Цитаты про желания

Вы, люди, много рассуждаете о том, как полететь к звёздам, но всё время разбрасываетесь: вкладываете деньги в войну, популярную музыку, международные спортивные соревнования и воскрешение моды прошлых десятилетий. Если бы вы действительно хотели полететь в космос, вы бы это давно уже сделали.
Добро и зло заключено

в привычках и желаньях,

вражда и дружба сотни раз

меняются местами,

и это ведает любой,

вкусивший горечь знанья,

проникший в истинную суть

того, что будет с нами.

Благоразумье нас зовет

уйти с путей позора,

но каждого сжигает жар

желанья и надежды.

Кто этой болью поражен,

да исцелится скоро,

но нет лекарства для глупца,

упрямого невежды.

Хвала Аллаху — он царит,

своей согласно воле.

А люди слабые бредут,

куда — не знают сами.

Все сотворенное умрет,

крича от смертной боли.

Все гибнет, остаются сны,

таблички с именами.

Умершие отделены

от нас, живых, стеною.

Мы их не можем осязать,

не видим и не слышим.

Они ушли в небытие,

отринули земное,

они спешат на Страшный суд,

назначенный всевышним.

Над жизнью собственной своей

рыдай, дрожа от страха

К чужим гробам не припадай

в рыданьях безутешных.

Молю простить мои грехи

всесильного Аллаха.

Он милосердием велик,

а я — презренный грешник.

О, сколько раз ты уходил

с путей добра и света,

о, сколько раз ты восставал

душою непокорной!

Ты жил блаженствуя. Теперь

не жалуйся, не сетуй,

плати за все. Таков удел,

безвыходный и скорбный.

Не слушает бесстрастный рок

твоей мольбы и плача.

Он сам решает — жить тебе

иль умереть до срока.

Твое страданью и восторг,

утрата и удача -

забавы жалкие в руках

безжалостного рока.
Желание [быть хорошим] и страх [быть не идеальным] могут порождать тревогу... Но в действительности — никто не идеален. Многие психологические расстройства исчезают, когда пациент принимает свои слабые стороны.
Мы все одинаковы и мы все хотим одного и того же: права быть счастливыми, быть тем, кем мы хотим, любить того, кого мы хотим.
Тот, кто ничего не хочет, всегда сильней того, кто хочет всего, да побольше.
— Я знаю, вы не настоящий Санта-Клаус.

— [поправляя бороду] Интересно, почему ты так думаешь?

— Я уже большой, но я знаю, вы работаете на него. Нужно, чтобы вы ему кое-что от меня передали.

— Я слушаю.

— Я Кевин Маккалистер, Линкольн-Бульвар 671. Номер телефона нужен?

— Нет.

— Это очень важно, пожалуйста, скажите ему, что в этом году вместо всех подарков, я хочу, чтобы вернулась моя семья. Мне не надо подарков, ничего, кроме Питера, Кейт, База, Меган, Линни и Джефа, а также моей тети, кузин и кузенов. Ну, а если у него еще останется время, то можно и дядю Фрэнка, хорошо?
Похоть. Жадность. Лень. Обжорство. Зависть. Гнев. Гордыня. Люди зовут их семью смертными грехами. Разумеется, непомерные желания погубят любого. Но именно эти чувства необходимы, чтобы понять, что значит — быть человеком.
Быть жутко несерьёзными, счастливыми и глупыми вполне,

Видеть всё намного ярче, ощущать всё в сотни раз сильней...

Манящему ветру, солёным брызгам подставлять лицо,

Смеяться, кружиться, раскинуть руки и упасть в песок.
Сердце и душа тесно связаны. Важно, чтобы в вашем сердце было желание двигаться вперед.
Я всегда понимала, почему женщины хотят Уилла. Он был необузданным и несовершенным, темным и многоопытным. Создавалось впечатление, что, глядя на женщину, он способен мгновенно прочесть все ее сокровенные желания.

Но теперь я точно знала, почему женщины теряют от него голову. Потому что он действительно чувствовал, что нужно каждой женщине – и что нужно мне. Даже до нашего первого прикосновения я была потеряна для всех остальных мужчин.
Первый признак начала познанияжелание умереть. Эта жизнь кажется невыносимой, другая — недостижимой. Уже не стыдишься, что хочешь умереть; просишь, чтобы тебя перевели из старой камеры, которую ты ненавидишь, в новую, которую ты только еще начнешь ненавидеть. Сказывается тут и остаток веры, что во время пути случайно пройдет по коридору главный, посмотрит на узника и скажет: «Этого не запирайте больше. Я беру его к себе».
Желанья!.. Что пользы напрасно и вечно желать?..

