Погоди. Не злись, Танешима. Когда злишься, твои нервные клетки умирают. И ты не растешь.

— Это правда?

— Высокие люди всегда спокойны. Потому что они не гробят свои клетки.

— Ох. Вот оно как.

— Так что, не злись по пустякам.
— Чем я тебя разозлил?

— Не знаю, ты просто придурок!
Озлобленный атеист не столько не верит в Бога, сколько испытывает к нему неприязнь.
... он злится, вероятно, за то зло, что мне причинил, а я не ответил тем же.
Но знайте, что и самого кроткого человека можно довести до бешенства. Не все преступники — злодеи, и смирный человек решится на преступление, когда ему другого выхода нет.
— Я зол.

— Все в порядке, Джон. В этом нет ничего необычного. Он заставляет всех нас это чувствовать. Все отметки на моем столе и этот шум, выстрелы в половину второго утра...

— Да.

— ... проклятые образцы в холодильнике. Представь, хранить тела рядом с едой.

— Да.

— И ссоры! До ручки меня доводил своим легкомысленным поведением!

— Послушайте, вообще-то я не настолько зол, ладно?
Виноватые без вины

виноваты за это особо,

потому что они должны

виноватыми быть до гроба.

Ну субъект, ну персона, особа!

Виноват ведь! А без вины!

Вот за кем приглядывать в оба,

глаз с кого спускать не должны!

Потому что бушует злоба

в виноватом без вины.
Безусловно, Джери Эспенсон тихо застрелится себе ночью, как поступают все смиренные люди. Но хоть кто-нибудь здесь просто обязан из-за этого разозлиться!
— Что ты делаешь?

— Ухожу!

— Но это же твоя квартира...

— Теперь ты понимаешь, насколько я зла!?
Если сердиться на молодых и старых за то, что они грешат, придется сердиться и на новорожденных – за то, что они непременно будут грешить.
Если Один Самый Свирепый Зверь лишится своего детеныша, он становится таким свирепым, как Два Самых Свирепых Зверя.
Проявить великодушие? Простить им по-королевски? Я ему по-королевски башку оторву, а может, сначала вырву обе ноги, там видно будет.
— Но в грязи-то меня вываляли. И я думала... Боялась, если заговорю об этом, злость покинет меня. Злость помогала мне выжить, тётя Джен. Лишившись злости, с чем бы я осталась?

— С душевным покоем...
Ненависть со временем утихает, обида проходит, злость угасает, а разочарование навсегда отдаляет людей друг от друга.
Каждый может разозлиться — это легко; но разозлиться на того, на кого нужно, и настолько, насколько нужно, и тогда, когда нужно, и по той причине, по которой нужно, и так, как нужно, — это дано не каждому.
— А сколько живут самки ленивца?

— И не мечтай. Она нас всех переживет. Самые злобные — самые живучие.
Ни о чём я не думаю, мама... Потому что меня совершенно не интересует население Китая и деление клеток. Единственное, что меня волнует и от чего мне больно — это Кайл с Липучкой. Хочу чтобы им было так же больно, как и мне.
Я не понимаю, как можно быть злым, если он играет со щенками, целует детей и любит жену.
Я люблю тебя даже, когда ты хочешь

Разорвать меня на клочья...
…не сердитесь на дураков, они будут жить еще долго, к ним следует относиться, как к дурной погоде.
Я не злая... Мне тысяча лет, я потеряла свой моральный код...
— Слушай, только не злись на меня, хорошо?

— Ладно, только не давай мне повода.
Я тихо взял с пола собачью миску и мощным броском запустил её в голову Розали — с такой силой, что она оглушительно расплющилась, прежде чем рикошетом отлететь в круглую опору колонны, поддерживающей винтовую лестницу.

— Тупая блондинка, — пробормотал я.

Розали медленно обернулась. Её глаза горели огнём.

— Ты. Испачкал. Мне. Волосы.
— Я выверну тебя наизнанку. Понял меня?

— Столько гнева... юный Скайуокер. На кого ты злишься? На меня? Или на отражение в зеркале?
Злой человек не может быть счастливым, ибо оставаясь наедине с собой, он остается наедине со злодеем.