Цитаты про жажду

— Я сам тебя прикончу.

— Какая прелесть! Учитывая, что ты — весь в меня.

— Это ещё как понимать?

— Ты не переставая думаешь о ней с тех пор, как увидел, как она капает с лезвия ножа.

— Ты ошибаешься.

— Сказки будешь рассказывать брату. Я могу заглянуть в твою голову. Твои мысли бегут лишь по одной извилине — кровь. Кровь. Кровь. Жажда власти. Такая же, как всегда. Ты снова хочешь стать сильным. Но не просто сильным, а сильнее всех. Добрые намерения — самый быстрый путь в пекло, приятель.
Люди жаждут сражений. И пока эта жажда не иссякнет, войны не прекратятся. Но значит ли это, что войны будут всегда? Видимо, так.
— Тихо, киска, это вода. Тебе нужно.

— От тебя мне ничего не нужно.

— Ладно, умри от жажды — проучи меня.
В жизни каждого бывает момент, когда нужно спросить себя: «На что я готов, чтобы получить желаемое?» Чем мы готовы рискнуть, пожертвовать, что вынести? Ведь одно дело жаждать чего-то, но совсем другое найти в себе силы этого добиться.
– Луна вызывает в тебе физические изменения, ты будешь жаждать крови всё сильнее и сильнее.

– Жажда крови?

– Я про жажду убивать.

– Я уже начинаю чувствовать эту жажду, Стайлз.
— Простите, мисс! Это лимонное желе?

— Это анализы мочи.

— О! В таком случае, нет, спасибо. Меня не настолько мучает жажда...
Смерть в каждом обороте стрелки, жизнь в случайно услышанной фразе.

Видишь, небо прощупывают тарелки — это наша врождённая жажда связи.
— Он жаждет. Жаждет, кстати, быть тем самым, что и вы. Это его сущность — жаждать. Клэрис, как мы начинаем желать что-либо? Мы что, ищем чего бы возжелать?

— Нет. Мы просто...

— Вот именно! Именно! Мы жаждем того, что видим повседневно. Разве вы не ощущали на себе глаза всех встречных? Случайных встречных, Клэрис? Разве ваши глаза не скользят по предметам, которые вам попадаются?
... была жажда жизни, а ему казалось, что это хочется выпить — и он выпил вина.
Огромны залы Хелы в Хельхейме; высоки её стены, высоки её ворота. Её пища — Голод, её нож — Жажда; на её пороге падает каждый; её кровать — Одр болезни; а полог её кровати — Пламя погребального костра. Говорят, что узнать её легко — половина тела черна, половина тела цвета гниющей плоти, а лицо её... угрожающе и угрюмо.
Если киммериец чувствует жажду, то это жажда крови. Если чувствует холод, то это холод стали клинка.
Вы когда-нибудь испытывали настоящую жажду? Вы открываете пакет молока, и льёте его себе в рот. А оно оказывается прокисшим. Вот это случилось у меня внутри. Навсегда.
В каждом из нас живет Робинзон, жаждущий открыть новый мир и встретить своего Пятницу.
С этим каждый столкнется однажды.Ты хочешь любви, а получаешь взамен только жажду.
Меня бросали. Я бросал. Жизнь слишком затянулась. Или, как писал Берриман, «О брат, меня томила жажда».
Те дни кровавые меня сломили

И страсть мою, и юность погубили.

Тогда вы многих увели с собой в могилу

И плачу я теперь о всех о вас,

Что вы мертвы и нет пути назад.

Себе вы взяли то, что не по силам

И оттого теперь стенаем мы.

Гнилые ветви на верхушке были,

С высокой кроны вниз

Упали вы.

Те дни кровавые меня сломили

И страстью мою, и юность погубили.

Слепая жажда мелочной души,

Спешившей вверх -

Себя на смерть расшибла.

И гром гремит над троном...
В этом еще молодом мужчине с невыразительным лицом и небольшой бородкой была бездна — черная, пустая и оттого вечно голодная. Она жадно тянет чужие силы, стараясь заполнить свою пустоту, но это невозможно, и жажда ее никогда не будет утолена.
Любовь моя, люби! — да не развяжешь

вовек ты жгучий узел этой жажды

под ветхим солнцем в небе опустелом!

А всё, в чём ты любви моей откажешь,

присвоит смерть, которая однажды

сочтётся с содрогающимся телом.
Он говорил, что самая ужасная вещь в мире — это жажда, и людям знакомы все виды жажды и все виды пустынь. Все люди страдают от жажды.
Глубины сердца ведомы мне, и знаю: избавив вора от нищеты, я не избавлю его от желания воровать, и осуждаю беспокойство, толкающее вора на преступление. Он заблуждается, думая, что зарится на чужое золото. Золото светится, как звезда. Любовь, пусть даже не ведающая, что она — любовь, нуждается только в свете, но не в силах человеческих присвоить себе свет. Мерцание завораживает вора, и он совершает кражу за кражей, подобно безумцу, что ведро за ведром вычерпывает черную воду родника, чтобы схватить луну. Вор крадет и в мимолетное пламя оргий швыряет прах уворованного. И снова стоит в темноте за углом, бледный, словно перед свиданием, неподвижный из страха спугнуть, надеясь, что именно здесь он отыщет однажды то, что утолит его жажду.
Жажда беспредельнейшего одиночества. Быть с глазу на глаз с самим собой.
Человек не ведает жажды, пока не сделает первый глоток прохладной воды.
Бесчувственный ко всему, жаждущий лишь утешений порока, Дориан Грей, человек с оскверненным воображением и бунтующей душой, спешил вперед...