А годы проходят — все лучшие годы!
Когда придут забирать на небо

Или отправить в ад,

Я остался ещё на земле бы

Показать всему миру фак.
Когда делаешь то, чего от тебя не ждут, обычно всегда добиваешься желаемого — это я знал по опыту.
Под этим небом рождается слишком мало существ, чьи желания имеют какое-то значение.
Теперь нам придётся научиться самому невероятному чуду: сделать морду тяпкой, нагло посмотреть в глаза судьбе и с максимальной убедительностью повторить эту универсальную фразу: «Всё будет, как я пожелаю!»
Время идёт, и оно не остановится только потому, что ты этого пожелал.
Я понял, что желания не исполняются. Я всю жизнь хотел быть красивым, богатым, удачливым, талантливым и так далее. И всегда думал: вот бы кто-нибудь взмахнул волшебной палочкой — и все мои желания исполнятся. А сейчас я понял — волшебство не поможет. И я осознал, что не так важно, как высоко мы поднялись в жизни, а важно то, как мы этого достигли.
Я хочу оставить в память о себе нечто большее, чем впечатляющие оценки. В мире так много красоты. Лишь это имеет значениевдохновение, любовь. Сердце желает того, чего желает. Кто мы, чтобы это отрицать?
Что такое? Они сдались? Так все заканчивается, когда я полностью серьезен? Если противник теряет желание играть, в чем тогда радость от игры?
Желание надо говорить вслух — это вроде кармы, вырази его, и оно может сбыться.
В нашей природе заложено тяготение к заведомо пустым желаниям.
Если что у человека и получается хорошо, так это желать…
Желание — мера ценности. Хороший вкус советует даже телесную жажду разжигать, но не утолять; хорошо, да мало — вдвойне хорошо. Во второй раз всё кажется куда хуже. Пресыщение вредит удовольствию, вселяет отвращение даже к веками признанному величию. Верный способ быть приятным: захватить аппетит в тот миг, когда голод его разжёг, и — оставить под голодком. Уж ежели ему раздражаться, то лучше от нетерпеливого желания, нежели от досадной сытости: наслажденье выстраданное вдвойне сладостно.
Все хотят, чтобы что-нибудь произошло, и все хотят как бы чего-нибудь не случилось.
Не старайся избегать искушений: со временем они сами начнут избегать тебя.
Ливень усиливался.

Открыв рот, я глотал капли, пытаясь подавить это желание и страх. Страх перед своим внутренним «Я». Иногда замечаю, что возбуждение, дикие животные инстинкты берут надо мной верх.

Сломай.

Разрушь.

«Что разрушить?»

Все.
Знаешь, я начала думать, что желания загадывают только дети и сумасшедшие.
Не могу сказать. Если рассказать желание, оно не сбудется.
— Я хочу ещё приключений.

— Хотеть не вредно.

— Признайся, ты тоже. Прямо неймётся спасти какую-нибудь планету!
— Я... дам тебе что-нибудь взамен «боли». Счастье.. Радость... То, что тебе понравится... Да всё, что пожелаешь..

— Всё.. Всё, что пожелаю?..

— Всё, что пожелаешь.

— И.. и даже.. любовь?

— Ну, конечно... Ведь я люблю тебя...

— Ты правда... любишь меня?

— Правда! Я же сказал...

— Тогда.. можно и мне любить тебя?..

— Конечно... люби меня... так сильно... как сможешь. Говори мне... слова любви как можно чаще... Я тоже буду говорить.. Говорить, как сильно я люблю тебя.

— Я тоже..
Есть только три истинные причины смерти, Уилл Генри. Первая — несчастные случаи: недуги, голод, войны. Вторая — старость. А третья — мы сами: медленные самоубийства. Покажи мне того, кто не в силах управлять своими желаниями, и я покажу тебе живущего под смертным приговором.
Единственное, чего желает моё сердце... Воспринимать находящегося рядом со мной человека как совершенное существо, и безумно любить его.
Если мне придётся выбирать между работой и моими желаниями... Я без колебаний выберу второе!!!